Коротко


Подробно

3

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Один в боли не воин

Биньямин Нетаньяху приехал к Владимиру Путину искать защиты от Ирана

23 августа президент России Владимир Путин в Сочи провел сразу три международных встречи. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников отмечает, что с настоящей болью к нему приехал только один человек: премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. И Владимир Путин пытался эту боль унять.


Владимир Путин в Сочи решил за один день рассчитаться сразу со всеми текущими внешними долгами: то есть он встретился с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, госсекретарем Ватикана Пьетро Паролином и президентом Армении Сержем Саргсяном.

Биньямин Нетаньяху не в первый раз в Сочи (и уж не в последний), и относятся к нему с необходимым уважением, иначе наш сам по себе литерный борт из Москвы не кружил бы минут сорок над Черным морем в ожидании, пока приземлится премьер-министр Израиля.

Интересно, что не было случая, чтобы, встретившись, лидеры в Сочинской резиденции не здоровались бы в присутствии камер и на самом деле исключительно для них. Снимок здоровающихся лидеров — неумолимая часть международного протокола.

И вот Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху, встретившись в представительском кабинете, не пожали друг другу руки. Это, надо сказать, произвело впечатление и позволило сразу сделать довольно-таки далекоидущие выводы. Действительно, поводов здороваться сейчас у Владимира Путина и Биньямина Нетаньяху ведь нет. Россия, своими действиями поощряя Башара Асада, в том числе и к более тесному и откровенному сотрудничеству с Ираном, делает все, чтобы Израиль не мог позволить себе считать российского лидера рукопожатным…

На самом деле они хотели, конечно, поздороваться, но в какой-то момент между ними и фотографами с операторами, для которых все это было предназначено, стеной встали замешкавшиеся члены делегаций, которые и сделали это рукопожатие бессмысленным: зафиксировать его было невозможно, а для души Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху здоровались еще на улице, около машины…

Между тем состав израильской делегации был интересным и даже интригующим. Так, в Сочи (из Вашингтона) долетел глава «Моссада» Йоси Коэн, который теперь был, без сомнения, здесь самым интересным собеседником для господина Путина.

Прогнозировали, что в основном разговор пойдет про влияние Ирана на события в Сирии и в целом на Ближнем Востоке. Но не прогнозировали, что разговор будет настолько, исключительно про это. Кажется, израильского премьера сейчас ничто другое не интересует вообще. Действительно, эффективное иранское присутствие в Сирии не может не волновать его воображение: у иранских военных получается буквально все задуманное, и не только в Сирии.

— Это представляет угрозу для Израиля, для Ближнего Востока и, я считаю, для всего мира,— Биньямин Нетаньяху начал говорить об этом откровенно, в протокольной части встречи, словно спеша выговориться именно так, публично.— Иран находится уже на продвинутой стадии контроля и влияния на Ирак, на Йемен! Он во многом на практике контролирует Ливан!

Мог ли в чем-нибудь помочь Биньямину Нетаньяху Владимир Путин? Нет, никак, если бы и хотел. Помощь могла быть только психотерапевтической, то есть он мог лишь внимательно выслушать коллегу (для этого было время: на встречу протоколом было отведено четыре часа: следующие переговоры, с госсекретарем Ватикана, должны были начаться не раньше 16:00 по Москве). Но заставить Иран ограничить свое влияние в регионе?.. Впрочем, Владимиру Путину могло быть по крайней мере лестно, что с ним обсуждают такие веские региональные проблемы. И в этом смысле встреча была, без сомнения, взаимно полезной.

— Господин президент,— продолжил израильский премьер,— мы все совместными усилиями побеждаем ИГИЛ, и это очень важная вещь. Но отрицательная вещь — это то, что там, где мы побеждаем ИГИЛ и он исчезает, туда входит Иран!

Биньямин Нетаньяху впервые, судя по всему, так однозначно заявил о том, что считает Иран по крайней мере не меньшим злом, чем ИГИЛ.

— Мы не можем забыть ни на минуту, что Иран продолжает каждый день грозить уничтожением государству Израиль! — добавил Биньямин Нетаньяху.— Он вооружает террористические организации, поощряет, инициирует террор! Иран развивает ракеты!!

Трудно застать Биньямина Нетаньяху в таких чувствах, можно даже сказать, что я, например, таким его не видел.

Разговоры в этих чувствах заняли почти все четыре часа (включая обед). На этом миссия Биньямина Нетаньяху в Сочи была исчерпана. Выговорившись, Биньямин Нетаньяху улетел домой за новыми впечатлениями, с которыми можно было бы вернуться к Владимиру Путину.

Теперь к президенту России приехал государственный секретарь Ватикана Пьетро Паролин, который в России уже три дня, и встретился со всеми, с кем должен был, и с теми, кто должен был ему. Из пожеланий, которые Святой престол сформулировал перед поездкой господина Паролина в Россию, неудовлетворенным оставалось только одно: свидание с президентом России. Сверхъестественной смысловой нагрузки эта встреча, конечно, не несла. Но, наверное, не могла и не состояться. И это все, что о ней можно сказать.

Последними в этот день для Владимира Путина были переговоры с президентом Армении Сержем Саргсяном. И этого почти что родного человека Владимир Путин оставил себе на ужин.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение