Коротко


Подробно

7

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Раньше совсем плохо было, а теперь хоть так»

Корреспондент “Ъ” узнал, как инвалиды оценивают благоустроенные улицы центра Москвы

Организация «Перспектива», защищающая права инвалидов, проверила вчера, как программа благоустройства Москвы отразилась на доступности столичного центра для людей с ограниченными возможностями здоровья. Архитекторы, дизайнеры, волонтеры и люди с разными формами инвалидности попробовали прогуляться по участкам, отремонтированным в рамках программы «Моя улица». Запуская два года назад эту программу, чиновники обещали «повысить востребованность улиц маломобильными группами населения». О том, как инвалиды оценили работу мэрии,— в репортаже Константина Валякина.


Общественная организации «Перспектива» создана 20 лет назад — она занимается реабилитацией, продвигает идею инклюзивного образования и выступает за развитие удобной для всех инфраструктуры. Специалисты «Перспективы» регулярно проверяют доступность городских пространств — не только для инвалидов, но и для молодых мам с колясками и пожилых людей. В этом году они решили проинспектировать район метро «Третьяковская», благоустроенный в рамках программы «Моя улица».

В 11:00 на выходе из метро в тени собрались участники и организаторы проверки — официально «Перспектива» называет ее «аудит доступности». В этот раз аудиторами стали несколько молодых людей с нарушениями зрения, девушка с инвалидностью по слуху и юноша с ДЦП. Вместе с ними на прогулку пришли родные, волонтеры и десяток журналистов. Организатор акции Мария Генделева обычно передвигается на коляске — в 16 лет она попала в автокатастрофу. Для этой проверки госпожа Генделева пересела на специальный электроскутер: такие распространены на Западе — они гораздо легче и удобнее, чем массивная коляска. Но в России ими пользоваться, как правило, затруднительно из-за маленьких колес, которые очень чувствительны к качеству дорожного покрытия: они не могут преодолеть ухабы, неровности и высокие бордюры. То, что надо для инспекции строительных работ.

Столичная программа благоустройства «Моя улица» стартовала в 2015 году. В разработанном для этого проекта многостраничном «Сводном стандарте» чиновники неоднократно обращают особое внимание на нужды инвалидов. «Принцип ориентации на пользователей <…> предполагает гуманизацию городской среды,— говорится в документе.— Повышение привлекательности и востребованности улиц разными категориями граждан, в том числе детьми, пенсионерами, маломобильными группами населения,— важная задача благоустройства». В 2015 году в рамках программы были перестроены 47 улиц, в 2016 году — 61 улица, в 2017 году планируется благоустроить более 80.

Перед стартом Мария Генделева инструктировала собравшихся: «Обращайте внимание на звуковое сопровождение светофоров, бордюры, тактильную плитку. Проверяйте, есть ли надписи шрифтом Брайля на табличках, установлены ли пандусы».

Наконец, группа начала движение по узким тротуарам, неизбежно создавая пешеходные пробки. Сначала аудиторы шли по Климентовскому переулку в сторону Большой Ордынки. «Здесь есть звуковые светофоры, но на зданиях отсутствуют таблички со шрифтом Брайля»,— отметила на первом перекрестке Мария Генделева. Другие участники указали, что шрифт на указателях улиц кажется им слишком маленьким и плохо читаемым, а перед переходом не хватает предупредительной тактильной плитки для слабовидящих.

Попытка самостоятельно пересечь улицу оказалась для девушки неудачной. Дождавшись разрешающего сигнала светофора, она скатилась на проезжую часть, проехала по «зебре», но заехать на тротуар с противоположной стороны уже не смогла: бордюрный камень неожиданно оказался слишком высоким. Пока остальные помогали ей штурмовать подъем, Дмитрий Радюк из «Перспективы» достал рулетку и быстро измерил оба бордюра. Оказалось, что на одной стороне проезжей части высота ограждения в семь раз выше, чем на другой.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Пока группа обсуждала эти неудобства, к «зебре» подъехал парень на модном гироскутере. Он тоже попытался пересечь дорогу, но не смог подняться на тротуар. После нескольких попыток, молодой человек сдался и поехал прямо по дороге — так и скрылся за поворотом, не найдя подходящего заезда.

«Это у вас что? Экскурсия? — обратилась к корреспонденту “Ъ” неравнодушная женщина средних лет, представившаяся Маргаритой Коршуновой.—

А, проверяете улицы на доступность и удобство? Я вам могу сказать — ни фига они не удобные!

И плитка некачественно положена, с зазорами. Можно ногой удариться и упасть. Видите, какие у меня синяки на ногах, я уже не раз тут летала». Он приподняла юбку и возмущенно продемонстрировала ссадины на ногах. «А я думала, вам тут историю десятого дома рассказывали,— немного успокоившись, поделилась Маргарита Коршунова.— Я сама курьером работаю и всю Москву знаю. Вот это ведь уникальный дом — дом Николая Григорьевича Григорьева. Он был из крепостных, а когда получил вольную, то приехал в Москву и начал заниматься пирожками...» Маргарита шла с группой, пока не рассказала все, что знала про купца второй гильдии, колбасного короля дореволюционной Москвы Николая Григорьева.

«Ребята, я уже нашел следующий недостаток»,— азартно воскликнул Григорий Кузнецов, один из слабовидящих участников аудита. Он указал на рекламный стенд на высокой «ножке». Григорий наглядно продемонстрировал, что трость, которой незрячие проверяют пространство перед собой, задевает «ножку». Человек думает, что это обычный столб, пытается его обойти — и врезается в сам стенд.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Татьяна Лысикова, мать одного из слабовидящих подростков, устало сказала корреспонденту “Ъ”, что «в городе стало только хуже». «Вот смотрите, хорошая же идея — установить рельефную плитку перед переходом,— сказала она, указывая прямо под ноги.— Но можно было бы сделать намного более выраженную плитку. Непонятно, что здесь начинается переход». «Да, я чувствую, что поверхность немного другая, но не уверен, переход это или что-то другое»,— подтвердил ее сын.

Вернувшись через Пятницкую улицу к метро «Третьяковская», организаторы пообещали, что направят замечания и рекомендации в мэрию, в комитет по архитектуре и градостроительству, а также главному архитектору Москвы. «Мы сотрудничаем с властью и собрались здесь не для того, чтобы просто жаловаться и говорить, как все плохо»,— пояснила госпожа Генделева. «Очень важно говорить не только о недостатках, но и о плюсах. Ругаться неправильно, нужно выстраивать диалог»,— согласился Дмитрий Радюк.

«В целом я доволен программой “Моя улица”,— сказал “Ъ” Григорий Кузнецов.— Конечно, Москве все еще есть к чему стремиться, но тенденция хорошая. Раньше совсем плохо было, а теперь хоть так. Хожу и по району, и по городу». По его мнению, чиновники не должны пытаться сделать город удобным именно для людей с инвалидностью — он должен быть удобен для всех: «К нам должно прийти, наконец, понимание, что такое универсальный дизайн. Это когда удобно и простым людям, и офисным работникам, и мамам с колясками, и пожилым, и инвалидам, и иностранцам. Ну делают что-то специально для инвалидов, а об обычных людях кто думает? Нужно, чтобы всем было хорошо».

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение