Коротко


Подробно

2

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

"Будущее — это благоустроенное настоящее"

АИЖК и КБ "Стрелка" разработали индекс качества городской среды, который позволит мониторить состояние российских городов. О том, зачем понадобился этот инструмент, рассказывает партнер КБ "Стрелка", профессор Высшей школы урбанистики Григорий Ревзин.


Зачем нужен индекс


Задача индекса среды городов достаточно проста. У нас есть национальный проект "Городская среда", заявленный на самом высоком уровне. В России 1112 городов. Возникает вопрос: где и что улучшать? Индекс позволяет увидеть, где у какого города проблема, в чем город отстает, в чем преуспевает.

Когда пациент проходит осмотр, у него измеряют температуру, пульс, давление. Так и индекс качества городской среды по ряду параметров позволяет определить, чем болен город. Мы искали такие параметры, данные по которым есть по всем 1112 городам России. Это должны быть проверяемые данные, которые получаются одинаковым путем для всех городов и которые ежегодно обновляются. До сих пор никто не проводил такой работы в таком масштабе — по сути, это всероссийская диспансеризация городов.

У российских городов схожие болезни. Больше половины из них основаны после революции, остальные сильно перестроены в советскую эпоху. Это города эпохи индустриализации. Индустриальный город сильно отличается от торгового, религиозного, культурного тем, что сам такой город и дома в нем — в некоторой степени заводское изделие, высокостандартизированное. Там схожее устройство, хотя, конечно, есть множество вариантов и некоторое количество исключений. Но в целом болезни, от которых страдают такие города, тоже более или менее стандартные, и они видны уже на уровне индексирования. Стандартные болезни позволяют более или менее стандартизировать лечение, разумеется, с учетом размеров города, климата, экономики и т. д.

От парков до площадей


В нашем индексе город разделяется на несколько пространственных систем: жилье и дворы, общественно-деловая инфраструктура и прилегающие территории, улицы, озелененные и водные пространства и то, что мы называем социально-досуговыми пространствами, куда входит культурная инфраструктура, учреждения медицины и образования. Каждое из этих пространств оценивается по группам критериев, которые в принципе являются стандартными для урбанистики. Группы критериев таковы: безопасность, комфорт, экологичность, идентичность, разнообразие и степень современности среды. В индексе для каждого города используется в общей сложности 30 индикаторов.

Например, вы хотите оценить в городе озелененные пространства, прежде всего парки. Сегодня мы умеем это делать, в том числе при помощи космических снимков очень высокого качества. Мы оцениваем уровень освещенности парка, развитость пешеходной сети, количество функций, а также уровень востребованности парка горожанами. Надо сказать, результаты по всем этим параметрам не слишком впечатляют.

В индустриальном городе парк — это кусок нетронутой природы, где человек может отдохнуть от работы на заводе. Эта концепция устарела, но в соответствии с ней сделано большинство наших парков. "Нетронутая природа" в городе не выживает, за ней нужен постоянный уход. Нужно освещение, пешеходная сеть дорожек, очистка территории, уход за растениями и животными. Нужна специальная система высадки, система дренажа, полива, ухода. В постиндустриальном городе парк — это многофункциональное общественное пространство. Отдых, общение с природой сочетаются со спортом, торговлей, культурными программами и т. д. Как положительный пример — парк Горького в Москве или Крымская набережная.

Очевидно, что у каждого города своя специфика, но оказывается, что счастливы города по-разному, а вот несчастливы каким-то похожим образом. По результатам получается, что в 80% городов плохая ситуация с парками и набережными. Это именно типовая болезнь.

Вторая массовая болезнь — это общественные пространства, главные площади города. 62% городов отличаются низким качеством общественных пространств. В индустриальном городе эти пространства монофункциональны — есть административные площади, есть транспортные, реже встречаются торговые, очень редко — малые площади для жителей какого-то одного района. А современная площадь многофункциональна. Власть, бизнес, торговля и культура должны здесь встречаться. Это у нас редко получается. Конечно, такая ситуация — результат советского наследия. В советское время репрезентацией власти была пустота площади перед обкомом или райкомом. Большое пустое пространство, в центре Ленин — довольно величественно. Но сегодня это воспринимается скорее как признак запустения, как указание, что в городе ничего нет. А должны быть гостиницы, рестораны, торговля, собор, музей. Подобное есть и в Ярославле, и в Костроме, и Калуге, даже в малых городах типа Кашина, но это дореволюционные города. А в большинстве этого нет вовсе.

Конечно, нам катастрофически не хватает данных. Например, идеальный показатель экологии среды, проверенный в массе городов в мире,— уровень заболеваемости. Данные по онкологии, по сердечно-сосудистым заболеваниям, заболеваниям дыхательных путей. Но их невозможно получить в России применительно к каждому городу, тем более — районам города. Поэтому приходится судить об экологической ситуации по вывозу твердых бытовых отходов. Но это интересный критерий — по нему можно, например, судить об уровне развития стрит-ритейла: чем больше вывозится мусора, тем больше первые этажи домов занимают кафе или магазины. Другой пример — безопасность. Все, естественно, измеряют безопасность по уровню преступности. Мы можем мерить безопасность улиц по уровню ДТП — это открытые данные. А бытовая преступность, которая очень много говорит об уровне безопасности в жилых районах,— закрытые данные. Мы можем косвенно определить безопасность по уровню освещенности дворов и улиц (такие данные предоставляет Росстат).

Но вот что принципиально важно. После того как мы получили результаты рейтинга по первым десяти городам, мы провели контрольные замеры — социологические опросы фонда "Общественное мнение" в пяти городах и оценки специалистов тоже в пяти городах. Оценивались те же пространства по тем же параметрам — безопасность, комфорт. Оказалось, что расхождения в оценках — не более чем в два балла из десяти. Так что хотя у нас много косвенных критериев, в целом мы получаем адекватные результаты.

Наследство Владивостока


Что касается Владивостока, то он попадает в группу крупных городов, хотя до миллионника не дотянул: в нем проживают 600-700 тыс. человек. Но город, как и миллионники, хорошо обеспечен культурно-досуговыми и образовательными центрами. По индексу качества среды Владивосток занимает достаточно высокое место среди других городов — 166 баллов из 300 возможных. Для сравнения: Тамбов, лидер среди крупных городов, набрал 198 баллов. По критериям индекса удовлетворительная оценка ставится, если тот или иной город набрал минимум 150 баллов. Это соответствует оценкам жителей Владивостока — они находят состояние среды удовлетворительным. Примечательно, что лучше всего дела во Владивостоке обстоят с жильем — 36 баллов, что очень неплохо.

Жилье во Владивостоке сравнительно молодое. Основная часть города — это брежневская застройка, а это значит, что коммунальные службы, уровень электрификации и мусороудаление отвечают высокому стандарту советской экономики. С другой стороны, жилье во Владивостоке парадоксальным образом несколько недотягивает до уровня жизни в городе. Тут высокая средняя зарплата по России, высокий уровень автомобилизации, высокие показатели развития частного бизнеса. А жилье достаточно среднее. Основное предложение (60%) — это проекты экономкласса. Такого жилья построено много: тут во Владивостоке перепроизводство, годовое предложение превышает сегодня спрос на 94%, и из этой ситуации локальный рынок будет выходить еще долго. При этом домов по индивидуальным проектам очень мало. Можно сказать, что жилые кварталы достаточно безопасны, сравнительно комфортны, экологичны, но проигрывают по разнообразию, идентичности и современности среды.

Нынешняя социально-досуговая инфраструктура и прилегающие пространства в очень большой степени похожи на то, что культивировалось советской цивилизацией. К сожалению, школы, детские сады, поликлиники сегодня практически исключены из общественного пространства города — они находятся за заборами и доступ в них ограничен. По сравнению с советскими временами эта изолированность даже усилилась по соображениям безопасности. В оценке этого пространства Владивосток набрал 30 баллов (или 60% из возможных 100%). По сравнению со средними цифрами по стране это примерно на 10 баллов больше.

Индекс оценивает качество улиц не только с точки зрения их приспособленности для движения транспорта, но и их функционал в качестве общественных пространств. Учитывается стрит-ритейл, общественное питание, офисные помещения. Анализируется, насколько диверсифицированы потоки, общественный транспорт, частный транспорт, пешеходное движение. Уличная инфраструктура во Владивостоке набрала 26 баллов: можно сказать, что улицы скорее плохие, чем хорошие.

Но тут важно учитывать вот что. В центре Владивостока изумительные дореволюционные улицы, тут можно только позавидовать. Но центр очень маленький — 2% территории города. Основная часть города — это микрорайоны на очень сильном рельефе. Микрорайон вообще достаточно сложно сочетается с улицей, улицы здесь — это скорее дороги, но когда они проходят по сильно пересеченной местности, это создает дополнительные сложности в организации любых уличных функций. Еще одна проблема Владивостока — это водные пространства. Говоря об этом, нельзя забывать, что Владивосток — это оставленная военная база военного флота. В свое время для Владивостока это был колоссальный драйвер развития: на военной базе жили офицеры с определенным уровнем культуры, вызывающим большое уважение. Но это ушло. Что такое военная база? Это, прежде всего, склады и заводы, верфи и склады. То есть 56 км гниющего ржавого металла. Из этих 56 км сейчас горожанам доступно лишь 6 км. Во всех остальных местах люди должны пробираться через промзоны, которые уже не используются для военных целей.

Постоянство жизни


Как я уже упомянул, уровень вовлеченности жителей Владивостока в бизнес достаточно существенный. На чем специализируется локальный малый бизнес? Прежде всего это торговля с Японией и Китаем, но этот фактор пока не сильно влияет на уровень качества среды. Возможно, горожане к своему городу относятся весьма толерантно, они могли бы и побольше требований предъявлять к нему. У меня такое ощущение, что жители Владивостока остаются в парадигме колониального города и военной базы. Многие местные жители не собираются всю жизнь жить во Владивостоке, а собираются при удобном случае перебраться, поэтому пока живем вчетвером в двухкомнатной квартире, потом продадим. Этот момент временного пребывания остается, как у военных: отслужил и уехал.

Если у вас основной продукт на рынке жилья — однокомнатная квартира, а заработок позволяет гораздо больше, значит, вам просто не предложили нормального уровня жизни. Поэтому вы и строите мечты о том, что вы когда-то отсюда уедете. Процесс улучшения городской среды, в принципе, может служить изменению ментальности. Доказано, что это приводит к повышению чувства локального патриотизма. Малый бизнес будет легализоваться, будут появляться новые функции, начнет развиваться туризм. Сейчас во Владивостоке, несмотря на тесные торговые отношения с Японией и Китаем, всего две нормальные гостиницы. Это странно в городе при таком уровне торговли. Если это портовый город, через который идет торговый поток, там должны быть гостиницы. Где во Владивостоке рестораны и развлекательные заведения, способные принимать большое количество гостей?

Визитная карточка любого города - это обустроенная среда


Индекс качества городской среды

Что учитывает индекс


— городское пространство в целом

— жилье и прилегающие пространства

— социально-досуговые пространства

— зеленые территории и набережные

— уличная инфраструктура

Какие критерии применяет индекс


Безопасность

Этот критерий отвечает как за определение существующего уровня опасности конкретных пространств, так и за оценку таких параметров среды, которые потенциально могут способствовать причинению вреда жизни и здоровью человека.

Комфорт

Этот критерий помогает оценить удобство городской среды, а также ее визуальные, акустические и климатические характеристики.

Экологичность

Позволяет определить, в какой мере использование города соответствует принципу сохранения и улучшения окружающей среды, а также оценивает состояние отдельных элементов городской среды.

Идентичность и разнообразие

Этот критерий отвечает за оценку своеобразия и узнаваемости городских территорий, а также определяет вариативность пространственных решений и функциональное разнообразие городской среды.

Современность среды

Этот критерий измеряет параметры, описывающие город с точки зрения возможностей, которые он предоставляет жителям. Показатели помогают определить, использует ли город устаревшую модель производства среды или новую модель, в которой среда — одна из базовых ценностей развития города.

Как разделяются города


По климатическим условиям

Все города разделены на два уровня: дискомфортные и условно-комфортные.

По размеру населения

В первую группу входят города, где проживает более 1 млн человек, во вторую — от 250 тыс. до 1 млн человек, в третью — от 100 тыс. до 260 тыс. человек, в четвертую — менее 100 тыс. горожан.

Полученные значения индикаторов сравниваются только для городов, находящихся в одной группе. В каждой группе появляется свой лидер, показывающий лучшие значения для схожих с ним городов. Этот способ позволяет нивелировать влияние неизменных факторов, которые не зависят от эффективности управления городскими территориями. Так, не сравнивается озеленение в Анадыре с озеленением в Геленджике или Красноярск и Суздаль.

Материалы по теме:

"Business Guide "Города будущего: Владивосток"". Приложение №35 от 07.09.2017, стр. 6
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение