Коротко


Подробно

4

Вечер изящного образа

Елена Стафьева о концерте «Пианиссимо» и ужине Be Curious в петербургском Манеже

Не то чтобы сочетание музыки и гастрономии было бы очень оригинальной идеей — формат «концерт + ужин» довольно отточен,— но ключевой вопрос вот в чем: какая это музыка?


Устроить концерт с партнерами (кроме Martell, это Belmond Grand Hotel Europe и Манеж) и пригласить всенародно признанную звезду сыграть несколько беспроигрышных классических хитов — это одно, позвать двух молодых пианистов, которые становятся звездами прямо сейчас, с программой из Десятникова, Стравинского, Прокофьева, Рахманинова и Дебюсси,— совсем другое. И от формата «сначала музыка, потом ужин» ждешь скорее первого, но не второго. Но если предыдущий Be Curious Dinner был устроен в новом пространстве молодых художников известной питерской галереи «Анна Нова», то и в этот раз можно было рассчитывать на некоторую тонкость. И она была проявлена.

В отведенном мне номере гранд-отеля «Европа» оказался рояль. Что, вообще-то, неудивительно, учитывая, что название этого номера — «Stravinsky» и что Стравинский действительно тут останавливался, когда осенью 1962 года приезжал c концертами в Ленинград. И этот рояль будто бы никуда отсюда не переезжал с тех пор. А я приехала, чтобы послушать двух суперновых пианистических звезд. Это я еще не знаю, что через несколько часов, когда приду в Манеж и получу программку, окажется, что одна из этих звезд, Андрей Гугнин, будет играть в том числе «Три фрагмента из балета „Петрушка”». В общем, с умыслом или случайно, но история с роялем, начинавшаяся как гипертрофированно глянцевая, оказалась устроенной самым изящным образом.

«Изящным образом» — это вообще ключевое определение того питерского вечера почти посредине лета, соединившего ужин Martell и концерт «Пианиссимо». Более того, это был настоящий подарок — увидеть обоих исполнителей в один вечер на одной сцене. Потому что у каждого уже бешеный гастрольный график. Дмитрий Маслеев в 2015 году выиграл конкурс имени Чайковского и в начале этого года уже сыграл сольный концерт в Карнеги-холле. Андрей Гугнин в 2016 году выиграл конкурс в Сиднее, записал два концерта Шостаковича на Delos International и тоже сыграл в Карнеги-холле. Но этот формальный список никак не объясняет того, насколько захватывающе было их слушать и сравнивать: отстраненный, хрупкий Гугнин и собранный, напористый Маслеев, два исключительных и совершенно разных пианиста. И как увлекательно было, закрыв глаза, угадывать, кто из них вступает, когда они в финале на радость себе и публике сыграли в четыре руки «Маленькую сюиту для фортепиано» Дебюсси.

Этот эмоциональный фон — и даже нейрогормональный, если принять во внимание количество полученных эндорфинов и коктейлей с Martell в антракте,— подсвечивал последующую гастрономическую часть. Впрочем, в особенной подсветке она не нуждалась — готовил шеф Erarta Cafe Артем Гребенщиков. У его гастрономического стиля есть два важных свойства: он остроумный и красивый. Сочетание продуктов и вкусов на придуманной им тарелке всегда неожиданное, но никогда при этом не странное, а декорировано все артистично, но не эксцентрично — как, например, сделанные им конфеты, которые завершали ужин и были похожи на космические тела со снимков спутников NASA, но отчетливо кондитерские при этом.

Ну и пространство, в котором все это происходило — концерт на первом этаже и ужин на втором,— пространство отреставрированного, реновированного и недавно открытого Манежа,— это еще одно доказательство, что у питерских как-то лучше получается управляться со своими историческими и архитектурными памятниками, чем у московских

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 11.08.2017, стр. 50
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение