Подробно

16

Фото: RM Sotheby's

Великая компрессия

1928 Mercedes-Benz 26/120/180 PS

Чтобы понять суть этого автомобиля, надо вглядеться в его профиль — низкий, стремительный и совершенно нерациональный: лобовое стекло делит его длину надвое так, что капоту отдается ровно половина. В те годы было много моделей с длинными капотами, но не под каждым стоял двигатель с компрессором — главным козырем этого фаэтона Mercedes-Benz.


На торгах Monterey, устраиваемых аукционным домом RM Sotheby's 18 августа, лот №121 обещает стать одни из самых дорогих и сенсационных. Под этим номером выставлен фаэтон Mercedes-Benz 26/120/180 PS, принадлежавший ранее американскому артисту, джазовому и эстрадному певцу Элу Джолсону. Эстимейт лота по оценкам аукционистов составляет $3.500.000 — $4.000.000 и есть шансы, что «Мерседес» установит ценовой рекорд. Причина подобного ценообразования скорее не в личности Джолсона, а в редкости автомобиля — экземпляров этой модели сделали всего 146. На торгах они почти не встречаются.

Он из джаза


Элу Джолсон — воплощение американской мечты: человек, сделавший себя сам и прошедший путь от самых низов к вершинам славы и успеха. Его настоящее имя – Аса Йоэлсон, а родом он из еврейского местечка Средники на берегу Немана. Тогда это местечко входило в состав Ковенской губернии, а сейчас относится к территории Литвы и называется Каунасский район. Эл родился в 1886 году, и вскоре вся семья эмигрировала в Америку, где его отец стал раввином синагоги в Вашингтоне. На сцене Эл оказался еще в детстве, а во время Испано-американской войны в 1898 году, когда США захватили Кубу, Филлипины и Пуэрто-Рико, он вместе с братом выступал в музыкальных номерах для солдат действующей армии.

На автомобиле стоит оригинальная заводская табличка с комиссионным номером или номером заказа 40647

Фото: RM Sotheby's

Дальше все как в голливудском кино. В 1911 году — первая пластинка, потом свое шоу, мюзиклы на Бродвее, театральные постановки, похвалы от самого Чарли Чаплина. У Эла выработался свой собственный стиль — он выходил на сцену, загримированный под негра, экспрессивно жестикулировал, свистел, напевал под оперного певца, непринужденно общался со зрителями. Его фирменной фразой стало «Подождите минутку, вы ещё даже ничего не слышали!», означавшая, что через несколько мгновений он что-нибудь выдаст и будет очень смешно.

Эл Джонсон и Руби Килер рядом с «Мерседесом». Изначально автомобиль был черного цвета.

Фото: RM Sotheby's

В 1927 году к Джолсону пришел настоящий, оглушительный успех — он сыграл главную роль в первом в истории кинематографа полнометражном звуковом фильме «Певец джаза». Надо ли говорить, что кассовым сборам фильм обошел все ленты немого кино. Наверняка, и гонорар Эла был внушительным: выставленный на торги Mercedes-Benz Джолсон приобрел в 1928 году сразу после съемок. И еще в том же году он женился на актрисе, певице и танцовщице Руби Килер.

Фильм «Певец джаза» оказался пиком его карьеры: звуковые фильмы начали выходить на экраны один за другим, а выступления «под негра» изрядно всем поднадоели и стали попахивать расизмом. Джолсон продержался на Бродвее до 1940 года, а потом ушел на радио. В том же году он расстался с Руби, но Mercedes-Benz при разводе оставил себе — Эл любил необычные машины, а компрессорных «Мерседесов» у него было как минимум три.

Трубы горят


Пока в Америке шутили про негров, в Германии люди как негры работали — послевоенная разруха, инфляция и безработица оказались отличным катализатором конструкторской мысли. Немцы с их огромным техническим потенциалом стремились вновь стать лидерами, но были скованы многими ограничениями и выплатами репараций. Это отражалось и на повседневной жизни, где тоже пришлось «затянуть пояса». На частные автомобили в 20-е годы установили высокий налог, высчитывавшийся исходя из рабочего объема.

В тяжелом 1921 году технический директор Daimler-Motoren-Gesellschaft Пауль Даймлер, сын одного из основателей фирмы Готлиба Даймлера, создал небольшую модель с двигателем рабочим объемом 1,5 литра. Его увлечением были компрессорные моторы – при включенном компрессоре мощность резко возрастала с 25 до 40 л.с. А налоговая составляла всего 6 сил, что пришлось по душе рачительным немцам, считавшим каждый пфенниг. И самое главное — компрессор открывал большие перспективы в спорте.

Схематическое изображение компрессора Roots: два ротора, приводимых от редуктора с механизмом включения-выключения.

Схематическое изображение компрессора Roots: два ротора, приводимых от редуктора с механизмом включения-выключения.

Фото: RM Sotheby's

Компрессор — это два приводимых от коленвала ротора, вращающихся в отдельной камере со скоростью в несколько раз превышающей обороты мотора. Создаваемое комрессором давление значительно повышает интенсивность наполнения цилиндров горючей смесью — это и дает увеличение мощности. У моделей с компрессором было и свое стилистическое отличие — выведенные наружу с правой стороны капота выхлопные трубы в гофрированной оболочке.

Компрессор под капотом модели 26/120/180 PS давал прирост мощности со 120 до 180 л.с.

Фото: RM Sotheby's

Но в 1923 году Пауль Даймлер вынужден был покинуть фирму, оставив своему преемнику хорошее наследство по компрессорным моторам. Этим преемником был Фердинанд Порше и он сумел хорошо распорядиться наработками, продолжив работы в этом направлении. Еще Порше упорядочил модельный ряд, сделав ставку на автомобили высшего класса: даже в нерадужные времена на них находились покупатели в лице уцелевшей аристократии, богатеев-биржевиков и вечной категории людей со стабильным доходом вроде врачей или адвокатов. Однако, «орднунг» сыграл с немцами злую шутку. Модели с компрессорами получили индексы с тремя числами через дробь. Самая первая, созданная еще Паулем Даймлером, обозначалась как 6/25/40 PS. Затем пошли 10/40/65 PS, потом 15/70/100 PS и 24/100/140 PS. Первое число означало налоговую мощность, второе — «атмосферную», а третье — с компрессором. И таких моделей одновременно было с десяток. Но очень быстро всем надоело это нагромождение цифр, и появились более простые обозначения Typ K и Typ S.

Фаэтон Эл Джолсона — как раз Typ S, то есть спортивный. У этой модели было несколько производных, одна из которых обозначалась как Typ SS, хотя в 1928 году эти две буквы еще не обрели тех знакомых нам рунических очертаний, а расшифровывались вполне безобидно как Super Sport.

Победоносный навозный жук


Компрессор увековечил в своем романе «Три товарища» Эрих Мария Ремарк: именно такой мотор Отто поместил под капот своего «Карла» — автомобиля-призрака, обладавшего «великолепными скрытыми свойствами». Ремарк знал, что такое компрессорный Mercedes-Benz — в 20-е годы писатель сотрудничал с шинным журналом Echo Сontinental, водил дружбу с Руди Караччиолой, главной гоночной звездой штутгартского концерна. Но у героев романа не было денег на новый «Мерседес», так и появился «Карл», которому не находилось равных на шоссе.

Das letze Wort или «Последнее слово» — таким был рекламный слоган Mercedes-Benz Typ S.

Das letze Wort или «Последнее слово» — таким был рекламный слоган Mercedes-Benz Typ S.

«Несколько минут спустя Кестер подмигнул нам, 'Карл' незаметно убавлял скорость, и 'Бьюик' стал медленно перегонять. Мимо нас пронеслись его широкие сверкающие крылья, глушитель с грохотом швырнул нам в лицо голубой дым. Постепенно 'Бьюик' оторвался примерно метров на двадцать. И тогда, как мы этого и ожидали, из окна показалось лицо водителя, ухмыляющееся с видом явного торжества. Он считал, что уже победил.

Но он не ограничился этим. Он не мог отказать себе в удовольствии поиздеваться над побежденными и махнул нам, приглашая догонять. Его жест был подчеркнуто небрежен и самоуверен.

'Отто', — призывно произнес Ленц.

Но это было излишним. В то же мгновение 'Карл' рванулся вперед. Компрессор засвистел. И махнувшая нам рука сразу же исчезла: 'Карл' последовал приглашению — он догонял. Он догонял неудержимо; нагнал, и тут-то впервые мы обратили внимание на чужую машину. С невинно вопрошающими лицами смотрели мы на человека за рулем. Нас интересовало, почему он махал нам. Но он, судорожно отвернувшись, смотрел в другую сторону, а 'Карл' мчался теперь на полном газу, покрытый грязью, с хлопающими крыльями, — победоносный навозный жук».

Невыездной


Но и без Ремарка, самого популярного тогда писателя, компрессорный Mercedes-Benz завоевал сердца состоятельных автомобилистов. В Америке он просто не мог не стать «автомобилем мечты» — препятствием к ее осуществлению не были даже дикие таможенные пошлины под пятьдесят процентов. Эл Джолсон забрал свой фаэтон прямо с Нью-Йоркского автосалона 1928 года, не став заказывать новый — слишком долгим был бы процесс. По легенде до того как попасть на стенд фирмы, этот Mercedes-Benz 26/120/180 PS принадлежал Рудольфу Караччиоле — кроме гонок на «Мерседесах», он еще этими «Мерседесами» и торговал.

В 1947 году фаэтон у Эл Джолсона выкупил коллекционер и промышленный дизайнер Брук Стивенс, и последующие сорок лет автомобиль находился в его коллекции. Стивенс застал еще живого Караччиолу и даже переписывался с ним — Руди и подтвердил тот факт, что когда-то «Мерседес» был его собственностью. Еще Стивенс запомнил два других компрессорных Mercedes-Benz в гараже у Джолсона, когда приезжал к нему в Калифорнию покупать этот фаэтон.

Расстался Стивенс с этим «Мерседесом» только в 1990 году, уступив его коллекционеру из Калифорнии — его имя держится в тайне и не указано в описании лота. Тогда автомобиль находился в полностью оригинальном состоянии и сохранил родную краску, хром и обивку салона. Но новый владелец не стал все это сохранять, затеяв полноценную реставрацию — ей занимался знаменитый Майк Феннел, на счету которого не один компрессорный «Мерседес». После реставрации фаэтон заблистал не только свежей краской, но и золотом наград на престижнейших конкурсах элегантности, дважды побеждая на самом главном из них — Pebble Beach.

В 2006 году автомобиль вновь сменил хозяина — всего лишь четвертого за почти 90 лет, а на торгах 18 августа встретит пятого. Все это время «Мерседес» провел в Америке, не покидая континента, наверное, останется и на этот раз — коллекционеры очень любят такие, на первый взгляд, не очень значительные, но приятные факты из биографии автомобилей.

Сзади по-пижонски закреплены два запасных колеса — это не только улучшало развесовку по осям, но и делало облик машины более легким, как если бы запаски устанавливались по бокам капота

Фото: RM Sotheby's

Кроме фаэтона Эл Джолсона на торги выставлены еще два компрессорных Mercedes-Benz – выпущенный в 1936 году 500К с кузовом Offener Tourenwagen и 540K Cabriolet A 1937 года. Оба — более массовых (если такое слово вообще употребимо к ним) моделей. Как будто специально торги по ним пройдут после «Мерседеса» Джолсона — наверное, аукционисты решили дать шанс тем, кто проиграет торги за фаэтон: ведь, как и в 1928 году, желающих купить компрессорный Mercedes-Benz значительно больше, чем самих автомобилей.

Иван Баранцев фото RM Sotheby's

Mercedes-Benz 26/120/180 PS


Комментировать

ежемесячный журнал

Автопилот на Ъ-ФМ

Седан «премиального класса» Дмитрий Гронский — о технических характеристиках и дизайне автомобиля KIA Quoris.

полезные ископаемые

Мочалов Четырехдверный Магия слов и ее разоблачение

обсуждение