Коротко


Подробно

Фото: Stevo Vasiljevic / Reuters

США и Венесуэла перетягивают союзников

Вступившие в противостояние страны пытаются заручиться международной поддержкой

Вице-президент США Майк Пенс начал свое первое турне по Латинской Америке, ключевой темой которого станет эскалация венесуэльского кризиса. После того как американский президент Дональд Трамп не исключил возможности военной операции США в оказавшейся на грани гражданской войны стране, в Каракасе тоже до предела ужесточили риторику: пообещали «взять Белый дом» и расширили список «врагов родины Боливара» за счет лидеров соседних стран. Страны Латинской Америки тем временем разделились на два лагеря — противников и союзников Николаса Мадуро. К числу партнеров правительства Николаса Мадуро по-прежнему относится и РФ, благодаря финансовой поддержке которой Венесуэла, в частности, уже дважды расплачивалась с держателями гособлигаций.


Интервенция на уровне риторики


Недельное турне Майк Пенс вчера начал в Колумбии, которая считается одной из наиболее проамериканских стран Латинской Америки. Затем вице-президент США посетит других союзников — Аргентину, Чили и Панаму. И везде в центре внимания будет кризис в Венесуэле — как отмечают в администрации президента Дональда Трампа, речь пойдет о согласовании новых «экономических и дипломатических вариантов» воздействия на Каракас.

При этом в прошлую пятницу господин Трамп дал понять, что не исключены и более жесткие меры. Он заявил, что Вашингтон рассматривает все сценарии в отношении Венесуэлы, в том числе возможность военной операции в стране. После этого представитель Пентагона Эрик Пахон заявил в эфире CNN, что ведомство не получало распоряжений о подготовке интервенции. Но тут же уточнил: военное командование США «непрерывно разрабатывает планы действий на случай возникновения целого ряда экстренных ситуаций».

Реакция из Каракаса была предельно жесткой. Министр обороны Владимир Падрино Лопес назвал заявление президента Трампа «безрассудным поступком и наивысшим проявлением экстремизма». Глава МИД Хорхе Ареас сказал о «прямой угрозе миру, стабильности, независимости, территориальному единству, суверенитету и праву на самоопределение Боливарианской Республики». А Николас Мадуро Герра, сын президента Венесуэлы, пригрозил, что в случае интервенции американцев в Нью-Йорк будут «отправлены ружья». «И мы возьмем Белый дом»,— добавил он.

Сам глава государства обрывать все связи с Вашингтоном не хочет. В конце прошлой недели Николас Мадуро рассказал о готовности к личной встрече с Дональдом Трампом (например, на полях сентябрьской сессии Генассамблеи ООН) или хотя бы к телефонному разговору с ним. Однако в пресс-службе президента США позицию Вашингтона обозначили предельно четко: «Трамп с радостью поговорит с лидером Венесуэлы, как только демократия в этой стране будет восстановлена».

Конфликт регионального масштаба


Противостоянием между Венесуэлой и США развивающийся кризис не ограничивается: в него так или иначе оказались вовлечены все государства региона. Так, на прошлой неделе в перуанской Лиме прошла встреча представителей 17 стран Западного полушария, на которой политика Каракаса подверглась жесткой критике. При этом президент Перу Педро Пабло Кучински назвал Николаса Мадуро диктатором и призвал уйти в отставку — за что удостоился от МИД Венесуэлы звания «врага родины Боливара». В пятницу поверенному в делах Перу в Каракасе было приказано за пять дней покинуть республику.

Пока в Перу ситуацию обсуждали противники режима Николаса Мадуро, в Каракасе встречались его союзники — представители 12 стран левого толка, входящих в «Боливарианский альянс для народов нашей Америки». Они выразили поддержку Николасу Мадуро, раскритиковали американские санкции против представителей его окружения и (в противовес участникам встречи в Лиме) поддержали созыв Конституционной ассамблеи Венесуэлы — органа, который призван подменить собой контролируемый оппозицией парламент.

