Коротко



 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

К налогам добавили присадки

Дистрибутор тамбовского завода «Пигмент» оспаривает доначисление более 330 млн рублей

Московское ЗАО «НПФ Технохим» — дистрибутор тамбовского производителя лакокрасочных материалов ПАО «Пигмент» (входят в группу «Крата») — подало апелляционную жалобу на решение арбитража Москвы, вставшего на сторону ФНС в споре о доначислении более 330 млн руб. налогов. Эту сумму, по версии фискального органа, «Технохим» недоплатил в 2012-2014 годах за счет вычетов НДС и искусственного занижения налогооблагаемой базы с использованием аффилированных компаний. Выявленные нарушения уже обострили корпоративный конфликт в «Пигменте»: миноритарии направили потребителям, в том числе Минобороны и «Норникелю», обращения с призывом покупать продукцию напрямую. Руководство «Краты» обвиняет акционеров в корпоративном шантаже и снижении показателей предприятия.


Девятый апелляционный арбитраж принял к производству жалобу «Технохима» на решение арбитража Москвы, который в июле отказал в признании недействительным решения ИФНС от 21 октября 2016 года. Этим решением инспекция привлекла компанию к ответственности за неуплату НДС за часть 2013 и 2014 год и налога на прибыль за 2012-2013 годы. Общая сумма доначисленных налогов, пеней и штрафов превысила 331 млн руб. Также компании «предложили» исправить данные в отчетности.

Такое решение налоговики, как поясняется в материалах суда, приняли по итогам выездной проверки «Технохима». В ее рамках были проведены выемки записных книжек и ежедневников гендиректора управляющей компании «Крата» Андрея Утробина и ноутбука исполнительного директора Олега Подобрянского. В ежедневниках были обнаружены записи о создании искусственного, по мнению фискального органа, документооборота между несколькими компаниями. Нашли налоговики и переписку господина Утробина с главным бухгалтером «Технохима» Мариной Кузьмичевой. В ней главбух приводила показатели финансовых операций с аффилированными юрлицами и обещала, что директора проинформируют, «в каком состоянии фирмы» и «что нам может грозить». Речь, как считают в налоговой, шла о фиктивном обороте присадок для бензина с близкими юрлицами — ООО «Химресурс», «Промхимснаб» и «Промсбытсервис». Участвовали в спорных налоговых схемах также импортеры присадок ООО «Техноимпорт», «Прометей», «Фланец», «Проимпекс» и ряд других юрлиц. В штате многих компаний числился лишь руководитель (либо незнакомый с руководством и учредителями компаний, либо имевший давние связи — например, «вместе торговали на рынке в Калуге»). У фирм налоговикам не удалось найти ни складов, ни ряда документов — к примеру, они, по утверждению представителей юрлиц, хранились в гараже, который «затопило». «Фактическое управление» тремя юрлицами, по мнению налоговой, вела гендиректор ООО «ВБ-Аудит» Ольга Плетнева — сотрудник ООО «АудитПрофГарант», которое осуществляло аудиторские проверки «Технохима». С госпожой Плетневой Андрей Утробин также напрямую обсуждал «оптимизацию» налогообложения, следует из его записей.

Представители «Технохима» считают, что налоговики допустили ряд процессуальных нарушений при проведении проверки и принятии решения, а сделки со спорными контрагентами расценивают как реальные и направленные на получение дохода. Компания подала жалобу «в связи с «неполным выяснением и недоказанностью обстоятельств, которые суд посчитал установленными, несоответствием выводов обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права», сказали вчера „Ъ“ в «Крате». «Но, несмотря на то что решение первой инстанции в силу не вступило, “Технохим” уже перечислил в бюджет всю сумму доначисленных налогов, штрафов и пеней», — добавили в компании. Рассмотрение апелляционной жалобы назначено на 21 сентября.

Налоговый спор обострил корпоративный конфликт на заводе «Пигмент». Миноритарий, владеющий более 10% акций — кипрский инвестфонд Adept Opportunity, подозревающий топ-менеджеров в выводе активов, направил обращения (копия есть в распоряжении „Ъ“) потребителям продукции «Пигмента». Адресатами стали Минобороны, «Норильский никель», Тамбовский пороховой завод, Ярославская лакокрасочная компания и несколько других юрлиц. «Считаем своей обязанностью предостеречь вас и всех партнеров ЗАО “НПФ Технохим” от правоотношений с последним», — говорят авторы обращения и призывают покупать продукцию напрямую у завода. «Пигмент» тоже направил в адрес миноритариев обращение. В нем заявляется, что утверждение инвестфонда о выводе активов из ПАО «Пигмент» в «Технохим» — «не более чем необъективное и непрофессиональное суждение враждебно настроенного акционера». Действия Adept Opportunity, по мнению совета директоров «Пигмента», «направлены на причинение вреда» предприятию, и из-за них прибыль и EBITDA «Пигмента» «ухудшились по сравнению с показателями 2016 года».

Эксперты считают незначительными шансы «Технохима» на обжалование решения первой инстанции. «Нарушения чисто процессуального характера при проверках почти никогда не становятся основанием для отмены решений», — отмечает партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров. «Технические ошибки не влияют на существо процедуры, — согласна юрист правового департамента Heads Consulting Анастасия Худякова. — В данном случае важно доказать не только сам факт ошибки, а его значимость для данного процесса. А такие обстоятельства, как отсутствие иных финансовых операций, кроме как с истцом или подконтрольными ему организациями, аффилированность компаний, отсутствие работников и многое другое являются в совокупности доказательствами, что фирма осуществляет операции, не обусловленные экономическим смыслом. Сложно предположить, как заявителю доказать реальность сделок, поскольку она должна доказываться через чистоту и добросовестность компаний, с которыми такие сделки были заключены».

Партнер юридической фирмы Tilling Peters Екатерина Болдинова подчеркивает, что суды «не готовы воспринимать доводы о процессуальных нарушениях, допущенных налоговыми органами при проведении выездных проверок, особенно это касается арбитражных судов Московского округа». «Пока создается ощущение, что налогоплательщик не доказал реальности хозяйственных операций, тогда как фискальный орган привел максимум доказательств недобросовестности», — резюмировала госпожа Болдинова.

Олег Мухин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

Коммерческие проекты

спецпроект

обсуждение