Коротко



 

Подробно

Фото: «Алексеевка Химмаш»

«Доверие между властью и бизнесом – основа регионального развития»

Председатель совета директоров ГК «Алексеевка Химмаш» Александр Пархоменко пять лет назад активно включился в общественную деятельность. Он твердо убежден: геополитическая ситуация создала исторический момент, когда российские предприниматели «должны показать миру, что Россия сильна не только природными ресурсами». Но для инициации максимальной бизнес-активности необходимо создать своего рода питательную почву.


— Александр Александрович, вы занимаетесь реальным производством и в то же время участвуете в создании благоприятного бизнес-климата, являясь экспертом по региональному развитию Агентства стратегических инициатив, входите в генеральный совет ООО «Деловая Россия», выполняете от этой организации миссию бизнес-посла в Республике Судан. На стыке этих направлений деятельности как вам видится степень доверия во взаимодействии бизнес-сообщества и власти в Белгородской области?
— Последние годы отмечены в стране активизацией общественных инициатив. В том числе и в бизнес-среде. Такие организации, как «Деловая Россия», РСПП, «Опора России», постоянно доносят до власти, чего не хватает для развития предпринимательства. Сложилась отрадная ситуация встречного движения между бизнесом и властью: созданы общественные институты при президенте – Агентство стратегических инициатив, Общественная палата, экспертные советы... И уже есть реальные результаты.

Разработка и внедрение стандарта по обеспечению благоприятного инвестиционного климата, участие в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата, внедрение успешных практик поддержки малого и среднего предпринимательства на муниципальном уровне под эгидой АСИ, в которой участвует Белгородская область, как раз и есть яркий пример доверия и взаимодействия общественных институтов, бизнес-сообщества и власти. Стандарт по обеспечению благоприятного инвестиционного климата позволит дать власти те векторы действий, которые независимо от индивидуальных характеристик членов губернаторской команды того или иного региона будут безусловно формировать позитивный инвестклимат. Как для иностранного, так и отечественного бизнеса. К великому сожалению, пока у нас многое «завязано» на человеческом факторе в чиновничьей среде. К примеру, купили мы участок земли, на котором намерены построить производство, но переоформление превратилось в длительный процесс. Три просрочки было, пока не позвонил в надлежащие органы представитель АСИ и лично не попросил активизироваться. Буквально на следующий день все процедуры были завершены. Подобных ситуаций у предпринимателей множество.

Стандарт позволит перевести взаимоотношения «бизнес – власть» в формат строгого регламента, который будет подвержен общественному и государственному контролю.

Доверие между властью и бизнесом может возникать только тогда, когда и власть, и бизнес демонстрирует по отношению друг к другу социально одобряемые линии поведения.

«Деловая Россия» видит своей задачей расширение зон такого поведения у власти и у бизнеса как основу укрепление доверия между ними.

Надо сказать, что изменилась и психология представителей бюрократического аппарата. Если раньше над чиновником «не капало», то теперь он взвешивает: губернатор, федеральные власти постоянно призывают «не кошмарить бизнес», и чиновник стремится обезопасить себя – быстрее выполнить свои функции. Предприниматели это чувствуют, поэтому получается нормальный диалог.

— «Деловая Россия» предпринимает серьезные шаги по формированию в стране полноценного среднего класса, разрабатывая механизмы поддержки малого и среднего предпринимательства. Какими инициативами в этом направлении отличились белгородские активисты организации?
— Механизмов поддержки предпринимательства в стране сейчас более чем достаточно. И деньги на это есть. Не хватает уверенности со стороны государства в том, что вложения окупятся, а со стороны потенциальных предпринимателей – элементарных знаний основ ведения бизнеса и уверенности в том, что их риски будут подстрахованы. На встрече с президентом, когда предприниматели заговорили о том, что нужно отработать более четко механизм кредитования малого бизнеса на приемлемых условиях, Владимир Владимирович Путин ответил, что ЦБ фондирует коммерческие банки под 6,5 процента годовых, чтобы они выдавали кредиты средним и малым предприятиям на приемлемых условиях. Но из выделенных 50 млрд руб. востребованными оказалось чуть больше половины.

Почему – надо разбираться. И в этом президент отчасти прав. Нет доверия к проектам, так как у большинства заявителей нет опыта реализации таких проектов. Потому что нет необходимой среды, формирующей грамотный предпринимательский класс. Мы с белгородским активом «Деловой России» и Агентством стратегических инициатив начали работать над пилотным проектом, реализация которого создаст механизмы для продвижения и обучения энергичных молодых людей.

Проект, который имеет социальную направленность, так и назвали – «Инструктаж». В его основе – дуальная система образования, предусматривающая сочетание обучения с практикой. Будущий специалист сразу получает и теоретические знания, и практические навыки, в том числе в организации бизнес-процессов.

Наша программа позволяет нивелировать самую главную проблему нынешнего образования – оторванности от практики – и логично интегрируется в региональную программу, инициированную губернатором, под названием «Проект 500» по открытию предприятий малого и среднего бизнеса.

На площадке нового индустриального парка «Технологии Белогорья», который создается на территории ГК «Алексеевка Химмаш», и других технопарков области мы намерены сформировать структурное звено этой региональной программы. Основная идея – активную молодежь образовывать непосредственно в бизнес-среде. Это будет не просто обучение, но и формирование психологии предпринимательства, утерянной в советскую эпоху. У нас же была плановая экономика, а это совсем другое мышление.

В семьях предпринимателей дети впитывают эту науку в бытовом общении с родителями-бизнесменами. Это та питательная среда, которая поворачивает мышление в нужную для бизнеса сторону. Но для большинства молодежи механизмы ведения бизнеса – «терра инкогнита».

В рамках своего проекта мы хотим набирать группу студентов или будущих предпринимателей, которые будут свидетелями и участниками построения нового производственного бизнеса от стартапа до достижения его окупаемости. В Бразилии был похожий опыт: аналогичная программа действовала на государственном уровне в течение 15 лет и дала очень весомые результаты.

Мы готовимся презентовать этот проект Евгению Степановичу Савченко и надеемся на его поддержку. Представляете, какой колоссальный опыт будут получать молодые люди? Я за свой путь в бизнесе столько ошибок наделал, которых можно было бы избежать, получи в свое время такой опыт! И это станет нашим вкладом в выполнение анонсированных в России планов по созданию 25 млн новых высокотехнологичных рабочих мест.

Понятно, что без совместной работы с бизнес-сообществом, с федеральными структурами ее реализовать будет очень сложно. Потому что должны быть сформированы структуры, придающие процессу системный характер.

В частности, единая управляющая компания индустриального парка, создаваемого на территории «Алексеевка Химмаш», предполагает такие формы нефинансовой поддержки, как бизнес-инкубатор и биржу идей, рекрутинг и внутрифирменное обучение, проектный менеджмент и маркетинг, делопроизводство и языковое сопровождение, сотрудничество с высшими и средними профессиональными образовательными учреждениями региона.

Думаю, после завершения необходимой детализации «Инструктаж» должен стать пилотным проектом для тиражирования по всей стране. Являясь экспертом и участником рабочей группы по стратегическим инициативам при правительстве РФ, буду этого добиваться.

— Ваш индустриальный парк имеет интригующее название – «Технологии Белогорья». Какой смысл в нем заложен?
— Своим названием он отвечает стремлению показать саму технологию создания активной предпринимательской среды и частного индустриального парка. Я хочу, чтобы резидентами парка были белгородские предприятия среднего и малого бизнеса. Трансферт технологий с помощью прихода иностранного инвестора – это, конечно, хорошо, но хотелось бы выращивать собственных инвесторов. Из якорных резидентов на сегодняшний день, кроме нашего Химмаша, – ЗАО «Автократер», осуществляющее совместный с итальянским OMT Spa проект выпуска полуприцепов и цистерн из неподдающихся коррозии сталей для сельскохозяйственной, строительной и пищевой отраслей. Еще один резидент – швейная фабрика «Веснянка», изготовитель высококачественной одежды специального назначения, и Алексеевский вагоностроительный завод, который будет перепрофилироваться на выпуск энергетического оборудования.

Пока индустриальный парк находится в стадии регистрации. Уверен, с получением официального статуса появятся и новые резиденты.

— Индустриальный парк поможет решить проблему большинства машиностроительных предприятий, ведущих биографию с советских времен, – огромной территории и соответствующих непроизводительных затрат?
— Конечно. Сейчас наше предприятие – это 48 га земли с коммуникациями, и за все это нужно платить налоги.

Мы могли бы использовать это имущество с гораздо большей эффективностью, если бы частные индустриальные парки по преференциям приравняли к государственным.

Согласитесь, это было бы логично. Ведь в конечном итоге государство только выиграет, если на этих площадях будут работать современные высокотехнологичные предприятия, производить нужную для России, а может, и на экспорт продукцию, платить налоги. Чтобы такой сценарий состоялся, нужно помочь на старте. Мы сейчас работаем с российской ассоциацией индустриальных парков. Поскольку в Белгородской области число частных парков растет, планируем создать рабочую группу по выработке предложений, которые будут способствовать развитию таких парков как площадок наибольшего благоприятствования работе малого и среднего бизнеса.

— В недавнем выступлении на партактиве «Единой России» губернатор Евгений Савченко развитие машиностроительной отрасли по инновационному сценарию вывел в приоритет. Как вы полагаете, режим наибольшего благоприятствования в нормативно-правовой плоскости для этого уже сформирован?
— Я считаю, что за время губернаторства в Белгородской области Евгений Степанович заложил фундамент деловой дисциплины, стремления к лидерству, инновационный дух в деловой среде. Я вижу, что этого заряда хватит на долгие годы, что дает основу устойчивого развития региона. Все его новые идеи ложатся на подготовленную почву и обязательно реализуются. Губернатор мне напоминает инженера-конструктора в своем подходе к развитию региона: он моделирует, конструирует и вдохновляет всех. В предвыборной программе он объявил драйверы, которые связаны с развитием в регионе машиностроения, проектов инновационной экономики, высокотехнологичных кластеров, наукоемких проектов. Современные вызовы диктуют именно такой подход. И никто не сомневается, что будет результат. Конечно же, с нашей помощью. Я, во всяком случае, в этом уверен.

А что касается федерального уровня, пока еще не видно четкой парадигмы развития машиностроительной отрасли. А развиваются в основном те, кому государство оказывает индивидуальную поддержку.

Если говорить конкретно о нашем предприятии, выпускающем цистерны и полуприцепы, рынок наш специфический и не очень большой. Несмотря на лоббирование развития этого сегмента машиностроения Союзом машиностроителей, режима благоприятствования добиться пока не удалось.

Мы пережили краткий период счастливого времени, когда попали в программу поддержки предприятий, оказывающих сервисные услуги для нефтегазовой отрасли.

Нам два года субсидировали процентную ставку, и даже эта малость позволила инвестировать средства в развитие предприятия. К сожалению, это время быстро прошло, и нам приходится конкурировать с импортной бывшей в употреблении техникой, которая списана в стране происхождения и должна бы идти в утиль, но в России, не выставившей заградительных мер, пользуется спросом благодаря своей дешивизне. При таких условиях сложно говорить о проектах по модернизации оборудования для выпуска суперсовременной техники.

— В свое время, когда на пороге обрушения стояло птицеводство и свиноводство, Евгений Савченко доказывал в правительстве необходимость заградительных мер для импорта и сумел убедить «сильных мира сего» в целесообразности такого подхода. И эти отрасли в Белогорье не только выстояли в сложное время, но и мощно развиваются. Как вы думаете, возможен аналогичный сценарий для машиностроителей области, коль губернатор назвал в своей предвыборной речи развитие этой отрасли в качестве перспективных приоритетов?
— Евгений Степанович слов на ветер не бросает. И это дает надежду на лучшие времена для предприятий, работающих в этой отрасли. Надо возвращаться к самим себе и думать, что ты можешь предложить миру, кроме нефти и газа.

— «Деловая Россия», похоже, намерена существенно наращивать пакет таких предложений, судя по ее активности на ниве осуществления международных бизнес-проектов. В частности, в СМИ прошла информация о таком проекте на территории Судана. Это ваше детище как бизнес-посла «Деловой России» в этом государстве?
— В какой-то мере. У «Деловой России» соглашения о сотрудничестве подписано с 70 странами, поскольку нашу организацию позиционируют как авторитетного партнера. Бизнес-послы заинтересованы развивать горизонтальные связи между бизнес-сообществом России и других стран. Это повышает товарооборот, обмен технологиями, стимулирует создание совместных предприятий. По-моему, суданскому направлению удалось провести уже два заседания международной правовой комиссии и две бизнес-миссии. С нашей стороны комиссию возглавляет министр природных ресурсов Сергей Донской.

Оговорена совместная реализация на территории Судана проекта по переработке попутного нефтяного газа, который сгорает в факелах на месторождениях.

Планируемый объем переработки – 425 тыс. тонн в год, конечная продукция – бытовой газ, которого в Судане не хватает. Мы предложили технологию на основе последних наиболее перспективных научных отечественных разработок и хорошую цену. Проект делают российские специалисты, оборудование будет произведено в «Алексеевке Химмаш».

Российско-суданский проект открывает новые перспективы. Он позволит Алексеевскому заводу химического машиностроения выйти на новый профессиональный уровень и продолжить долгосрочное сотрудничество с Республикой Судан. Это экспортоориентированный контракт, который без господдержки мы реализовать не сможем. По таким проектам должна быть построена крепкая конструкция еще и потому, что процесс его реализации воленс-ноленс влияет на имидж государства. Пока мы подписали инвестиционное соглашение и сейчас хотим, чтобы недавно созданный российский Экспортный центр подключился к сопровождению этого проекта. Пока дело тормозят санкции, под которыми находится Судан, но уже анонсировано снятие этих ограничений и, думаю, начнется реальная работа по осуществлению проекта.

Планируется бизнес-миссия, которая поможет предпринимателям выходить на африканский рынок. В Белгородской области уже есть около десятка предприятий, намеренных воспользоваться такой возможностью. Часть из них именно машиностроители.

Уверен, этот проект не останется в единственном числе. У нас создана российско-суданская платформа сотрудничества. Готовится к запуску сайт, который станет информационным ресурсом этой платформы. При Минэкономразвитии создаем рабочую группу, призванную работать над повышением товарооборота между Россией и Суданом.

Так что, возвращаясь к вашему первому вопросу о различных векторах моей деятельности, можно сказать, что это консолидированное усилие по созданию среды для взращивания новых бизнес-инициатив и развитию предпринимательской инициативы.

Комментировать

Наглядно

в регионе

Коммерческие проекты

спецпроект

обсуждение