Коротко


Подробно

3

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Через кухню в звезды

Наталья Радулова узнала, как умение готовить и вера в себя могут стать социальным лифтом

Девушка из небольшого дагестанского села пережила 22 пластические операции, получила образование физика и программиста, сменила имя, переехала в Москву и на спор стала суперзвездой Instagram, самым популярным фуд-блогером России


Наталья Радулова


"Я очень долго не хотела показывать в интернете свое лицо,— говорит 27-летняя Раиса Алибекова.— Публиковала на своей страничке кулинарные рецепты и считала, что этого достаточно. Только когда число подписчиков приблизилось к 700 тысячам и интерес к моей персоне вырос, я решилась выложить свою тщательно отфотошопленную фотографию. Все-таки я назвала блог "Жизнь и еда". Еда есть, а где жизнь?"

Ее жизнь достойна сценария к голливудскому фильму — есть в ней и трагедия, и разочарования, и победы, и большая любовь с хеппи-эндом. Но все же Раиса очень долго не решалась рассказать о себе. Да и муж Абдула просил этого не делать: "Ты же знаешь, какими люди могут быть бестактными и жестокими, потом тебе будет больно". Но все же она рискнула. И ей действительно было больно. Каждое новое фото вызывало шквал комментариев: "Что с лицом?", "С ботоксом, видать, переборщила", "У Раи явно неудачная пластика, теперь понятно, почему она так долго пряталась".

Потерявшая лицо


Пластика у Раисы действительно была. И не одна. Три пересадки кожи и множество операций по удалению рубцовой ткани, каждая — под общим наркозом. "Я помню тот день,— рассказывает она.— Мне было шесть лет, у соседей гуляли свадьбу. Мама к этому празднику купила мне платье с розовой лентой, и я в нем была, как принцесса. Гости гладили меня по длинным волосам, умилялись: "Чья это такая красивая девочка?" А я светленькая такая, белокожая — у нас это редкость". Вечером в селе выключили свет — обычное дело для Дагестана в 90-е. Девятилетний брат попросил Раю выйти на улицу, помочь зажечь керосиновую лампу. "Я так и не поняла, что произошло. Помню, как зажигаю спичку на уровне лица, чтобы брат видел, куда лить керосин из канистры. А дальше — ад! Я вспыхнула, как сухая трава: лицо, волосы, руки. Начала метаться по двору, не понимая, что делать, как сбить пламя. Из дома выбежали старшие братья и мама — они накинули на меня какой-то ковер... А потом мы долго-долго в чьих-то "жигулях" ехали в Махачкалу, в больницу.

Только в машине я начала чувствовать боль. Мама кричала вместе со мной. Папа держался, но, когда в больнице с меня стали срезать обгорелую, свисающую кожу и я, увидев бледного отца за дверью, завопила: "Папа, помоги мне!", он начал рыдать в голос".

Именно из-за хобби семья Раисы переехала в Москву — здесь для топ-блогера больше возможностей для развития, здесь ее приглашают на кулинарные телешоу, здесь живут 40 процентов ее подписчиков и билеты на ее мастер-классы разлетаются за час

Маленькая Рая провела в реанимации полгода — ее вводили в искусственную кому, пересаживали кожу, срезая лоскуты с ног. Она не разговаривала, не могла закрыть глаза — лицо было полностью деформировано, кормили ее через трубку. "Повезло, что выжила",— подвели итог врачи, а она, начав говорить, первым делом попросила зеркало. Мама отвела глаза: "Вот выпишемся и дам", но и из дома все зеркала убрали.

Рая все же уговорила двоюродную сестру тайком принести ей маленькое зеркальце. "Когда я увидела свое отражение, долго не могла прийти в себя. Где мое лицо?" Потом девочка еще долго мучилась вопросом: "Почему это случилось именно со мной?" И только когда в 15 лет родители, не желая лечить дочку по квоте в Махачкале, накопили денег и отвезли ее в Москву, в ожоговый центр Детской клинической больницы имени Сперанского, она перестала терзаться. "В Махачкале я одна такая была, поэтому и думала, что мне хуже всех на свете. А в ожоговом центре я увидела детей со всей России: кого-то еще младенцем пьяный отец в печку засунул, кого-то одноклассники за жвачку облили бензином и подожгли. Очень много было детей, которые перевернули на себя кастрюли с кипятком. И не ко всем даже родители приходили — из разных семей там были ребятишки. Тогда пришло осознание: а ведь я очень счастливая. Мне повезло, что не все тело у меня пострадало, а только лицо и руки. Да, у меня почти все пальцы на руках после огня были "склеены", но я могла ходить, разговаривать, меня поддерживали родные, односельчане. Даже мои одноклассники никогда не смеялись надо мной, дружили, лишь одна девочка как-то во время ссоры в сердцах крикнула: "Тебе не стыдно с таким лицом ходить?", а потом пришла ко мне в слезах и искренне просила прощения. Так чего мне убиваться? В общем, я после Сперанского — оптимист. У меня стакан всегда наполовину полон".

"Воздержаться от жалости"


Рая готовит с первого класса: "Кулинария — моя главная страсть"

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

После первой же пластической операции Рая мечтала проснуться красавицей — московские врачи выбили ей квоту на лечение,— но никаких особых изменений она не заметила. За восемь часов кропотливой работы хирурги смогли убрать лишь сантиметр рубцов. Так и продвигались — по 2-3 сантиметра в год. И единственное, что оставалось,— принять это. Сейчас шрамов на ее лице почти нет, хотя кожа в пострадавших местах все равно заметно отличается. Но девушка не комплексует: "В конце концов, какие-то недостатки можно и косметикой подправить".

А вот перестать пользоваться фотошопом в Instagram было труднее. Ведь одно дело — родные и знакомые, а совсем другое — открыть лицо чуть ли не перед всей Россией. И все же Раиса Алибекова не побоялась честно рассказать свою историю, начав пост словами: "Я прошу вас воздержаться от жалости..."

После этого ее завалили личными сообщениями. Люди не только писали слова поддержки — было много признаний от тех, кто стеснялся своей внешности. Одна девушка написала, что жить не могла из-за большого шрама на лбу — носила густую челку, комплексовала, сутулилась, даже на люди старалась лишний раз не выходить, бросила учебу. А после поста Раисы собрала волосы в хвост и пошла на курсы маникюра. Теперь она работает и все у нее хорошо. "Рассказывая о своей судьбе, я теперь всегда думаю о таких девочках,— говорит Алибекова.— Мне хочется сказать: "Детка, посмотри на меня. Я вполне неплохо выгляжу, у меня есть любящий муж и ребенок, работа, хобби, два высших образования, друзья и светлые планы. Детка, твоя жизнь не закончилась, вытри слезы"".

Кстати, неприятности преследовали Раю и во время учебы в университете — она попала в четыре автомобильные аварии, снова несколько раз лежала в больнице. Тогда-то ей и стали говорить: "Может, тебе сменить имя?" В Дагестане есть традиция смены имени, если ребенок сильно болеет или с ним постоянно приключаются несчастья. И девушка решилась. "Свое старое имя я вам не скажу. Но оно похоже по звучанию, поэтому люди и так меня всю жизнь звали Раей. А потом я стала Раисой по документам, вышла замуж и все — у меня началась новая жизнь".

"Снято? Можно есть?"


Абдула ухаживал за Раей почти 8 лет — сначала в университете, где они вместе учились на физическом факультете, потом ждал, когда она получит второе высшее на факультете математики и компьютерных наук в ДГУ, устроится на работу. Девушка сразу предупредила, что хочет прежде всего стать независимой: "А то уйду в декрет и превращусь в вечную домохозяйку, как многие женщины в Дагестане". Раиса признается, что хоть Абдула очень красиво ухаживал, любви у нее не было поначалу: и она сомневалась в нем, и ее родители. "Я даргинка, он аварец, в нашей семье не было принято выходить замуж за человека другой нации. Но этот парень всегда был рядом, бегал в больницы ко мне, дарил цветы, заботился, ждал. И наступил момент, когда отец позвал меня и спросил, хочу ли я замуж за Абдулу, на что я ответила: "Он принимает меня такой, какая я есть, но если вы считаете, что в моей жизни появится кто-то лучше, то я это приму и против вашей воли не пойду". В итоге Раису все же сосватали. А позже пришла и любовь. "Я ни разу не пожалела, что выбрала его. Нам вместе хорошо и интересно, а с рождением сына мы, кажется, еще больше стали любить друг друга. Главное — ставить семью на первое место. Даже одна ниточка может ее сохранить, если перестать тянуть канат в свою сторону".

Но именно спор с мужем и сделал Раю популярным фуд-блогером. Она тогда вышла в декретный отпуск и еще больше стала волноваться, что теперь, кроме кухни, ей ничего не светит. Поэтому бывшая староста курса и председатель профкома придумала себе общественно-полезное занятие: стала фотографировать блюда, которые готовила, писала к ним рецепты и выкладывала в Instagram. "Да кому это нужно?" — смеялся муж, а Рая удивлялась: "Как это — кому? Придет человек с работы, ему и думать не надо, что приготовить — я уже все подсказала. Вот ты сомневаешься, а подожди, через год у меня будет 365 подписчиков". Абдула снова засмеялся: "По одному на день каждого года, 365 человек?", а Рая вспыхнула: "Тысяч!" Через год в ее блоге было 356 тысяч человек. Чуть-чуть не хватило, чтобы победить в споре.

Но муж был рад за нее, и сама Раиса увлеклась не на шутку. Она собирала рецепты у всех родственников, многое придумывала сама, тратила ежедневно по 5-7 часов, чтобы приготовить, снять, смонтировать ролик и написать к нему текст. Чтобы сделать свой блог лучшим, молодая мама окончила курсы фотографии, кулинарии, стала поваром четвертого разряда и даже оплатила индивидуальные занятия на журфаке — чтобы научиться лучше писать. Математический склад ума помогает ей анализировать просмотры, показы и рейтинги. Однажды ее блог взломали, и Раиса сама вернула себе страницу, хотя, когда обратилась к специалистам, те попросили за это 100 тысяч рублей. Сегодня Instagram @raisa_foodblogger насчитывает более одного миллиона подписчиков, а видеорецепты блюд постоянно попадают в топ рекомендаций.

"Раз-два и готово" — так она часто начинает свои посты. Оказывается, людям больше всего нравятся простые рецепты, доступные для занятых людей. "У всех же работа, дети,— улыбается звезда интернета.— Но в то же время я знаю, что моих подписчиков привлекает и национальный колорит, который присутствует на страничке". Может, поэтому Алибекову и признали лучшим фуд-блогером России 2016 года по версии читательниц одного из самых популярных женских сайтов "Леди Mail.ru". А по количеству подписчиков ей в нашей стране сейчас и вовсе нет равных.

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Именно из-за ее хобби, которое фактически превратилось в работу, семья переехала в Москву — здесь для топ-блогера больше возможностей для развития, здесь ее приглашают на популярные кулинарные телешоу, здесь живут 40 процентов ее подписчиков и билеты на ее мастер-классы разлетаются за час. "Мой секрет успеха и оптимизма — всегда ставить перед собой какую-то цель,— объясняет Раиса.— Я понимаю, что Instagram не вечен, и поэтому хочу развиваться дальше, хочу открыть свое дело: может, ресторанчик или кафе, а может, собственную кулинарную школу".

У Адбулы тоже свой маленький бизнес, но он во всем старается помогать жене. Похоже, ее мечта стала и его мечтой. Сейчас он терпеливо ждет, пока ужин снимут на видео: "Все? Снято? Уже можно есть?" и даже согласился на участие в фотосессиях — ведь рубрика "Жизнь" стала очень популярной.

О своей жизни Раиса пишет и в книге, презентация которой скоро пройдет в Москве. "Когда я стала рассказывать на страничке о себе, я почувствовала обратную связь. И это очень круто. Дело ведь не только в заработке, я все это делаю для души, поэтому меня так радуют лайки..." Раиса улыбается и, подумав, добавляет: "Наверное, если моя история хоть кому-то помогла, хоть немного изменила отношение в обществе к людям с такими же проблемами, значит, все, что случилось со мной, было не зря".

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение