Коротко


Подробно

Фото: Сафрон Голиков / Коммерсантъ   |  купить фото

-->

Одного Стокгольма мало

«Интер РАО» подало еще один иск к Грузии

Как стало известно “Ъ”, структуры «Интер РАО» подали новый иск к правительству Грузии, требуя компенсации ущерба в размере не менее $175 млн за отказ повысить энерготарифы в связи с девальвацией лари. Новый иск подан в Международный центр Всемирного банка по урегулированию инвестиционных споров (ICSID), а в июне начался процесс в Стокгольмском международном арбитраже, где компании «Интер РАО» требуют еще $125 млн. По мнению юристов, перспективы исков зависят от жесткости формулировок договоров и от трактовок арбитров.


4 августа нидерландские дочерние компании «Интер РАО» Gardabani Holdings B.V. и Silk Road Holdings B.V. подали новый иск к правительству Грузии, рассказали “Ъ” в компаниях-истцах. Иск подан в Лондоне в Международный центр Всемирного банка по урегулированию инвестиционных споров (ICSID). Как пояснили “Ъ” в компаниях, сумма иска — не менее $175 млн, и она может быть скорректирована в сторону увеличения. Речь идет о нарушении Грузией обязательств соблюдать «справедливое и равное обращение с инвестициями» согласно договору страны с Нидерландами о стимулировании и взаимной защите инвестиций. В «Интер РАО» от комментариев отказались.

Silk Road в 1998 году приобрела 75% акций электросетевой компании «Теласи». Gardabani в 2011 году купила 100% ГЭС «Храми-1» и «Храми-2». Их конфликт с правительством Грузии начался в 2015 году, когда компании потребовали от регулятора резкого повышения тарифов на электроэнергию в связи с девальвацией лари и ростом себестоимости электроэнергии из-за повышения цен на газ. Национальная комиссия по регулированию энергетики Грузии (GNERC) требования не удовлетворила. В апреле Gardabani и Silk Road обратились к президенту Грузии Георгию Маргвелашвили и профильным министерствам с просьбой урегулировать спор путем переговоров и грозили идти в арбитраж. Компании заявляли, что в договорах о купле-продаже активов было предусмотрено повышение тарифов при изменении курса лари к доллару (во всех случаях) и иене (для ГЭС «Храми-2»). Но в 2014 году GNERC приняла новую методологию расчета тарифов, в которой не было гарантий, закрепленных в договорах.

В июне компании направили в Стокгольмский арбитраж требование к властям Грузии компенсировать убытки в $125 млн. В конце июля глава Минэнерго Грузии Илия Элошвили сообщал «РИА Новости», что «есть определенные моменты, по которым можно признать, что у них (“Интер РАО”.— “Ъ”) действительно может быть юридическое преимущество», но «90–95% требований российской стороны не имеет каких-либо юридических или моральных оснований». Параллельную подачу исков в разные арбитражи истцы объясняют сложившейся практикой.

«Мы уже получили всю документацию в связи с иском и претензией российской стороны,— пояснила “Ъ” замминистра энергетики Грузии Мариам Валишвили (речь идет о стокгольмском иске).— Сейчас мы находимся на этапе изучения иска и только после скрупулезного изучения документов выработаем нашу стратегию». Она добавила, что на данном этапе переговоры с российской стороной о возможном компромиссе или соглашении не ведутся: «Пока идут лишь официальные протокольные встречи юристов для обмена документацией». По лондонскому иску комментарии грузинской стороны получить не удалось.

По мнению старшего юриста Norton Rose Fulbright Андрея Панова, перспективы дел зависят от фактических обстоятельств и положений договора с Грузией. «Если там была установлена прямая обязанность правительства пересмотреть тарифы при обесценивании лари, и этого в установленный срок сделано не было, то шансы на возмещение убытков велики,— считает он.— В случае более мягких формулировок соглашения (например, что тарифы не должны, а могут быть изменены) судьба спора зависит от арбитров, которые будут исходить из коммерческого смысла договоренности. И если из него следует, что тарифы нужно повысить, чтобы сохранить прибыльность проекта на уровне, на который инвестор рассчитывал при заключении инвестсоглашения, то иск тоже может быть удовлетворен, но все зависит от арбитров и их прочтения». Рассмотрение дела в ICSID занимает долгое время — не менее трех лет.

Наталья Скорлыгина, Владимир Дзагуто, Анна Занина; Георгий Двали, Тбилиси


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение