Коротко



 

 
 
 

Подробно

«До конца этого века человечеству понадобится на 60% больше продуктов питания»

Глава Минсельхоза Чехии Мариан Юречка о том, почему сельхозпроизводство — это самый перспективный бизнес

В июле этого года делегация Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области отправилась в Чехию, чтобы познакомиться с организацией работы на чешских сельхозпредприятиях. Интерес к чешскому опыту неслучаен: в ряде направлений, к примеру по производству молока, небольшая по площади Чешская Республика входит в число мировых лидеров. Министр сельского хозяйства Чехии Мариан Юречка рассказал в интервью „Ъ-Юг“, почему поговорка «хочешь потерять деньги — вложи их в сельское хозяйство» не актуальна для Чехии, как можно завоевать доверие чешских партнеров по бизнесу и чем интересно для Чехии сотрудничество с Россией.


— Несколько месяцев назад, в апреле, вы возглавили делегацию чешских представителей агробизнеса в Ростовскую область. Как вы оцениваете прошедший визит?

— Самый главный итог таких бизнес-миссий — это постепенное формирование диалога между чешским и российским бизнесом, который может стать предпосылкой для долгосрочного сотрудничества. В апреле чешская делегация посетила Ростовскую область, а сейчас, в июле, мы рады принять у себя делегацию из Донского края. Отмечу, что по сравнению с делегациями из других стран группа предпринимателей из Ростовской области довольно большая. На мой взгляд, это говорит о высокой степени интереса к чешским агропредприятиям как потенциальным бизнес-партнерам. Деловые отношения между нашими странами развиваются достаточно интенсивно, поэтому я уверен, что уже в ближайшее время мы увидим конкретные результаты и достигнутые соглашения.

— За последние несколько лет состоялось несколько чешских бизнес-миссий в Россию: в 2012-м чешская делегация посетила Самарскую область, в 2015-м — Краснодарский край. Чем интересно для Чехии сотрудничество с Россией в сфере АПК?

— Во-первых, это традиция, уходящая корнями еще во времена СССР. Обе стороны — и чешская, и российская — знают, что могут предложить друг другу, что могут друг от друга ожидать. Во-вторых, это вопрос качества, так как во многих направлениях чешские производители смогли сформировать очень прочные и востребованные бренды, которые могут быть интересны российскому рынку. Если говорить о сфере АПК, то чешские компании смогли добиться хороших результатов в растениеводстве, скотоводстве, перерабатывающей промышленности. Надо учитывать также, что стоимость чешской продукции зачастую остается более доступной, чем у аналогов других европейских производителей. Также следует помнить про традиционно дружественные открытые отношения между двумя нашими странами. Сейчас наша основная задача — укрепить двусторонние связи в сфере АПК, познакомить российских предпринимателей с нашими наработками, успешными технологиями и практиками.

— Отметили ли вы для себя какие-либо интересные моменты в плане технологий, организации сельского хозяйства, когда вы были в Ростовской области?

— Поскольку я сам родом из семьи, занимающейся сельским хозяйством, то я не мог не оценить огромный потенциал, который есть в России в целом, и в Ростовской области в частности. Во-первых, это очень высокое качество почвы. При условии ее грамотной обработки, предотвращения эрозии, экономии воды здесь можно добиваться очень высокой урожайности.

Во-вторых, это огромные просторы, большая территория, которая дает возможность реализовывать масштабные проекты. Я считаю, что в России за счет внедрения современных технологий в самых разных направлениях АПК можно создавать продукцию с добавленной стоимостью. Это меня очень вдохновило.

Также стоит отметить желание российской стороны добиться максимального импортозамещения в сфере сельского хозяйства. Я вижу стремление государства поддерживать сельхозпроизводителей, вкладывать инвестиции в АПК и развивать все перспективные направления.

— В каких направлениях АПК сейчас наиболее активно развивается чешско-российское сотрудничество?

— Сейчас Чешская Республика поставляет в Россию оборудование для животноводческих хозяйств, пищевой промышленности, пивзаводов, а также генетический материал. Подчеркну, что в последнее время сотрудничество между российским и чешским бизнесом принимает все более интенсивный характер. Несмотря на определенные ограничения, связанные с санкциями, годовой прирост экспорта Чехии в Россию в сфере сельского хозяйства в 2016 году составил 9%, и это очень хороший показатель, по моему мнению.

— Насколько сильный ущерб нанесли санкции по отношениям двух стран, с вашей точки зрения?

— В первую очередь санкции, конечно же, отразились на экспорте тех изделий, которые непосредственно попали под запрет со стороны Российской Федерации. Это молоко и молочные изделия, мясные изделия. Безусловно, потеря российского рынка вызвала определенные сложности для наших производителей.

Однако не могу не отметить и позитивный эффект от санкций: это повлияло на старания российских фирм вкладывать средства в технологии и в развитие собственной промышленности. Поэтому они стали активнее сотрудничать с чешскими поставщиками высокотехнологичного оборудования. Другими словами, сотрудничество по-прежнему продолжается, изменились только направления, по которым мы сегодня взаимодействуем.

— Как чешские фермеры преодолевают трудности, связанные с закрытием российского рынка?

— Чешским фермерам и производителям пищевой промышленности пришлось осваивать новые рынки. Например, арабский рынок, поскольку многие из стран Ближнего Востока территориально расположены не так далеко и там есть высокая потребность в молочных изделиях. Также мы начали более активно работать с Китаем и США. То есть произошла своего рода диверсификация портфеля. О том, что нам удалось успешно компенсировать потери от закрытия российского рынка, свидетельствует то, что за последнее время сильно выросли цены на выкуп молока. Сейчас они держатся на одном из самых высоких уровней за последние годы. То же самое касается и масла. Так что понемногу ситуация исправляется.

Добавлю также, что чешские фермы по величине самые большие и эффективные в Европе. Для сравнения, в европейских странах средняя площадь молочных ферм варьируется от 20 до 30 га, а в Чешской Республике такие хозяйства занимают в среднем 135 га. Поэтому на одной чешской ферме может содержаться единовременно от 400 до 600 голов крупного рогатого скота. В таких больших хозяйствах условия для производства совсем другие, в отличие от маленьких ферм, где есть только несколько десятков голов. Это дает возможность поддерживать низкие цены на молоко и быть очень конкурентоспособными на рынке. Достаточно сказать, что Чехия в настоящее время находится на четвертом месте в Европе и на седьмом месте в мире по производству молока.

Помимо молочного животноводства, Чехия смогла добиться хороших результатов в разведении крупного рогатого скота, а также в мясном скотоводстве. По этому направлению Чехия находится на десятом месте в мире. Насколько я знаю, российские предприниматели сейчас активно интересуются сотрудничеством и по этому направлению. Они заинтересованы в поставках генетического материала из Чехии, импорте эмбрионов и живого скота, несмотря на ограничения, связанные с расстоянием. Также российские компании активно перенимают технологии для животноводческой отрасли и для производства специализированных кормов и пищевых добавок.

— Раз уж речь зашла о работе на мировых рынках, могли бы вы рассказать, какие глобальные мировые тенденции сегодня существуют в сфере АПК?

— Ключевые тенденции в АПК можно разделить на две категории: тенденции, которые несут за собой новые перспективы, и те, которые связаны с рисками и угрозами. Что касается угроз и вызовов, с которыми в ближайшем будущем придется столкнуться сельхозпроизводителям во всем мире,— это, конечно, изменение климатических условий. Мы уже очень давно наблюдаем то, что на планете постепенно повышается температура. За последние 130 лет температура выросла на 1,5 градуса, при этом только за последние 20 лет температура поднялась в среднем на 0,8 градуса. По прогнозам экспертов, уже в недалеком будущем отклонение достигнет двух градусов, по пессимистическим прогнозам — даже трех. Это может стать проблемой для многих государств.

Мы в Чешской Республике воспринимаем эту угрозу всерьез и разрабатываем определенные меры по предотвращению последствий глобального потепления. Мы стараемся мотивировать производителей, чтобы они учитывали эти риски при ведении своего бизнеса, инвестировали в поливные системы, предпринимали меры по максимальному сохранению влаги в почве и т. д.

Теперь перейдем к шансам. Я периодически провожу встречи с молодежью в школах и студентами в профильных вузах. И я всегда говорю им, что если они в качестве своей будущей сферы деятельности выберут сельское хозяйство, то они могут быть полностью уверены в завтрашнем дне — они однозначно выбирают самое перспективное направление. Я моментально замечаю недоумение в их глазах, ведь сейчас так много говорится об IT, высоких технологиях. Однако мои слова полностью основаны на фактах.

Так, если рассмотреть динамику демографических показателей в мире, то очевидно, что население земли очень быстро растет. В настоящее время на планете живет около 7,5 млрд человек. До конца этого века, согласно подсчетам экспертов, нас может быть уже 10 млрд. Если рассмотреть карту мира, то можно найти там целый ряд точек с бурным демографическим развитием. К примеру, в Африке, которую сейчас населяет 1,2 млрд человек, до конца этого века население может вырасти до 4,5 млрд. Есть предположения, что до конца нашего века человечеству понадобится на 60% больше пищевых продуктов. Поэтому, разговаривая с молодыми людьми, я объясняю им, что все IT-направления, Facebook и прочее, без чего, как кажется, мы совсем не можем обойтись, оканчиваются ровно в момент выключения компьютера или смартфона. А вот пищевая промышленность, сельскохозяйственный сектор — это те направления, от которых зависит жизнь людей.

Вместе с тем, безусловно, новейшие технологии меняют очень многие отрасли, в том числе и сельское хозяйство. Я сам могу это оценить, поскольку, как я уже сказал, рос в семье сельхозпроизводителей и хорошо знаком с традиционным сельским хозяйством. Сейчас же во многих хозяйствах применяют GPS для управления техникой, пользуются специальными картами, по которым применяется система вариабельного удобрения. Все это дает возможность в разы повысить урожайность.

— Понимают ли сами предприниматели перспективы инвестирования в АПК? Некоторые российские инвесторы опасаются сложностей работы в этом сегменте и высоких рисков, считая, как в известной пословице, что «если хочешь потерять деньги, вложи их в сельское хозяйство».

— К счастью, на Чехию такая поговорка не распространяется. Даже банковские представители могут вам сказать, что самый низкий уровень просрочки среди всех направлений бизнеса наблюдается именно в сельском хозяйстве. Чешские сельхозпроизводители всегда добросовестно оплачивают кредиты. Более того, многие бизнесмены, проработав десятки лет в каких-то других сферах, в конечном счете приходят в сельское хозяйство и вкладывают в этот сектор серьезные инвестиции. Особенно популярны такие направления, как виноградарство, виноделие, пивоваренная промышленность. Эти сферы успешно осваиваются даже теми предпринимателями, которые раньше не имели никакого понятия о сельском хозяйстве. Они открывают свое дело, и через три-четыре года их бизнес начинает процветать.

— Что, по вашему мнению, позволяет чешским предпринимателям добиваться таких хороших результатов?

— Я назову два самых важных правила: получить продукт первоклассного качества и позаботиться о маркетинге. Это в первую очередь касается виноделия и варки пива, здесь особенно важно, чтобы производители донесли до потребителей историю и традиции этих направлений. Грамотно и наглядно объяснили бы им, что в их продукции используется первоклассное сырье, что они не применяют никаких заменителей, что все натуральное. И потребители понимают, что есть смысл заплатить больше именно за эти качества.

— Насколько охотно чешские предприниматели вкладывают инвестиции в сельскохозяйственный сектор за пределами Чехии, например в России?

— Чешские предприниматели несколько консервативны, скажем, в сравнении с Голландией, Францией и Германией. Они ведут себя более сдержанно, но интерес есть. Я как министр поддерживаю это стремление выйти за пределы локального рынка, стараюсь обращать их внимание на шансы, которые есть за рубежом и, в частности, в России. Пытаюсь объяснить им, что необходимо искать партнеров на внешних рынках и работать совместно, так как это дает возможность масштабировать бизнес. С радостью отмечу, что мои усилия приносят результаты, сельхозпроизводители постепенно меняют свое отношение к работе на внешних рынках. К примеру, есть чешские фирмы, которые открыли свои предприятия на территории России,— Hame и «Агрострой Пелгржимов». Это флагманы чешского агробизнеса в России.

— Сейчас появляются примеры, когда российские сельхозпредприятия открывают производства на территории Чехии. Насколько успешными могут быть такие проекты, на ваш взгляд?

— Правовой законодательный климат и экономика Чешской Республики довольно стабильны, поэтому все бизнесмены могут очень четко просчитать свои перспективы на нашем рынке. Однако чешские сельхозпроизводители достаточно консервативны. Они привыкли долгосрочно сотрудничать со своими партнерами и не меняют их без особой необходимости. Если они годами покупают у кого-то оборудование или сырье, то переходить к другому поставщику готовы только в крайнем случае.

С другой стороны, у нас есть общая черта: мы славянские братья, нас связывает общая история. На этот момент можно опереться при ведении бизнеса в Чехии и поиске партнеров на местном рынке. Конечно же, доверие получить нелегко, это не получится сделать за неделю или месяц, нужно подходить к этому как к долгосрочному проекту. Налаживать личные контакты, давать свою продукцию для тестирования, чтобы ее попробовали. Если не получается в одном месте, прийти в другое и — самое главное — быть терпеливыми.

— В России сейчас очень модно создавать агропарки, когда несколько компаний объединяются на одной территории для того, чтобы снизить издержки. Практикуется ли такой способ в Чехии?

— В Чехии такой практики нет. Это не пользуется популярностью, поскольку у чешских фермеров сильно развита гордость. Пользоваться с кем-то совместным оборудованием или делить общую территорию — здесь это не очень хорошо воспринимается. Хотя со стороны государства мы именно к этому стараемся мотивировать фермеров. Чтобы они объединялись не только для совместного использования инфраструктуры и технологий, но и, скажем, для продажи товаров через определенные каналы для крупных оптовых покупателей.

— Что это дает правительству?

— Мы стараемся поддерживать такую практику для того, чтобы снизить затраты в сельском хозяйстве. Наряду с мелкими фермерами существуют огромные компании, которые порой создают большое давление на малый бизнес, всячески стараясь понизить цены на продукцию. Мы хотим, чтобы небольшие фермы были конкурентоспособны, смогли получить больше преимуществ на рынке.

— На какую поддержку могут рассчитывать сельхозпроизводители в Чехии?

— В Чехии уже многие годы действует единая сельскохозяйственная политика ЕС. Во-первых, сельхозпроизводители получают оплату в зависимости от площади, на которой они ведут хозяйство,— так называемая «оплата на площадь сельхозугодий»; в 2017 году объем таких отчислений составил около 23 млрд крон. Во-вторых, есть субсидии для конкретных инвестиционных проектов. В 2017-м такие субсидии ЕС для сельского хозяйства в Чехии составили около 35 млрд крон.

Естественно, есть и отечественные, национальные инструменты. Это программы для сельского хозяйства (например, скотоводство, растениеводство, пчеловодство и т. д.), лесного и водного хозяйства, на закупку сельхозтехники, поддержка молодых аграриев и т. д. Мы стараемся всячески мотивировать наших сельхозпроизводителей во всех направлениях и предлагаем им поддержку для развития их бизнеса. Объем национальной поддержки составляет еще около 8 млрд крон.

— Как, с вашей точки зрения, будут развиваться отношения между Россией и Чехией в ближайшие годы?

— Для нас важно удержать 9%-ный прирост экспорта в Российскую Федерацию по сельскохозяйственной продукции. Также нас интересует импорт продукции из России, которую мы не можем по каким-либо причинам сами производить. Это, к примеру, морская рыба, фрукты и овощи, которые не выращиваются в Чешской Республике, удобрения. В настоящее время мы ищем партнеров, которые могут предложить нам наилучшее соотношение цены и качества.

Материалы по теме:

Коммерсантъ (Ростов) от 15.08.2017
Комментировать

Наглядно

в регионе

спецпроект

Партнерский проект

обсуждение