Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Сказать о каком-то давлении я не могу»

Юрий Храпин отрицает прессинг на коллег со стороны правоохранителей

Коммерсантъ (Воронеж) от

Воронежские судьи не ощущают давления силовиков на профессиональное сообщество, заявил вчера председатель регионального совета судей Юрий Храпин. Это первая публичная реакция местных представителей Фемиды на смену руководства облсуда и цепочку уголовных дел в отношении воронежских юристов, начавшихся с мая прошлого года. К недавнему демаршу местных адвокатов, публично обвинивших чекистов в «силовом произволе», господин Храпин отнесся нейтрально, посчитав, что «это их дело».


Юрий Храпин описал взаимоотношения его коллег с силовиками 24 августа на круглом столе, посвященном деятельности судебной системы региона. В ответ на вопрос „Ъ“ о том, ощущает ли он давление правоохранителей, господин Храпин сообщил, что «не понимает, как можно надавить на судью». «Сказать о каком-то давлении я не могу. Правоохранительные органы реагируют на проявления криминала вне зависимости от того, прокурор перед ними, следователь или адвокат. Правильно делают», — заявил он. По словам господина Храпина, «запугать судью нельзя», а его реакция на просьбы «зависит от позиции». «У нас судьи самодостаточны и принципиальны. Какой смысл реагировать на какое-то давление? Потеряешь статус, достойную зарплату. Да и как надавить на судью? Сказать: “Ты сделай вот так?” Да не буду я этого делать!», — добавил Юрий Храпин. Он также сослался на законодательство, по которому российские суды не являются правоохранительным органом. «В советские времена, которые я немного застал, было не так. Но даже тогда не дай бог выяснится, что, например, секретарь райкома к чему-то принуждал судью», — отметил он.

Взаимоотношения облсуда и силовых структур региона резко осложнились в начале прошлого года. Тогда местные чекисты распространили информацию о возможных коррупционных связях главы облсуда Виталия Богомолова и его заместителя Владимира Маслова с воронежскими адвокатами, в частности представителями одной из крупнейших контор города — «Баев и партнеры». Силовики подозревали теперь уже бывших руководителей суда в том, что адвокаты смогли простимулировать судей смягчать меры пресечения для их клиентов. В качестве примера приводили дело адвоката Алексея Климова, обвиняемого в сутенерстве, и предпринимателя Эдуарда Ельшина, сейчас уже осужденного на длительный срок за убийство. В мае прошлого года господа Богомолов и Маслов ушли в отставку, а исполнять обязанности главы облсуда был назначен зампред Владимир Анисимов.

Высшая квалификационная коллегия судей только с третьей попытки уже в нынешнем году подобрала замену Виталию Богомолову — главу Саратовского облсуда Василия Тарасова. Местные судьи ожидают его официального назначения указом президента осенью. Но интерес силовиков к воронежским служителям Фемиды не иссяк после смены руководства суда. Помимо прочего сотрудники ФСБ провели целую серию операций в отношении местных адвокатов, которых правоохранители в том числе считали «решальщиками» во взаимоотношениях с судами. Среди задержанных, к примеру, оказался адвокат Николай Шмаков, сын областного судьи Ивана Шмакова. Ему вменяется мошенничество — силовики настаивают, что он брал деньги с жены находящегося в СИЗО бизнесмена Максима Скоркина за смягчение ему меры пресечения.

Однако уголовное преследование Николая Шмакова получило неожиданный поворот. В середине августа во время рассмотрения в облсуде жалобы на его арест сразу семь адвокатов официально вступили в дело как его защитники и под протокол обвинили оперативников УФСБ в бесконтрольном «силовом произволе». Сам арестованный адвокат настаивал, что находится под стражей «только из-за отказа сотрудничать» с чекистами.

Все эти события Юрий Храпин оценил коротко: «Мы судьи, а значит, работаем с конкретными фактами. Богомолов подал в отставку по собственному желанию и сейчас является судьей в отставке. О мотивах такого решения лучше спросить у него самого. А заявление адвокатов — это их дело».

Адвокат Виктория Жилина из «Баев и партнеры», выступившая в упомянутом разбирательстве с обвинениями против УФСБ, не удивилась позиции судей. «Людей останавливают особенности их характера. Они не способны смело сказать, а мы способны. Мы отстаиваем свою позицию справедливости, а не силовую», — прокомментировала она. На вопрос „Ъ“ о последствиях своего выступления госпожа Жилина сообщила: «Мы два года живем в травле и угрозах, привыкли к этому. Ничего нового силовики не придумают. А пугать адвоката по уголовным делам заключением под стражу — дурной тон». «В чем заключается давление? В том, что ломаются коррупционные схемы, или в том, что судьи теперь боятся “решать вопросы” и вынуждены действовать по закону?» — удивился вчера высокопоставленный собеседник „Ъ“ в правоохранительных органах региона.

Известный воронежский адвокат Николай Алимкин «полностью согласен с Храпиным»: «Никто на судей не давит. Разве у них стала меньше зарплата? Другое дело, что были проведены профилактические мероприятия, чтобы не дать судьям поскользнуться. Ну и не увлечься смешиванием работы с личной жизнью. После этого судьи стали более трепетно прислушиваться к просьбам правоохранителей».

Всеволод Инютин


Материалы по теме:

Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя