Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

-->

«Адвокаты и подсудимые просили не закрывать процесс»

Корреспондент «Ъ FM» — о суде по делу группы «Шалтай-Болтай»

Судебный процесс по делу хакерской группы «Шалтай-Болтай» перевели в закрытый режим — Мосгорсуд удовлетворил ходатайство прокурора. Изначально слушания должны были проходить в открытом режиме. На скамье подсудимых — Константин Тепляков и Александр Филинов, которые были арестованы в 2016 году. Их обвиняют в незаконном доступе к компьютерной информации. Подробности заседания в прямом эфире рассказал корреспондент «Коммерсантъ FM» Владимир Расулов.


Суд принял решение проводить процесс в закрытом режиме, сейчас заседание идет уже без участия прессы и даже родственников, которые присутствовали на этом слушании. Первые полчаса можно было присутствовать всем.

Судья объяснил свое решение тем, что было прописано в ходатайстве прокурора. Прокурор, в частности, заявлял, что в фабуле обвинительного заключения, которое должны зачитывать на слушании, есть сведения, которые составляют государственную тайну — об электронных адресах и переписке, а также исследование массивов другой информации, которую, предположительно, группировка «Шалтай-Болтай» как раз и получала в ходе своей деятельности, по мнению следствия и по мнению обвинения.

Я напомню, что потерпевшими по этому делу были признаны некая Елена Морозова, представитель группы «Сумма», сотрудник Сбербанка Евгений Кисляков, а также телеведущий Дмитрий Киселев и помощник президента России Андрей Белоусов, — электронные ящики этих людей, по версии следствия, взламывали члены группировки «Шалтай-Болтай». И вот как раз эту информацию прокурор счел составляющей государственную тайну. И в итоге судья заявил, что слушание и исследование доказательств со стороны обвинения будет закрыто от прессы. Кроме того, он отметил, что здесь не имеют значения фамилии потерпевших и их должностное положение — пояснение судом было дано только в части именно соблюдения закона о сохранении государственной тайны.

Судья также подчеркнул, что если какие-то моменты процесса не будут связаны с государственной тайной, то стороны могут заявить о том, чтобы рассматривать какие-то моменты этого процесса в открытом режиме.



Адвокаты просили не закрывать процесс, и сами подсудимые были с ними согласны. По мнению защиты, фамилии потерпевших были известны уже давно, никакой тайной не являются. Также они обращали внимание, что прокурор при оглашении обвинительного заключения мог просто не называть адреса электронной почты, которые, по его мнению, являются государственной тайной, и этим можно было бы ограничиться, а не закрывать процесс от прессы и других наблюдателей.

За те полчаса, что пресса смогла присутствовать на заседании, адвокаты попросили приобщить к делу в качестве доказательств два документа — это ответ на адвокатский запрос из компании МТС, где работал Александр Филинов, и ответ из Московского технического университета связи и информатики, где Филинов учился. Адвокаты напомнили, что в обвинительном заключении указано, что деятельность Филинова требовала специальных познаний, и попытались это опровергнуть — из ответа университета следует, что в программу обучения Филинова не входили дисциплины, связанные с информационной безопасностью, языками программирования и сетевыми технологиями.

Кроме того, в качестве еще одного доказательства адвокаты просили приобщить диск с интервью предполагаемого участника группы «Шалтай-Болтай» Александра Глазастикова (9 февраля 2017 года он дал интервью телеканалу «Дождь»), поскольку сочли, что сведения, которые Глазастиков в нем озвучивает, могут тоже стать доказательствами, которые суд может проверить. Но в итоге судья приобщил только два письменных документа, а диск приобщать не стал, поскольку заявил, что господин Глазастиков, чье интервью предлагали адвокаты в качестве доказательства, сейчас имеет в другом деле, связанном с этим процессом, определенный процессуальный статус. И для того, чтобы приобщить эти пояснения, Глазастиков должен, по словам судьи, прийти либо к следователю, либо в суд, с удостоверением личности, ему должны быть разъяснены права, и только после этого можно будет решать вопрос о приобщении его показаний в качестве доказательств по этому делу.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение