Коротко


Подробно

Свобода как вера

Стажировка

Программу журналистских стажировок уже более 20 лет организует Германо-российский форум. Ее выпускниками стали более 350 человек. Ежегодно прошедшие отбор молодые российские журналисты приезжают в Германию для практики в редакциях. Александр Быковский только-только закончил стажировку 2017 года и поделился своим опытом с "Д".


Рядом со мной на рейсе Москва--Берлин одна из 15 российских стажеров — студентка Новосибирского университета и автор научного еженедельника "Наука в Сибири". Ее мечта — стать научным журналистом, возможно, медицинским, в родном городе. "Меня распределили в небольшой Ольденбург, и я довольна: хочу узнать, как работает здесь местная пресса",— говорит она.

Всех нас по результатам собеседований на шесть недель пригласили в немецкие СМИ в разных частях страны. Так, я попал в редакцию ежемесячного экономического журнала Brand eins в Гамбурге. Отбор включал конкурс портфолио, письменную работу на немецком и очное интервью с жюри, состоящим из известных журналистов. Интервью шло тоже на немецком — непростое испытание. Вообще зачем подвергать ему студентов и отправлять их учиться за границу? "Понимаете, идея таких обменов витала в воздухе с самого начала отношений между Россией и объединенной Германией, а когда мы (Свободный российско-германский институт публицистики при МГУ.— А. Б.) сформулировали ее, это очень заинтересовало немецких политиков,— рассказывает профессор Галина Вороненкова, которая стояла у истоков программы.— Планировалось, что наши студенты должны узнать журналистскую кухню, понять редакционную политику немецких изданий".

Нынешние участники программы — студенты с третьего по пятый курс. Писать на чужом языке, оказывается, очень сложно, но возможно. И поневоле не просто разбираешься в редакционной политике, но и смотришь: а смог бы ты здесь работать?

В Германии за каждым стажером официально закрепляется betreuer — это слово можно перевести и как "научный руководитель", и как "вожатый" или "опекун". За мою практику в редакции ответственен Инго Мальхер — бывший корреспондент нескольких газет в Южной Америке и доктор философии (эквивалент кандидата наук в РФ). В его шкафах стоят книги по экономике, политике, истории, маркетингу, даже написанная им лично книга об Аргентине "Tango Argentino". Собственные книги опубликовали и многие его коллеги: для их трудов в редакционной библиотеке отведены две длинные полки. Кадровый состав редакции звездный: опытные журналисты, отмеченные наградами, во главе с Габриэлой Фишер — известной в Германии экономической журналисткой.

"Расскажите мне о Москве. Я там никогда не был, и здесь мы мало знаем о ней!" — интересуется господин Мальхер. "Я только хорошо знаю про легендарную советскую хоккейную команду и про то, что у вас в центре сносят какие-то здания",--поддерживает его другой коллега, Оливер. Они внимательно слушают про метро Москвы, ее расстояния, немецкие слова в русском языке... А когда я предлагаю необычные темы о жизни и бизнесе в России (то есть не связанные с Путиным, газом, русскими водкой и медведями), коллеги их воспринимают с интересом — своеобразная экзотика.

Работая с немцами, я заметил, как трепетно относятся они к источникам информации и фактам. Небрежное отношение к последним может не только привести в суд по обвинению в клевете, но и сильно навредить работе и репутации. В Германии действует так называемый Пресс-кодекс — этический кодекс из 16 пунктов, составленный союзом журналистов и издательств — Немецким пресс-советом. Нарушение его положений может повлечь "общественное порицание" со стороны организации — серьезный удар по карьере. В России возможным аналогом пресс-совета является независимая комиссия по жалобам на медиа.

Фото: Из личного архива

Свобода журналистики — символ веры в Германии. Ее первостепенное значение связано с болезненными воспоминаниями о пропаганде и цензуре в Третьем рейхе. Например, в университетах страны почти нет магистерских программ по этой специальности. Считается, что если преподаватель может помешать студенту получить диплом, а следовательно, не стать журналистом, то это уже ограничение свободы прессы. Вместо этого развита система журналистских школ и стажировок, где будущие репортеры на практике осваивают ремесло.

По заверению самих немецких журналистов, кто точно не может навредить им — так это политики. "Ты можешь писать что угодно. Это твоя ответственность. Даже у инвесторов изданий нет никаких рычагов воздействия",— рассказывает Инго Мальхер. Хотя он и отмечает свойственную всем человеческую слабость: "Я замечаю, что журналисты, близкие к власти, то есть те, кто часто видит, например, госпожу Меркель, становятся в своих глазах более важными... и менее критичными". А вот о давлении на журналистов и угрозах коллеги говорят однозначно: такого нет. И им веришь. В рейтинге свободы прессы "Репортеров без границ" Германия занимает 16-ю строчку из 180 стран.

Александр Быковский


"Петербургский диалог". Приложение от 14.09.2017, стр. 2
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение