Коротко


ПРЕСС-РЕЛИЗ

белгородэнерго

 

Подробно

20

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

-->

«Сельхозпроизводителей поделили на белых, серых и черных»

В июле «Ъ-Черноземье» провел в Studio 23 бизнес-ланч с представителями аграрной отрасли, банками и государственными органами. Участники мероприятия обсудили, как повлияли на развитие сельского хозяйства новые правила государственной поддержки, обозначили основные проблемы механизма и выявили возможные пути их решения. В разговоре приняли участие заместитель председателя правительства Воронежской области Виктор ЛОГВИНОВ, замруководителя департамента аграрной политики Воронежской области Алексей САПРОНОВ, директор Воронежского регионального филиала Россельхозбанка Петр СЕЛЕЗНЕВ, генеральный директор ООО «Логус-агро» Игорь АЛИМЕНКО, секретарь комитета по развитию АПК торгово-промышленной палаты Воронежской области Анна ВОРОНИНА и генеральный директор Воронежской топливной компании Ольга БАРЫШНИКОВА.


Вступившие в силу с 1 января новые правила господдержки повлияли на всех, кто связан с отраслью АПК. Из-за изменений порядка получения льготных кредитов сельхозпроизводители не могли вовремя получать необходимые средства, банки были вынуждены ограничить выдачу займов, а региональные власти в это время пытались донести до модераторов проблемы и возможные пути их решения.

Виктор ЛОГВИНОВ: В целом за решение о переходе на новый механизм мы благодарны правительству РФ. Получение напрямую от банка кредита под 1-5% более удобно для аграриев, чем последующая компенсация от региональных властей. Но мы прекрасно понимаем, что Воронежская область в пересчете на новый механизм получила гораздо меньше субсидий, чем в прошлом году. Если в 2016 году общий объем поддержки составил 9,4 млрд руб. (2,3 млн руб. — средства региона), то в нынешнем нам выделено лишь 5,4 млрд руб. Разницу посчитать нетрудно. А сколько сельхозпроизводителей получили льготные кредиты? Всего лишь 27%. А какая нагрузка легла на них по оформлению документов? Здесь присутствуют сельхозпроизводители, они могут подтвердить: нагрузка выросла в 2-2,5 раза. И еще скажите: а кто слышал, что кому-то дали деньги под 1-2%? Такого нет. А по старым правилам в 2016 году получалось и 1,2%. Но еще раз повторю — сам механизм правильный.

Не совсем верным представляется распределение средств на единую субсидию, льготное краткосрочное кредитование. На этот вид кредитов нам выделено лишь 1,04 млрд руб. Минсельхоз распределяет субсидии исходя из формулы, определенной постановлением правительства. Но в ее основе лежат заявленные регионами потребности. И никто не проверил, насколько заявленные цифры соответствуют действительности, не сравнивал с реальным кредитным портфелем субъекта в 2016 году. Это уже привело к ситуации, когда отдельные регионы, схитрив, подставив определенные суммы, получили на 45% больше, чем Воронежская область при почти равном портфеле в прошлом году. Фактически часть этой разницы недополучил наш регион — только за счет того, что мы дали реальные цифры, а не завысили их. Понимая, что субсидий нам не хватает, мы обратились в Минфин. И нам добавили 400 млн руб., но за счет нас же самих — убрали 547 млн руб. по льготным инвестиционным кредитам, а это 6 млрд руб. кредитов! Мы увидели расчеты, совершенно не соответствующие потребностям региона. Прошло полгода, и наконец-то появился проект, где при расчете будет учитываться площадь пашни, объем производства и условное поголовье. И мы надеемся, что такие корректировки смогут обеспечить лучшую поддержку для сектора.

Недавно у губернатора Алексея Гордеева состоялась встреча с Николаем Ольшанским, который строит очередной молочный комплекс: предприятие на 2,5 тыс. голов должно появиться под Павловском. Он сразу спросил: вы мне сможете гарантировать обещанные капитальные затраты в 30%? Он ни разу не обращался за льготными кредитами, строил молочные комплексы за свои средства, а тут пришел в банк — а ему говорят: лимита нет! Если мы в России говорим о нехватке 10 млн т молока в год, то инвестор, приходя в эту отрасль, должен понимать, что ему государство гарантирует субсидии. Уже более 200 инвестпроектов Воронежской области приняты Минсельхозом и не рассмотрены. При этом потребность в субсидиях на инвесткредиты только по уже начатым и завершенным в регионе проектам составляет 1,68 млрд руб. Государство может честно сказать: у нас не хватает денег. Но тогда надо пропорционально делить! В правительстве решили с этого года компенсировать 30% капзатрат на молочные комплексы — это очень радует. Но можно было оставить по 20%, зато увеличить количество получателей. И последнее: Воронежская область в этом году оказалась в числе восьми регионов, которым не дали несвязанную поддержку, а в 2016 году в ее рамках мы получили 871 млн руб. Отказ в поддержке объяснили хорошим урожаем. А мы бы могли их направить на короткие кредиты — тогда смогли бы выдать еще почти 9 млрд руб. Таких нюансов много.

МОДЕРАТОР (корреспондент «Ъ-Черноземье» Олег Мухин): А как повлияли новые правила господдержки на сельхозпроизводителей?

Анна ВОРОНИНА: Я работала в комиссии по распределению фермерам грантов, и эта работа оказалась очень информативной. Очень многие фермеры жаловались, что не могут получить кредиты. Между тем на личные хозяйства у региона еще есть остаток субсидий.

ЛОГВИНОВ: 100 млн руб. еще остается, то есть более 1 млрд руб. кредитных ресурсов.

ВОРОНИНА: Но банки не очень настроены работать с малыми формами. Например, в Богучарском районе из 207 фермеров 150 — очень активные. А льготные кредиты получили три или четыре. Они ориентируются на приоритеты, расставленные органами власти, и хотят эти займы направлять на развитие мясного и молочного скотоводства. Получается, лимит есть, но фермеры жалуются, что не могут получить деньги. Об этом говорили мне на встречах и в Хохольском, и в Россошанском районах. Жалуются и региональному отделению Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов (АККОР), которое возобновило свою работу.

Петр СЕЛЕЗНЕВ: А на какие банки конкретно жалуются?

ВОРОНИНА: В районах прежде всего жалуются как раз на Россельхозбанк и Сбербанк. Понятно, что есть разные причины — кто-то приходит без подготовленных документов... Это фактические данные.

СЕЛЕЗНЕВ: Я вам дам фактические данные. На сегодняшний день банк выступает ключевой финансовой организацией, через которую реализуется новый механизм льготного кредитования. Так, по итогам первого полугодия 2017 года Россельхозбанк предоставил предприятиям АПК более 70 млрд руб. по ставке не выше 5% годовых. Заявки клиентов Россельхозбанка на сумму еще порядка 105 млрд руб. в настоящее время находятся на согласовании в Минсельхозе. За первое полугодие ни одного отказа по заявкам фермеров Россельхозбанк в Воронежской области не произвел. Все заявки были оперативно рассмотрены и удовлетворены — это касается всех фермеров, кто соответствует требованиям постановления 1528 и кто предоставил пакет документов. Еще раз повторю: ни одного отказа. В целом Россельхозбанк в Воронежской области выдал малым и средним сельхозтоваропроизводителям порядка 700 млн руб. за первое полугодие, одобрены кредиты примерно на 1,5 млрд руб. Конечно, есть случаи, когда банк принимает решение о кредитовании по льготной ставке, но нет одобрения Минсельхоза. Насколько всем известно, за фермерами закреплено 20% субсидий. С АККОР ситуацию мы неоднократно обсуждали, на совещаниях у Виктора Ивановича — тоже, в Минсельхозе вопрос находится на личном контроле первого замминистра Хатуова... Ни одного замечания к нам не было. Возможно, жалуются фермеры с менее подготовленными документами, с плохой кредитной историей и так далее. Если назовете конкретную историю — разберемся подробно.

ВОРОНИНА: Возможно, вы меня неправильно поняли. Здесь еще важна информированность и осведомленность фермеров. У них очень много ошибок и в бизнес-планах, да и просто в документах... Мы будем выходить с предложениями повысить уровень информационных и консультационных услуг. Я так понимаю, до этапов заявок они зачастую просто не доходят.

СЕЛЕЗНЕВ: Мы должны понимать, что тот, кто действительно хочет получить льготный кредит, его обязательно получит. Мы просим поддержки у департамента аграрной политики, чтобы для фермеров, возможно, был какой-то упрощенный порядок подготовки документов. Но мы должны четко контролировать целевое использование льготного кредита, какой объем пашни обрабатывает сельхозпроизводитель, какое у него поголовье, соответствует ли заемщик программе. По этому направлению у нас конструктивное взаимодействие с департаментом аграрной политики и АККОР.

ЛОГВИНОВ: Я не лоббирую интересы конкретных банков, но должен отметить, что Россельхозбанк всегда на связи с нами. Как и Сбербанк. Мы постоянно встречаемся, созваниваемся... Что касается малых форм — на них приходится лишь 12% производства сельхозпродукции в Воронежской области, а субсидий предусмотрено 20%. Поэтому мы и предлагаем федеральному правительству: отдайте распределение на уровень регионов!

АЛИМЕНКО: Друзья, ну давайте будем честными, мы здесь что собрались? Виктор Иванович доносит позицию государства. А реально произошла катастрофа.

Сельхозпроизводителей поделили на «белых», «серых» и «черных»! В прошлые годы месяцем раньше, месяцем позже, но субсидии получали все. И было все понятно: кончились деньги в бюджете — говорили: все, ребята, больше не приходите. Теперь по «Логус-агро». В 2015 году по краткосрочным кредитам мы получили 9,5 млн руб. компенсации процентной ставки, в 2016-м — 14 млн руб., а в 2017-м — фактически ничего! Одномоментно стало понятно: не успел в «поезд», опоздал — до свидания, субсидий не получил. Я, Виктор Иванович (Логвинов. — «Ъ») не даст соврать, в глаза говорил руководителям Минсельхоза и буду говорить: неправильная, порочная система. Но она же еще и заорганизована так, что дальше некуда! Поставили на уши всю страну: каждый месяц беги, проверяй свои налоговые отчисления. Произошел сбой в программах учета МНС в 2017 году, и ни с того ни с сего у многих предприятий обнаружились неправильно начисленные налоги в большую сторону. У «Логус-агро», например, 8 млн руб., никто не может до сих пор исправить эти ошибки. И, как следствие, по формальным признакам (из-за наличия налоговой задолженности. — «Ъ») уважаемый департамент не может выплачивать никакие субсидии.

Ну зачем мы придумываем разные механизмы? Чего надо стране? Молока, сои, бобов? Картофель нужен? Не нужен? Пусть будут яблоки. Вот давайте скажем: вот столько денег есть у страны. Через столько-то лет нам нужен вот такой уровень молока, вот такой уровень яблок. И давайте дадим субсидии на килограмм официально проданной продукции. Получи и будь счастлив. Нам продукт нужен и белая экономика нужна! А сейчас еще и часть нагрузки переложили с банков на аграриев. А когда начинаешь спрашивать у банков, что за методика, отвечают: ну, наша методика расписана в десяти папках. И этих заорганизовали! Мы кому-то работу создаем или господдержку?

ЛОГВИНОВ: Я буквально недавно был в Минсельхозе. Принял участие во встрече, посвященной льготному кредитованию. Сейчас ожидается, что к нынешним 5 млрд руб. на инвесткредиты добавят еще 4 млрд руб. То есть 90 млрд руб. кредитов на всю Россию. Этого объема поддержки однозначно недостаточно. Минсельхозом на сегодняшний день официально заявлено, что российскому АПК надо добавить 36 млрд руб. по всем направлениям. У меня один вопрос — что такое для федерального бюджета 36 млрд руб.? Это немаленькая сумма, но посильная, а за счет нее удастся поддержать село. Но дали всего 10 млрд руб., а 4 млрд руб. добавят только на инвесткредиты. Так мы поддерживаем село или нет? И еще: по объемам поступлений как сейчас идут АПК и ОПК?

МОДЕРАТОР: Вровень.

ЛОГВИНОВ: Догнали «оборонку» благодаря этим санкциям, дай бог бы лет десять они еще были. Но наша продукция должна быть и конкурентоспособна на мировом рынке. А уровень поддержки субсидиями аграриев один из самых низких! В европейских странах гораздо выше. А теперь посмотрите госпрограмму развития АПК до 2020 года — в ней ведь тоже срезают показатели. Надо четко определиться с приоритетами. Позиция нашего губернатора такова: стране нужно молоко и мясо. А логистическим центрам субсидировать капитальные затраты незачем — пусть их получат те, кто производит готовую продукцию.

Что касается банков. В Воронежской области банки собирают всю необходимую информацию, мы доносим наши потребности до Минсельхоза. Но они же не знают, какова ситуация в регионах! И банк головной не знает. Нужно передавать полномочия. А так нам говорят: ну, распределяйте сами из того, что мы утвердим. Идет какое-то лукавство. Мы очень надеемся, что полномочия все-таки передадут в регионы.

МОДЕРАТОР: Ну а пока что мы видим от нынешних тенденций негативный эффект — о нем уже сказали присутствующие сельхозпроизводители. Да и многие изменения на слуху: холдинг «Молвест», например, останавливает проекты из-за задержек с получением инвесткредитов. А как оценит ситуацию с развитием АПК в нынешнем году сторонний эксперт? Здесь есть такой эксперт, это Ольга Анатольевна.

Ольга БАРЫШНИКОВА: Мы поставляем топливо предприятиям АПК, мелким оптом. В основном работаем с отсрочкой платежа, так как понимаем, что аграрный бизнес связан с отдаленным получением выручки. В целом взаимодействие не меняется, а обороты растут. Предприятия АПК развиваются, потребление топлива увеличивается. Мы в нашей компании видим потенциал АПК и его рост.

ЛОГВИНОВ: А насколько рост в денежном выражении был обусловлен ценой?

БАРЫШНИКОВА: В этом году оптовые цены выросли процентов на 10. Но я бы не сказала, что сейчас рост цен продолжается. А объем потребления в натуральном выражении по сравнению с 2013 годом вырос процентов на 30. Растет не только потребление в каждой отдельной компании, но и количество клиентов.

АЛИМЕНКО: Как же так? Ведь активно идет переход на другие виды техники, в первую очередь — ресурсосберегающие, аграрии стремятся к экономии...

БАРЫШНИКОВА: Но с рынка уходят компании, которые поставляли топливо нелегально либо низкого качества.

АЛИМЕНКО: Если уж мы заговорили про ресурсы, то следует сказать про значительный рост цены электроэнергии на селе. Страшная вещь произошла: с 1 января по сегодняшний день цена киловатта выросла на селе с 5,5 до 7 руб. Это куда годится? Получается, на селе я плачу почти в 1,8 раза дороже, чем промпредприятия в Воронеже. Мы направили ряд писем от имени отраслевых аграрных союзов в адрес федеральных чиновников и Федеральную антимонопольную службу по этому вопросу.

ВОРОНИНА: И фактическая цена электроэнергии в Воронежской области выше, чем в соседних.

АЛИМЕНКО: Все отвечают — слышим, думаем, занимаемся.

ЛОГВИНОВ: Но вернемся к нашей тематике. Благодаря стремительному развитию регионального АПК мы освоили уже 99% субсидий по инвесткредитам на модернизацию и строительство в молочном животноводстве. Мы «закрыли» все проекты, которые заявляли на субсидирование до 1 января 2017 года. То есть долгов по уже реализованным комплексам больше нет. По мясному скотоводству вопросов пока нет, за полугодие освоено 67% субсидий. Думаю, нам надо 96 млн руб. добавить, и мы будем удовлетворены. А вот по льготным кредитам сохраняется полное непонимание. И еще один важный вопрос. Вот сельхозпроизводитель пришел в банк, филиал банка обратился в головной, те — в Минсельхоз, а в министерстве сказали, что денег нет. Отказ. Производитель ушел. И зачем надо подавать второй раз и проходить все структуры снова? Он же уже отдавал документы. Зачем тратить время и бумагу?

МОДЕРАТОР: А пока в условиях нехватки субсидий, насколько нам известно, Минсельхоз дал указание регионам ранжировать проекты по степени значимости. Какие проекты у нас в регионе будут приоритетными?

ЛОГВИНОВ: Позиция губернатора Алексея Гордеева, позиция правительства Воронежской области такова: приоритет номер один — это молоко. У нас сегодня идет строительство молочных комплексов в Боброве, Аннинском, Лискинском, Павловском, Верхнемамонском районах, всего семь объектов. Мы также призываем реконструировать крупные старые хозяйства, более чем на тысячу фуражных голов. Им мы тоже хотим компенсировать 30% капитальных затрат. Второй приоритет — это мясо. Третий — сады. Мы собрали всех плодовиков, их у нас 25 хозяйств, и те средства, которые были доведены, решили разделить погектарно — на закладку и на уход. Это справедливый подход, который губернатор хотел бы распространить на все виды субсидий. Еще один приоритет — семеноводство. Сейчас в Россию завозится 95% семян сахарной свеклы, 87% — подсолнечника, 74% — кукурузы. Губернатор ставит задачу заниматься этим направлением, и работа уже ведется: в Рамонском районе создается селекционный центр по сахарной свекле, в Богучарском — по подсолнечнику, в Павловском — по кукурузе. По зерновым ряд сельхозпроизводителей уже запустили подобные мощности — к примеру, фермер Александр Князев и «Агротех-Гарант», причем второй вкладывает в семенной завод в Рамонском районе 500 млн руб. Но, конечно, надо заниматься и другими отраслями. В свиноводстве мы хотим реализовать такой же кластерный подход, как в сфере КРС и в молочном животноводстве. К примеру, на базе строящегося в Павловске перерабатывающего завода «Агроэко», если все будет нормально. Или не будет?

СЕЛЕЗНЕВ: С заводом все будет хорошо. Проект финансируем, вопрос находится на контроле в головном офисе банка.

ЛОГВИНОВ: Если Россельхозбанк сделает все от него зависящее, то создадим там кластер. Кроме того, будем развивать и птицу — недавно основатель «Черкизово» Игорь Бабаев рассказал губернатору о планах по строительству новых птичников в Воронежской области, экспорт у них пошел неплохо. А за птичниками последуют убойные мощности и так далее. Сейчас «Черкизово» завершает строительство свиноводческих мощностей в Нижнедевицке. Но для развития нужны земельные ресурсы (а у нас 97% пашни в обороте) и кредиты.

Алексей САПРОНОВ: А по льготным кредитам мы воспитывали олимпийских чемпионов по бегу — кто быстрее, тот и получил. Виктор Иванович озвучивал эту проблему в Минсельхозе и Минфине; мы стали одним из первых регионов, кто о ней заявил. Минсельхоз эти проблемы видит. И на его сайте уже размещен проект постановления правительства, в котором некоторые поднятые нами вопросы решаются. Например, расширяется определение малых форм хозяйствования — в них теперь войдут и ООО с оборотом до 120 млн руб. И в этом случае наш остаток в 100 млн руб. дойдет до сельхозпроизводителей.

АЛИМЕНКО: А не подтолкнет ли это решение руководителей сельхозпредприятий к искусственному разукрупнению?

САПРОНОВ: И также о невозможности получить кредит под 1-2%. Начиная с 1 января 2018 года Минсельхоз вносит изменения в постановления. И тогда, как и планировалось, банки начнут биться за клиента, снижать ставки по уже одобренным льготным кредитам. По поводу общей нехватки денег: в следующем году будет тяжелая ситуация. В 2017-м все ресурсы на льготное кредитование были исчерпаны в течение первых трех месяцев. А в Минсельхозе думали, что мы еще в июне будем предлагать перераспределять с направления на направление. Будут ли вообще льготные инвесткредиты — вот один из ключевых вопросов в рамках льготного кредитования. Скорее всего, их будет очень мало, или же министерству придется львиную долю своего финансирования направить только на эту программу. Но общий подход, скорее всего, правильный: Минфин просил уйти от отложенных обязательств, когда заявляли много инвесткредитов и потом «трясли» Минсельхоз, и этого добились — заявок нет. Но и денег нет.

МОДЕРАТОР: Мы знаем, что и Алексей Гордеев, и Виктор Логвинов доносили множество предложений по корректировке нового механизма, даже дошли до Дмитрия Медведева. Какие предложения считаете наиболее актуальными сейчас?

САПРОНОВ: Наша позиция по небронированию льготных кредитов за первыми заявившимися не была услышана — скорее всего, в силу сложности исполнения. По малым формам мы были услышаны, сейчас этот вопрос прорабатывается.

ЛОГВИНОВ: На 2018 год мы заявили потребность в льготных кредитах на 122 млрд руб. — 68 млрд руб. по краткосрочным и 54 млрд руб. по инвестиционным. В 2017 году она составляла 54 млрд руб. По малым формам нам надо 1 млрд руб. О переработке тоже не будем забывать. 21 млрд руб. потребности заявляется только по молоку — губернатор поставил задачу создать 30 молочных комплексов. Уже сегодня у нас 67% молока производится в сельхозорганизациях, а 33% — спорная отчетность ЛПХ и КФХ. А к 2020 году мы должны перейти рубеж в 1 млн т молока в год.

ЛОГВИНОВ: Мы говорим о развитии АПК России, а идет сдерживание! Банк рассмотрел и готов дать льготный кредит, а денег нет. Раньше производитель приходил и знал, что будет субсидирование. А сейчас даже реализуемые проекты останавливаются, и это ведет к их удорожанию.

ЛОГВИНОВ: Алексей Васильевич (Гордеев. — «Ъ») дал поручение — мы готовим обращение к руководству страны, правительства, Минсельхоза. В нем мы предлагаем в первую очередь выдавать субсидии остановленным инвестпроектам. В целом можно сказать еще раз: новый механизм правильный. Но его надо корректировать. А Воронежская область со своей стороны будет софинансировать любые объемы федеральной поддержки АПК — даже с учетом того, что в 2018 году доля регионального софинансирования может вырасти с 5 до 15%.

Наглядно

в регионе

Коммерческие проекты

спецпроект

обсуждение