Коротко


Подробно

Фото: Maurizio Gambarini/dpa/ТАСС

Рискованная сделка

Конфликт

Случившееся с турбинами концерна Siemens наводит на мысль: немецкие компании, торгующие с Россией, должны быть осмотрительны. Почему — в материале Карла-Хайнца Бюшеманна.


Если бы той роковой встречи не было: если бы в марте 2014 года председатель правления концерна Siemens Джо Кезер не допустил той ошибки и не поспешил на встречу в Кремль сразу после крымского кризиса, чтобы перед включенными телекамерами продемонстрировать дружеское взаимопонимание. Не будь этого, сегодня Кезеру было бы куда проще объяснять происшедшее недавно с мюнхенским концерном в России. Тогда Кезер заявил, что в отношениях между Siemens и Россией нет никаких проблем, хотя призывы к санкциям уже звучали. Кезер говорил о "временной турбулентности", которая не должна была негативно сказаться на будущих сделках. На Западе такие слова были восприняты с непониманием.

Три с половиной года спустя Кезер вновь столкнулся с обвинениями либо в наивности в своих отношениях с Россией, либо в осознанном нарушении положений о санкциях против Москвы. Для главы одного из крупнейших промышленных предприятий Германии с 350 тыс. занятых любое из этих подозрений звучит плохо.

Siemens поставил в Россию четыре турбины для электростанций. В принципе это не воспрещается и после введения антироссийских санкций. Торговые ограничения распространяются только на сделки в нефтегазовой и оборонной отраслях, а также в финансовом секторе. Однако позднее, как известно, эти турбины при загадочных обстоятельствах всплыли в Крыму, куда такие поставки запрещены. Siemens производил впечатление концерна, хитро обошедшего санкции. Компания продала газовые турбины для ТЭС на Таманском полуострове. Последняя так и не была построена, и весной 2017 года оборудование очутилось в Крыму.

Siemens сразу столкнулся с давлением. Официальные лица в Мюнхене, испуганные перспективой восстановить против себя общественность, заявили, что проверят правильность всей своей стратегии в отношении России. Одновременно в московский арбитражный суд был подан иск к партнерам по контракту. Российская сторона заявляет, что "Технопромэкспорт" приобрел турбины на вторичном рынке, заплатив за них около €150 млн, и, следовательно, санкции здесь ни при чем. Дмитрий Песков, пресс-секретарь российского президента, утверждал даже, будто на самом деле это турбины российского производства.

Германо-российские споры показывают, насколько трудно в данном случае отличить правомерные действия от неправомерных. Однако случившееся не останется без последствий, ведь под ударом оказался не только Siemens. "Нас ввели в заблуждение",— говорит представитель концерна. Правительство в Берлине тоже чувствует себя пострадавшим. Споры вокруг турбин уже имеют последствия для всей экономики. Вскоре после скандальной истории ЕС и США ужесточили антироссийские санкции.

Еще ограничения торговли с Россией, введенные в июле 2014 года, ударили по обеим сторонам, и немецкие бизнес-круги были бы рады их поэтапной отмене. "Нагрузка на экономику в масштабах Европы, включая Россию, обусловленная санкциями, по прошествии трех лет выражается по меньшей мере очень большой двузначной суммой в миллиардах",— заявлял председатель Восточного комитета немецкой экономики Вольфганг Бюхеле. Кроме того, санкции имеют существенный и трудно поддающийся оценке психологический эффект: "Неуверенность компаний и потребителей относительно дальнейшего развития ситуации привела к инвестиционной и покупательской пассивности".

Торговля с Россией издавна имеет большое значение для немецкой экономики. Германия еще с советских времен закупает российские нефть и газ. В свою очередь, немецкие фирмы экспортируют свою продукцию и инвестируют в Россию. Только в обороте Siemens до санкций на долю России приходилось €2 млрд. Впрочем, санкции привели к резкому снижению этой цифры, и только в последние шесть месяцев торговля между Германией и Россией вновь стала набирать обороты. В первом полугодии 2017 года объем германского экспорта в Россию увеличился на 26,3% и составил €12,7 млрд. "Оживление российской экономики и та слава, которой пользуются в стране немецкие товары, способствуют росту нашего экспорта в Россию",— говорил Бюхеле. За весь 2017 год объем импорта из Германии может увеличиться примерно на 20%. Однако нельзя утверждать, что столь впечатляющему подъему ничто не грозит. Новые санкции США против России привели "к серьезному росту обеспокоенности среди немецких компаний",— предупреждает Бюхеле.

Бизнес с Россией, как показывает случившееся с Siemens, для иностранных компаний сопряжен с рисками. Существует опасность, что, казалось бы, корректные сделки окажутся чем-то предосудительным. Поэтому фиаско с турбинами Siemens наносит урон не только мюнхенскому технологическому концерну и его репутации в мире, но и всем, кто имеет дело с Россией.

"Ни одна немецкая компания не может допустить, чтобы ее заподозрили в обходе санкций,— убежден Бюхеле.— От российского правительства мы ожидаем незамедлительного предоставления стопроцентных гарантий соблюдения зафиксированных в договорах условий".

Неуверенность немецких компаний — существенное отличие от прежних времен, когда в самом начале 1970-х годов западногерманские компании перешли к осторожной торговле с Советским Союзом. Тогда была заключена сделка о трубах в обмен на газ, и такой бизнес в разгар холодной войны воспринимался крайне неоднозначно. Торговля с Россией считалась аморальным сотрудничеством с потенциальным врагом. Однако все эти деловые отношения характеризовало одно: Советский Союз всегда соблюдал договоры и придерживался всех договоренностей. Судя по всему, сегодня это правило под вопросом.

Контекст

В начале сентября Арбитражный суд города Москвы повторно отказался удовлетворить иск компании Siemens AG к "Технопромэкспорту". В определении суда, как следует из картотеки дел, указано, что "заявленные обеспечительные меры несоразмерны возможным последствиям нарушения прав истца". Кроме того, судья посчитал, что доказательств, подтверждающих возможность причинения Siemens значительного ущерба, не представлено. В том числе в иске отсутствуют и доказательства, которые бы подтверждали размер этого ущерба. На основании этого суд отказался запрещать монтаж турбин и арестовывать их.

"Петербургский диалог". Приложение от 14.09.2017, стр. 7
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение