Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Власти несколько растеряны»

Эксперт в эфире «Ъ FM» — об акциях протеста мусульман

от

В Грозном прошел многотысячный митинг в поддержку мусульман Мьянмы. Конфликт в Бирме между правительственными силами и народом рохинджа длится не первый год, однако недавно он вошел в острую фазу. За последнюю неделю число жертв столкновений превысило 400 человек. Накануне несанкционированная акция протеста мусульман прошла в Москве у посольства Мьянмы, куда пришли около 1 тыс. человек. Ситуацию в беседе с ведущим «Коммерсантъ FM» Борисом Блохиным прокомментировал эксперт исследовательского института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко.


— Почему, на ваш взгляд, именно сейчас в российском обществе проявилась такая поддержка мусульман Мьянмы?

— У нас мало пишут о том, что там на самом деле происходит. Во-первых, трудно сказать, какое количество вообще мусульман в Бирме — примерно в районе 2-2,5 млн. И, конечно, были проблемы. Последняя ситуация определяется тем, что в Бирме есть такая «Армия освобождения рохинджа» — это самые настоящие боевики, которые за последние две-три недели совершили нападения на 30 полицейских пунктов, начали громить монастыри, начали рубить статуи Будды. Естественно, это вызвало, мягко говоря, некоторое недовольство властей.

— А они как-то могут быть связаны с ИГ [террористическая группировка, запрещена в России]? Или это отдельные какие-то формирования?

— Пока они об этом не заявляли, это абсолютно отдельная контора, которая давным-давно существует, еще до всякого ИГ. Но по методам действий они, конечно, чем-то похожи. «Армия освобождения рохинджа», которая выступает за интересы мусульман от имени мусульман — это боевики, давайте говорить правду. Поскольку всегда была проблема мусульман в Бирме, особенно в западных районах, поводов для этого было предостаточно. Вы упомянули две демонстрации – В Москве в воскресенье и в Грозном в понедельник. Еще была попытка одной демонстрации в Махачкале, но там с этим делом достаточно быстро разобрались, ничего не произошло такого особенного. В той же Махачкале прекрасно понимают, что на митинг будут большей частью выходить те, кого мы называем радикалами, молодежь. Это будет расшатывать ситуацию, поэтому там власть себя повела достаточно решительно. Москва — понятно, но там примерно тысяча человек собралась, все было тихо. И как с ними быть, власти не знали.

Но посмотрите, какая реакция в интернете, какое это вызвало раздражение у москвичей и шире — в российском обществе. Получается довольно занятная ситуация: да, действительно, протест против того, что там происходят какие-то проблемы с мусульманами, но вот этот протест как бы создает дополнительную напряженность и вызывает раздражение уже против российских мусульман. Это приходится, к сожалению, признавать. Что касается Грозного, то это чем-то напоминает демонстрацию, которая была в позапрошлом году в связи с Charlie Hebdo, там, по разным данным, от 700 тыс. до 1 млн человек на нее вышло, причем не только чеченцев, но и со всего Северного Кавказа. И главные лозунги были в защиту ислама и против Запада, против Европы, которая провоцирует мусульман. Ни слова тогда не говорилось о том, что, собственно, произошло, почему были убиты редакторы — это же было преступление. И сейчас примерно то же самое.

— Означает ли это, что ислам в России становится политической силой?

— На демонстрации в Грозном ни слова не было сказано, почему это все произошло, про эту «Армию» вообще никто ничего не сказал, про погромы в монастырях тоже никто ничего не говорит, но был же какой-то повод, так что тут есть определенное жульничество. И такое ощущение, что власти несколько растеряны: одно дело — постоянно долбить, что мы боремся с запрещенным «Исламским государством», а другое дело — происходит преступление в Сургуте, и никаких комментариев. Вот сейчас происходит новая акция. Как к ней подойти так, чтобы и лицо сохранить, и не обидеть мусульман? А проблема-то в том, что это способствует радикализации. Формально все замечательно — будем поддерживать вот тех далеких мусульман. Но как это делается, в какой это форме делается, под какими лозунгами — это большая проблема для российской власти, и, повторяю, как она на это реагирует, пока непонятно. В свое время говорилось о том, что у российского руководства, у российской элиты нет сбалансированной политики в отношении и ислама, и мусульманского сообщества. Вот те события, которые сейчас происходят, по-моему, это лишний раз показывают.

Комментарии
Профиль пользователя