Единственное, что объединяет страны региона,— неприятие идеи военного вмешательства в конфликт. «Отказ от насилия и любого варианта, предполагающего использование силы,— необходимое условие и основополагающая база для демократического существования как внутри страны, так и в международных отношениях»,— заявили, в частности, в аргентинском МИДе от имени стран МЕРКОСУР (Общий рынок стран Южной Америки). Напомним, что Венесуэла входит в это объединение наряду с Аргентиной, Парагваем, Бразилией и Уругваем, но 5 августа ее членство было приостановлено на неопределенный срок — в связи с нарушением правительством Николаса Мадуро «демократического порядка».

Поддержка из Москвы


Выборы в Конституционную ассамблею и прочие действия венесуэльских властей вызывают критику и по другую сторону океана — в частности, в Евросоюзе.

Одним из немногих внерегиональных союзников Каракаса остается Москва. В прошлый четверг МИД РФ в заявлении о ситуации в Венесуэле вновь повторил тезисы о недопустимости «демонстрируемого рядом стран увлечения односторонними санкционными рестрикциями, изоляционистскими мерами, приемами нажимного, ультимативного характера в отношении Каракаса». Ранее посол Венесуэлы в РФ Карлос Фариа Тортоса в интервью “Ъ” называл такую позицию Москвы мужественной и обращал внимание на то, что сложная ситуация не сказалась на уровне двустороннего экономического сотрудничества.

Его основой как была, так и остается нефтедобыча. Рассвет пришелся на период правления в Венесуэле Уго Чавеса (1999–2013 годы), которого связывала дружба с Игорем Сечиным, ныне возглавляющим «Роснефть». Будучи вице-премьером РФ, господин Сечин в 2008–2009 годах активно звал в Венесуэлу других нефтяников. Но сейчас в Национальном нефтяном консорциуме, ставшем партнером венесуэльской госкорпорации PDVSA по проекту «Хунин-6», остались только «Газпром нефть» (20%) и «Роснефть» (см. “Ъ” от 27 июля).

На пять проектов «Роснефти» в 2016 году приходилось 2,67 млн тонн добытой нефти. При этом отношения с PDVSA не портит даже упущенная прибыль. Так, в марте Венесуэла просила «Роснефть» снизить добычу на «Хунине-6» для выполнения сделки ОПЕК и независимых нефтедобывающих стран. В итоге, по словам министра нефти и горнорудной промышленности страны Нельсона Мартинеса, российская компания приняла эти условия.

По данным агентства Reuters, «Роснефть» с начала года обсуждает с Венесуэлой до девяти совместных проектов в нефтегазовой отрасли. В самой нефтекомпании это не комментируют.

Игорь Сечин в начале августа отмечал: «Мы никогда не уйдем из Венесуэлы, и никто нас не сможет оттуда выгнать». При этом он отрицает, что «Роснефть» занимается в латиноамериканской стране политикой. Вместе с тем источники Reuters в PDVSA дают понять, что без поддержки со стороны Москвы финансовое положение Венесуэлы было бы еще хуже, а дефолт стал бы реальностью. Как сообщило агентство на прошлой неделе, правительство Венесуэлы «по крайней мере два раза использовало российские наличные деньги, чтобы избежать неминуемых нарушений сроков выплат держателям гособлигаций».

С одной стороны, вхождение российских нефтяников в Венесуэлу несло очевидные политические риски, с другой — был получен доступ к крупнейшим запасам углеводородов, отмечает Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research. Кроме того, говорит эксперт, во время правления Уго Чавеса удалось расширить и другие сферы сотрудничества, однако теперь российские компании не спешат увеличивать свои инвестиции. Что же касается «Роснефти», то она и по сей день пользуется в Венесуэле серьезным политическим и экономическим влиянием, регулярно объявляя о перспективах новых проектов в стране. Однако ни совместные с PDVSA шельфовые проекты, о которых нефтекомпании говорят несколько лет, ни инициативы, касающиеся сжиженного природного газа, на практике пока не реализуются.

Павел Тарасенко, Дмитрий Козлов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение