Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Заключение мирного договора — наша общая цель»

Заместитель главы МИД Японии — о хозяйственной деятельности на Курилах и давлении на КНДР

Москву на прошлой неделе посетил заместитель главы МИД Японии Такэо Акиба. Что дипломат обсуждал со своими российскими коллегами, возможно ли эффективное экономическое сотрудничество на Курильских островах без решения политических вопросов и каких шагов Токио ждет от Пхеньяна, господин Акиба рассказал корреспонденту “Ъ” Павлу Тарасенко.


— Ваши переговоры с заместителем главы МИД России Игорем Моргуловым продлились дольше, чем было запланировано изначально. Что вы обсуждали?

— В основном две темы — совместную хозяйственную деятельность на четырех северных (Курильских – “Ъ”) островах и гуманитарные мероприятия для бывших жителей островов (из Японии.— “Ъ”). Консультации были очень плодотворными. О результатах мы доложим лидерам — премьер-министру Синдзо Абэ и президенту Владимиру Путину, чтобы они обсудили эти темы во время сентябрьской встречи во Владивостоке (на Восточном экономическом форуме.— “Ъ”) и приняли соответствующие решения.

— Говоря о гуманитарных мероприятиях, что вы имеете в виду?

— Речь, например, шла о посещении японцами могил предков. В июне мы не смогли провести такой визит, но в результате лидеры наших двух стран пришли к единому мнению о том, что он может состояться в сентябре. На консультациях мы договорились приступить к подготовке этого мероприятия. Мы в Токио считаем, что это будет очень заметный шаг вперед.

— То есть можно считать, что в вопросе доступа японских путешественников на могилы их предков было продвижение?

— Да, можно так сказать.

— А в чем будет выражаться хозяйственная деятельность?

— В декабре прошлого года во время визита президента Путина в Японию было решено начать переговоры по поводу совместной хозяйственной деятельности на островах — в таких сферах, как рыболовство, туризм, медицина, окружающая среда. Мы долго говорили на эти темы (с Игорем Моргуловым.— “Ъ”), обсуждали конкретные проблемы. И просто не заметили, как пролетело время. Ведение такого рода дискуссий — доказательство того, что Япония и Россия продвигаются вперед в деле налаживания двусторонних отношений. На основе такого подхода мы и хотим идти к нашей общей цели — заключению мирного договора.

— В начале лета Курильские острова проинспектировала японская делегация. Как вы оцениваете итоги визита?

— Действительно, в соответствии с договоренностями наших лидеров в конце июня частно-правительственная миссия посетила острова Кунашир, Итуруп и Шикотан. В нее вошли 69 представителей таких сфер деятельности, как рыболовство, туризм, медицина, защита окружающей среды. Подобный визит состоялся впервые в истории. И был очень плодотворным с точки зрения перспектив начала совместной хозяйственной деятельности. По словам участников этого визита, учитывая особенности четырех северных (Курильских – “Ъ”) островов (в частности, богатую природу и географические условия), у нас есть возможности для реализации разнообразных, выгодных для Японии и России проектов. Мы хотели бы приступить к их воплощению в жизнь как можно скорее, но без нанесения ущерба юридическим позициям каждой из сторон.

— Японские СМИ сообщали, что обсуждаются, в частности, перспективы круизного туризма и возможности регулярного сообщения между Северным Хоккайдо и Южными Курилами. Затрагивались ли эти темы в Москве?

— Мы провели конструктивную дискуссию в том числе и по конкретным проектам. Но о содержании этих консультаций мы доложим нашим лидерам — для того чтобы они затем обсудили эти темы. Так что пока я не готов передать конкретное содержание дискуссии (с Игорем Моргуловым.— “Ъ”).

— А в целом, по вашему мнению, возможно ли эффективное экономическое сотрудничество без решения политических вопросов?

— Решение политического вопроса — это заключение мирного договора?

— Да, в частности.

— На этот вопрос я уже ответил. При помощи такого подхода мы продемонстрируем нашим народам, что отношения становятся все более доверительными. И благодаря этому, я уверен, мы сможем дойти до заключения мирного договора. Возможно, на нашем пути будут появляться юридические трудности, но с учетом нынешних положительных японо-российских отношений мы уверены, что преодолеем эти препятствия.

— Недавно в Японии сменился министр иностранных дел. Какое влияние это может оказать на двусторонние отношения?

— 7 августа (на Филиппинах.— “Ъ”) состоялась первая встреча министров иностранных дел Японии и России Таро Коно и Сергея Лаврова. Она прошла в очень хорошей атмосфере и внесла весомый вклад в выстраивание личных доверительных отношений между министрами. Кстати, господин Лавров тогда заявил, что хорошо осведомлен о том, какой весомый вклад дед и отец нового министра внесли в развитие японо-советских и японо-российских отношений (Итиро Коно — министр земледелия и лесоводства, сыгравший ключевую роль в подготовке советско-японской декларации 1956 года о прекращении состояния войны между странами; Ёхэй Коно — глава МИД в 1994–1996 и 1999–2001 годах.— “Ъ”).

Во время встречи 7 августа российский министр пригласил господина Коно посетить вашу страну. Конкретная дата пока не определена — это будет решаться по рабочим каналам. В общем, наш министр — как и его предшественник Фумио Кисида — придает особое значение японо-российским отношениям, он настроен на их развитие по широкому кругу тем. И считает Россию важным партнером в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

— Кстати, о региональных проблемах. Сейчас одна из ключевых внешнеполитических тем — это Северная Корея. Будет ли новое расширение санкций против Пхеньяна и насколько вероятен военный конфликт?

— Мы считаем безусловно важным урегулирование проблемы дипломатическим путем. Но с другой стороны, ведение диалога ради самого диалога — это просто бессмысленно. Таким образом, пока мы должны оказывать давление на Северную Корею, чтобы она все-таки согласилась на начало по-настоящему серьезного диалога.

И в этом вопросе крайне важна роль России в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН и участника шестисторонних переговоров. Напомню, что в этом году 4 и 28 июля Северная Корея запустила баллистические ракеты. В связи с этим Совбез ООН единогласно принял резолюцию (о новых санкциях против Пхеньяна.— “Ъ”). Россия с документом тоже согласилась. Мы высоко оцениваем резолюцию, которая еще больше укрепляет санкционный режим. С господином Моргуловым мы тоже говорили об этом. Речь шла о важности стопроцентного выполнения резолюции, а также о необходимости тесного сотрудничества и взаимодействия (по северокорейской проблеме.— “Ъ”) между Японией и Россией.

— А насколько реально возвращение к шестисторонним переговорам? Есть ли какие-то предварительные условия для этого?

— Может, это и нельзя назвать предварительными условиями, но наша позиция заключается в том, что сначала Северная Корея должна показать серьезность своих намерений и предпринять конкретные шаги по денуклеаризации.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение