Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Большой Камень с души упал

Почему Игорь Сечин отказался подписывать контракт на танкеры за полчаса до прилета Владимира Путина

8 сентября президент России Владимир Путин в четверти часа лета от Владивостока приземлился на территории судостроительного завода «Звезда» и освятил своим присутствием церемонию закладки четырех судов снабжения для компании «Роснефть». О том, почему при этом оказался сорванным контракт на строительство пяти танкеров типа Aframax дедвейтом 114 тыс. тонн каждый,— специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников из города Большой Камень Приморского края.


Утром 8 сентября на судостроительной верфи «Звезда» должны были развернуться величественные события. Здесь намерены были заложить четыре судна-снабженца для компании «Роснефть», а также подписать соглашение между компанией «Совкомфлот» и заводом «Звезда» на строительство пяти крупнотоннажных танкеров типа Aframax для фрахтователя — НК «Роснефть».

Замминистра транспорта России Виктор Олерский рассказал мне в белоснежном шатре, оборудованном «Роснефтью» по последнему слову техники (это касается и туалетов), что это будет «серия один плюс четыре в опционе» и что для работы привлечена голландская фирма Damen.

— Damen поможет сбить «Звезде» команду… Damen — большие такие ребята…— рассказывал Виктор Олерский.— Контракт с Damen уже, собственно говоря, подписан.

Виктор Олерский добавил, что «Звезда» технически готова к этим заказам:

— Такого завода у нас в России больше нет. И продолжают его строить… И уже 750 человек работают — не на строительстве, а на заводе… А главное тут — краны, которые дают возможность поднимать блоки судов до 1,2 тыс. тонн! И стыковать их, это корейский метод… Корейцы вообще мгновенно стыкуют, у них после стыковки на судах только мебели нет! А так даже трубопроводы выведены… От момента начала стыковки до сдачи — 20 дней… И технически «Звезда» тоже готова к такому.

Тут к нам подошел Юрий Фильченок, директор Дальневосточного центра судостроения, и кивнул за окно:

— Вот эти блоки изготовили за три месяца, работают в три смены…

— С Damen как? — поинтересовался господин Олерский.

— Не очень просто…— признался Юрий Фильченок.— Такие они… Как все голландцы…

— Но дело-то свое знают,— поглядев на меня, поправил его замминистра.

— Конечно! — сразу согласился Юрий Фильченок.

Президент России должен был вот-вот прилететь на вертолете из Владивостока, это минут 15 над морем (мы огибали бухту, которую он должен был пересечь, два с половиной часа). Соглашения должны были подписывать в его присутствии. Для этого в зал вынесли длинный стол и несколько кресел. Мероприятие было, безусловно, обречено на успех.

Тут я увидел, что Виктора Олерского вдруг позвали и увели за дверь, где президента дожидался глава «Роснефти» Игорь Сечин. Господина Олерского не было в зале несколько минут. После того как он вернулся, вдруг собрали стулья из-за стола и вместе с этим столом вынесли из зала, который сразу, мне показалось, как-то осиротел. Что-то произошло.

Потом один из организаторов мероприятия шепотом сообщил мне, что ему сию секунду сказали: Путин не прилетит, а соглашение о строительстве пяти танкеров подписано не будет. Вот это была новость. С точки зрения журналистики все обстояло очень неплохо, а вот за страну я опечалился. Пять танкеров типа Aframax дедвейтом 114 тыс. тонн каждый на дороге не валяются. И вообще нигде не валяются. И главное, как это Владимир Путин не приедет?

Очень быстро я убедился: насчет того, что он не приедет — это паника. Владимир Путин просто задерживался.

А вот история про соглашения оказалась чистой правдой. Об этом мне рассказал через несколько минут один из топ-менеджеров «Роснефти». Выяснилось, что перед подписанием Игорь Сечин вдруг обратил внимание на то, что «Роснефть» в этом проекте — всего-навсего фрахтовщик, а собственник — «Совкомфлот»…

Конечно, подумал я, это ведь даже на тех красивеньких макетах танкеров написано, они в двух метрах от нас стояли. Соглашение это — итог же многомесячной работы, многочисленных дополнительных контрактов, да и макеты с табличками «фрахтовщик — НК “Роснефть”, судовладелец — ГТЛК “Совкомфлот”, завод — “Звезда”»…— не выглядели новыми, эти макеты, видимо, давно по разным местам и даже в разные страны возили.

Так вот, Игорь Сечин и заинтересовался: разве не «Роснефть», которая платит за строительство, должна быть собственником танкеров? Почему «Совкомфлот»? Не стоит ли ему остаться только заказчиком для «Звезды»? И господин Сечин попросил позвать Виктора Олерского, чтобы обсудить с ним возникший вопрос.

— Он просто сказал Олерскому, что хочет посоветоваться… Да, недолго разговаривали, а что, тут ведь все ясно… – говорил мой собеседник.— Хорошо, что у Игоря Ивановича (Сечина.— А. К.) руки наконец дошли…

Вот поэтому стол и убрали, а соглашение о строительстве пяти танкеров так и не подписали… И это была на самом деле грандиозная история, развернувшаяся перед моими глазами в режиме реального времени.

И только немного жаль было сотрудников, например, протокола «Совкомфлота», лихорадочно отзывавших со всех имеющихся теле- и радиоканалов пресс-релиз о том, что контракт в присутствии президента России благополучно подписан… Кажется, отозвали, слава богу.

А переговоры продолжатся, теперь с участием господина Сечина, и кто-то сомневается в их исходе?

Когда Владимир Путин приземлился на территории завода на вертолете, он, конечно, знал о случившемся и поэтому поздравил руководство и рабочих «Звезды» только с контрактом на строительство четырех снабженцев для «Роснефти» (хорошо, что хотя бы по этому делу у Игоря Сечина вопросов не возникло). И само соглашение подписали пять минут назад, в той же комнате, где господин Сечин ждал прилета президента: «А зачем президента как посаженого отца использовать?!»

И пятеро батюшек, которых привезли из Владивостока, по одному, видимо, на каждый танкер, остались не у дел и теперь крепко и с каким-то даже облегчением спали на стульях: ну просто как по команде (а может, и правда она прошла откуда-то сверху…).

Как только стал садиться третий вертолет, непосредственно с Владимиром Путиным, из тени под козырьком заводского цеха вышел большой отряд рабочих и выстроился шеренгой перед микрофоном: руководство «Звезды» гуманно не хотело палить рабочих раньше — под этим только на первый взгляд неярким, словно перед ним тюль задернули, приморским солнцем.

Президент поздравил всех с закладкой четырех судов снабжения, напомнил, что если «вы, может, следили за Восточным экономическим форумом, то там мы много говорили, что в прокладке Севморпути, для которого эти суда предназначены, заинтересована не только Россия, а вообще все страны региона…».

И Владимир Путин даже закрутил шуруп в матово-тусклую табличку с надписью «Многофункциональное судно снабжения усиленного ледового класса “Владимир Мономах”. 8 сентября 2017 года. Заводской № 562004»…

Владимир Путин пообещал, что завод обязательно войдет в число ведущих судостроительных верфей мира, и улетел в Пермь, на совещание, посвященное инновациям в культуре (так и хочется написать: «имени режиссера Кирилла Серебренникова»), а прежде всего — поддержать еще одного своего выдвиженца на пост губернатора…

И теперь только некстати, кажется, проснувшиеся батюшки в некоторой растерянности бродили по площадке, с которой пять минут назад взлетел вертолет Владимира Путина,— и наконец решили освятить какую-то, по-моему, балку на стройплощадке. Достали все, что везли с собой почти три часа, оделись по чину…

Приступили.

Андрей Колесников, Большой Камень


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение