Коротко


Подробно

Фото: Reuters

«Вкус пармезана я помню»

Читатели “Ъ” — о том, ощутили ли они отсутствие запрещенных продуктов

Три года назад, 7 августа, в ответ на санкции Запада Россия ввела свои контрсанкции, запретив ввоз на территорию страны многих продуктов. “Ъ” спросил своих знаменитых читателей, помнят ли они еще вкус импортной еды.


Елена Чекалова, гастрономический обозреватель:

— Я живу в Москве реже, чем в Европе. Но в каждый приезд в Москву обязательно везу с собой чемодан настоящего пармезана для детей и друзей. То, что у нас продается под названием «пармезан», бесстыдство, дискредитация марки известного продукта, из этого ничего готовить нельзя. Сейчас стали говорить, что у нас стало больше качественных продуктов, это чудовищное вранье. Ничего не появилось, за исключением, может быть, одного продукта — мяса. Трудно, но можно найти нашу хорошую рыбу. Но беда нашей рыбы не в качестве, оно хорошее, наши треска и селедка одни из лучших в мире, а в ее плохой заморозке. Из овощей у нас есть прекрасные продукты, но все они сезонные. Молочная продукция немного улучшилась, но и увеличилось число фальшивок. Нам надо отменять контрсанкции, а чтобы развивать свою качественную аграрную продукцию, нужна сильная конкуренция.


Александр Ф. Скляр, музыкант:

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

— Санкций я не заметил вообще, правда, заметил, что стал больше покупать отечественных фруктов. Если раньше на прилавках магазинов было много привозных овощей и фруктов, то теперь эта ниша все больше и больше заполняется отечественными, они меня вполне устраивают по качеству. Во всем остальном — санкции прошли мимо меня. Но в бытовой сфере и в первую очередь это относится к продуктам питания, санкции, скорее пошли нам на пользу. Наш сельхозпроизводитель «расправил крылья», и меня это очень радует.


Владимир Меньшов, актер, режиссер, лауреат премии «Оскар»:

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

— Я никогда ранее не уделял большого внимания ни пармезану, ни другим деликатесам. Продукты стараюсь покупать в хорошем дорогом магазине, расположенном рядом с моим домом (покупал бы и в недорогом, но его рядом нет), и вижу, что лежат на прилавке и сыры Италии, и другие вкусности из Европы. Каким образом они туда попали, я не интересовался. Признаюсь, иногда балую себя хорошим сырком, колбасой, хамоном, но без фанатизма. Я понимаю некую избранность мер по ограничению импорта, принятых нашим правительством, но сказать, что они совсем не действуют, не могу.


Иосиф Пригожин, продюсер:

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

— Если меня поставят перед выбором: пармезан или жареная картошечка, то я выберу картошку или голубцы. Без импортного сыра проживу легко. Я вырос на советских продуктах, поэтому к импортным сырам привыкнуть сильно не успел. Более того, говорят, наши сыровары научились делать сыры не хуже. А помидоры и другие овощи, я тоже всегда предпочитал азербайджанские, армянские. Ничего вкуснее бакинских помидор я никогда в жизни ничего не ел. У нас полно своей рыбы, есть камчатский краб. Это нам Европа должна завидовать, а мы без их пластмассовых овощей проживем легко.


Юрий Грымов, художественный руководитель театра «Модерн»:

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

— Я очень люблю сыр камамбер, поэтому когда еду во Францию к жене и дочери (дочь учится в Сорбонне), обязательно привожу себе немного этого сыра. Уверен, 99% наших граждан даже не почувствовали, что у нас какое-то продуктовое эмбарго. И я очень рад, что наши политики три года назад обратили внимание на свою страну, на свой народ, а у народа в ответ появилось желание работать на своей земле. Но…. У меня хорошая память на прошлое, а если вдруг американцы включат заднюю и отменят санкции против нас, то как бы наши политики также не включили заднюю, не кинули в очередной раз российских фермеров, которые сейчас развиваются, совершенствуются, делают даже моцареллу.


Юлий Ким, поэт, композитор, драматург, бард:

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

— Вкус пармезана я помню, и очень мне странно, что здесь его не могу попробовать. Изредка удается попасть за границу, и вот там я этот недостаток восполняю, жалея, что нельзя это сделать на дому. Впрочем, и я, и моя семья — народ в высшей степени неприхотливый, питаемся тем, что продается рядом. Однако разницу между пальмовым маслом и подлинным молоком отличаем. Посему процент нашей отечественной качественной молочной продукции, в отсутствие импортной, значительно сократился, к нашему сожалению.


Александр Муромский, девятикратный рекордсмен Книги рекордов Гиннесса, руководитель силового шоу «Русские богатыри»:

Фото: ТАСС

— Я из Орловской области, из аграрного региона и импортными продуктами не увлекался. У нас своих достаточно. У нас возрождается частное хозяйство, фермеры получают кредиты, наша область возрождается.


Петр Налич, композитор, певец:

Фото: Стас Владимиров, Коммерсантъ

— Сыр, конечно, главный пострадавший от санкций продукт. С другими попавшими под санкции и пропавшими продуктами, например колбасами или мясными изделиями, дело обстоит гораздо лучше. Пармезан в магазинах, конечно же, не тот, поэтому, когда попадаю за границу, покупаю себе и друзьям. Когда только ввели эти запреты, все стали хихикать и вспоминать дефицитные 1990-е. Но это сравнивать нельзя, тогда ничего не было, а сейчас просто что-то исчезло. Тогда я стоял в очереди за яйцами с номером на руке, а сейчас исчез качественный сыр.


Ирина Нельсон, солистка группы Reflex, кавалер медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени:

Фото: РИА Новости

— Первое время мы испытывали некоторый шок от того, что лишились некоторых продуктов, например французских сыров. Но это мелочь, кроме того, в России начинают производить их аналоги, тоже неплохие. Я считаю, что санкции пошли России на пользу. «Русская лень» мешала нам самим производить некоторые продукты питания, но когда человек чего-то лишается, он всегда ищет выход. Меня радует, что появляется много новых российских продуктов. Некоторое время я жила в США и очень скучала по нашей кухне. Поэтому лично я рада, что количество зарубежных продуктов на наших прилавках уменьшается. Я изучаю традиции русского народа и уверена, что человек должен питаться той пищей, которую производит его земля.


Игорь Сандлер, продюсер, бизнесмен, владелец компании «Альянс Молоко»:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Помню, потому что часто в Европу летаю. И когда летаю в Европу, Израиль или Америку, всегда небольшое количество продуктов привожу с собой. Здесь я продукты в основном покупаю на рынке, а не в магазине. Это мясо, творог, сметана, овощи. А вот сыры покупаю только там и никогда здесь, к сожалению, нельзя сравнивать качество импортного сыра и нашего. Меня эти запреты абсолютно не тронули, у меня нет культа еды, поэтому вполне обойдусь селедочкой с картошечкой и зеленью с грядок моего маленького огородика. Все это все меня не сильно напрягает, меня интересуют более глобальные вопросы — экономика и жизнь в России, больше настораживает рост конфронтации между странами, усиление антисемитизма и русофобии в Европе.


Дмитрий Потапенко, управляющий партнер компании Management Development Group Inc.:

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

— Нет, конечно. Более того, после введения контрсанкций стало проще с подарками — друзьям, знакомым и государственным чиновникам дарю сыры. Такой подарок все принимают с удовольствием. Контрсанкции вводились не для развития отечественного сельского хозяйства, хотя пропаганда очень правильно все это преподносит. Да, на 4% вырос объем производимой сельхозпродукции, но это ничтожно мало. Это понимали изначально, поэтому в целом контрсанкции — это был передел рынка под конкретные компании. Так что чего плакаться? Мы же за эту власть сами голосовали.

Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение