Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Такие поправки противоречат Конституции»

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев в интервью «Ъ FM» — об изменении «пакета Яровой»

ФСБ сможет получить номер паспорта, личные сообщения и запись звонков пользователей соцсетей. Минкомсвязи уточнило перечень данных, которые компании будут обязаны отправлять по запросу силовикам. Проект поправок «к пакету Яровой» уже вынесен на общественное обсуждение. По плану ведомства, спецслужбы смогут потребовать доступ почти ко всей личной информации. Кроме того, в распоряжении ФСБ может оказаться содержание переписки и данные об электронных платежах. Под новые правила подпадают соцсети, почтовые сервисы и мессенджеры из реестра Роскомнадзора. Ведущий «Коммерсантъ FM» Олег Булгак обсудил инициативу с интернет-омбудсменом Дмитрием Мариничевым.


— Первый вопрос, который возникает, — эти поправки законны, они не нарушают права граждан, каждого из нас?

— Не будучи юристом, трудно утверждать что-либо однозначно, думаю, что более профессиональные люди должны дать этим поправкам правовую оценку. Но, на первый взгляд, они, конечно, противоречат Конституции, потому что собирают большое количество персональных данных россиян, которые не находятся под следствием и против которых не возбуждены уголовные дела. Как ни странно, такой сбор данных только ухудшает безопасность россиян, что немаловажно, и фактически имеет обратный эффект от заявленной цели.

— А пользователи смогут каким-то образом защитить свои личные данные и переписку? Есть какие-то способы?

— Способы, конечно, всегда есть. В первую очередь, люди могут начать менять свои никнеймы, использовать вымышленные имена, какие-то технические средства, — вариантов много. Но непонятно, зачем все это нужно. На мой взгляд, если цели ставятся благие, то нужно все-таки вести достаточно обширную общественную дискуссию, чтобы понимать, почему люди должны отказаться от свобод и прав на сохранение персональных данных в пользу своей безопасности и насколько это эффективно. Лично для меня пока неоднозначно, что это приведет к какой-либо эффективности, кроме большого количества минусов.

— В случае принятия этих поправок участятся ли проверки граждан со стороны ФСБ, не потребуется ли расширять штат ведомства?

— Речь, в первую очередь, идет о техническом сборе информации, и при таком ее количестве это уже можно смело называть Big Data, то есть вступает в работу анализ этой информации роботами. Так что нужен будет штат или нет, я не могу утверждать, но это технологически достаточно сложная задача, и в том числе нагрузка на сети будет неоспоримо выше. Кроме того, возникают вопросы, связанные с передачей этой информации, с ее безопасностью, еще пока неясно, и в каком виде и куда она будет поступать. Технически это усложнит работу сети, юридически — операторов распространения информации. Другими словами, — всех сервисов, которые представлены на территории России, и, в первую очередь, иностранных. Можно с высокой долей уверенности сказать, что они откажутся выполнять данные требования, а это, в свою очередь, означает их уход с территории России.

В некотором роде это можно будет воспринимать как цензурирование информации в стране. В общем, и политически, и этически, и юридически, и технически какие-то одни сплошные недоразумения в этом законопроекте, не до конца понятно, зачем нужна такая тотальная слежка за россиянами, для какой цели и как она может быть полезна обществу с точки зрения безопасности каждого конкретного гражданина.

— В мире есть какие-то аналоги подобным инициативам?

— Они мне неизвестны. В западных странах такого рода аналогов нет — чтобы в онлайн-режиме собирались персональные данные, тем более в таком объеме и со всех граждан. Есть, конечно, различные вариации, в том числе архивирование и управление трафиком, есть требования, которые предъявляются к интернет-сервисам. В большей части это касается сохранности информации, например, в том же Китае, однако и там не существует онлайн-контроля за гражданами в таком виде.

— Введение таких мер может стать и ударом для коммерческой тайны. Как компаниям защищать свои данные, смогут ли они вообще это делать?

— Все-таки компании пока никоим образом попадать под закон не должны, они же не являются физическими лицами. В случае принятия такого рода инициатив возможен шанс получить большое количество сервисов, которые не будут попадать под российское законодательство, а будут являться такими P2P-соединениями между гражданами. Другими словами, структура взаимоотношений в гражданском обществе на базе новых технологий сильно изменится, и возникнет некое противостояние между вертикалью власти и народом. Нужно понимать, что ни к чему хорошему это не приводит. Поэтому хотелось бы, чтобы такие инициативы достаточно широко обсуждались в открытом формате. Все плюсы и аргументы, которые должны быть приведены «за» подобный контроль, должны быть высказаны и обоснованы. Пока я не вижу ни позиции, ни обоснования, кроме жгучего желания получить в легком формате, фактически онлайн-конспектирования, полную информацию о каждом гражданине и его действиях.

— Переходим на голубиную почту?

— Варианты останутся всегда, сплетни никто не отменял. Пока есть воздух, люди могут общаться.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение