Коротко


Подробно

2

Фото: Julio Cortez / AP

Конец честной игры

Возможный трансфер Неймара стал вызовом для UEFA

Регламент

Нынешняя трансферная кампания в европейском футболе, точнее, самая интересная история в ее рамках — с переходом бразильца Неймара из «Барселоны» в ПСЖ, вновь сделала чрезвычайно актуальной тему финансового fair play (FFP). Для инструмента, который новый президент Союза европейских футбольных ассоциаций (UEFA) Александр Чеферин считает, как и президент прежний — Мишель Платини, ключевым в деле оздоровления финансовой ситуации в континентальных лигах, этот трансфер предполагаемой стоимостью €222 млн может стать отличной проверкой на прочность. Особенно учитывая, что эффективность FFP уже неоднократно подвергалась критике, а некоторые эксперты называют его не более чем «инструментом для торга» между UEFA и большими клубами.


История с переходом форварда Неймара из «Барселоны» в ПСЖ, превратившаяся в главную трансферную сагу этого лета (см. “Ъ” от 1 августа), растянулась уже примерно на месяц, а ее развязку невозможно предугадать. Источники, освещающие ее развитие, делятся на две примерно равные части: одни уверены, что бразилец будет играть в Париже, другие — что предпочтет остаться в каталонском клубе.

Борьба за Неймара между двумя клубами-гигантами уже привлекла беспрецедентное внимание болельщиков и СМИ, а еще породила важный «побочный» сюжет. Речь о финансовом fair play. Этот инструмент Союз европейских футбольных ассоциаций придумал на исходе прошлого десятилетия, когда структурой руководил Мишель Платини. В полном объеме правила FFP вступили в силу в 2014 году.

Суть финансового fair play проста. Он предписывает клубам сохранять безубыточность, то есть запрещает существенное превышение расходов на футбольную деятельность (без учета вложений, скажем, в строительство стадионов и иную инфраструктуру) над доходами. В нынешней трактовке совокупный убыток за три отчетных сезона не может превышать €30 млн. Нарушение положений FFP влечет санкции. Спектр их широк — от предупреждения до крупных денежных штрафов и исключения из соревнований.

Мишель Платини, изобретатель и основной лоббист FFP, считал его ключевым элементом в ряду мер, направленных на оздоровление финансовой ситуации и поддержание баланса сил в европейском футболе. После грандиозного коррупционного кризиса 2015 года господин Платини был вынужден покинуть свой пост, но сменивший его Александр Чеферин сразу подтвердил, что также является ярым сторонником fair play. Более того, в самом свежем финансовом отчете UEFA отметил, что именно внедрение FFP позволило сломать многолетний тренд, согласно которому европейские клубы стабильно генерировали убытки, и вывести их в зону прибыльности. По данным UEFA, за последние два года суммарная прибыль европейских клубов достигла €1,5 млрд. Комментируя этот отчет, Александр Чеферин сообщил: «Функции регулятора, которые выполняет UEFA в финансовом fair play, стабилизировали корабль европейских финансов и послужили основой для беспрецедентных по масштабу роста инвестиций и рентабельности».

За время существования FFP головная европейская футбольная структура вынесла ряд наказаний за нарушение правил клубам различного спортивного уровня и достатка (см. справку). Жестче всех было наказано московское «Динамо». В 2015 году было принято решение о недопуске клуба к участию в Лиге Европы. Однако после этого громких случаев применения санкций за несоблюдение норм финансового fair play не отмечалось. Ведь в целом клубы привыкли к существованию в условиях ограничений FFP, а если кто и выходил за рамки регламента, то эти нарушения не могли быть отнесены к действительно грубым.

Однако история с трансфером Неймара тишину, установившуюся на фронте, не просто нарушила, а взорвала. По вполне понятной причине — из-за предполагаемой стоимости перехода бразильца. ПСЖ, чтобы прибрести Неймара, должен выложить за него «Барселоне» €222 млн — в два с лишним раза больше, чем в 2016 году выложил за полузащитника «Ювентуса» Поля Погба «Манчестер Юнайтед», установивший оказавшийся нынче под угрозой трансферный рекорд. И это — не все расходы, имеющие отношение к покупке. Например, необходимо учитывать зарплату игрока, которая, если верить источникам, может с его переездом из Барселоны в Париж вырасти втрое и достичь €45 млн в год. В общей же сложности покупка Неймара (с учетом выкупа игрока у «Барселоны», его зарплаты и бонусов) может обойтись ПСЖ в €0,5 млрд.

Не рассматривать вероятные траты ПСЖ в контексте fair play было невозможно. Слишком сложно представить, как, совершив инвестицию такого масштаба, можно вписаться в FFP, даже зная о том, что доходы парижан в предыдущем сезоне, согласно данным Deloitte, составили €521 млн. Ну так и траты им ведь соответствовали. Неудивительно, что президент «Барселоны» Жозеп Бартомеу, когда его спрашивали о возможности перехода Неймара в ПСЖ, отмечал, что ни один клуб в мире не в состоянии заплатить за игрока более €220 млн и остаться в рамках FFP. Такое же мнение было у президента Испанской лиги Хавьера Тебаса. Больше того, он пообещал пожаловаться на ПСЖ как на грубого нарушителя регламента и в UEFA, и, если понадобится, в судебные инстанции.

Как выяснилось, уверенность испанских футбольных боссов в том, что их интересы надежно защищены правилами, не имела под собой прочных оснований. И уже в июле одновременно с волной противоречащих друг другу новостей о ближайшем будущем Неймара появлялись и статьи, описывающие, как ПСЖ нужно поступать, чтобы остаться чистым в отношении FFP. И схем, как выяснилось, не так уж мало.

Специалист по спортивным финансам Шеффилдского университета Роб Уилсон объяснял BBC, что теоретически трансферную сумму можно разбить на транши, чтобы «распылить» расходы на несколько лет. По его словам, такая схема довольно часто применяется на практике. При этом он подчеркнул, что в любом случае, чтобы соответствовать FFP, ПСЖ придется, видимо, каким-то образом увеличивать доходы. Покупка популярной звезды вроде Неймара, конечно, в этом смысле способна послужить драйвером роста, привлечь новых болельщиков и спонсоров, но Роб Уилсон полагал, что едва ли он все-таки покроет вложения, ведь, к примеру, мнение о том, что клуб зарабатывает на продаже футболок новичка — грандиозный миф: зарабатывает на них клубный экипировщик.

Оригинальнее других был вариант, предъявленный El Mundo Deportivo и якобы уже одобренный руководством ПСЖ. Он заключался в том, что ПСЖ формально вообще может ничего не платить «Барселоне». Опцию выкупа контракта реализует сам Неймар. Тут стоит отметить, что, согласно правилам Испанской лиги, в контрактах всех футболистов содержится пункт, предусматривающий право футболиста выкупить свой контракт (это по задумке авторов поправки снижает вероятность того, что игрок попадет в «рабство»). Что касается денег на выкуп контракта, то они могут появиться у Неймара от фонда Qatar Sports Investments, которому и принадлежит ПСЖ. Причем их можно оформить не как подарок, а как зарплату, сделав Неймара послом чемпионата мира 2022 года — его, как известно, примет Катар.

Про все варианты — и почти белые, и откровенно серые — можно, пожалуй, сказать одно: для FFP, если ПСЖ действительно их применит, они станут проверкой на прочность и остроту. Если UEFA примет схему с самостоятельным выкупом трансфера Неймаром, это наверняка вызовет новую порцию обвинений в адрес головной футбольной структуры Европы в связи с неэффективностью финансового fair play, которых с момента его внедрения и без того было достаточно.

Генеральный секретарь Профсоюза футболистов тренеров России Николай Грамматиков убежден: для претензий к эффективности и оправданности существования FFP есть основания, а история с Неймаром грозит стать «очередным подтверждением того, что строгость законов UEFA компенсируется необязательностью их исполнения». Господина Грамматикова удивляет и то, что «никаких внятных объяснений, почему клубы за одинаковые нарушения подвергались разным наказаниям, так и не было дано», и то, что команды, «многократно обходившие регламент», после применения к ним чаще всего символических санкций «так и не исправляли ситуацию», и почему UEFA приписывает экономические улучшения именно FFP, хотя никаких доказательств его влияния не было предъявлено. У Николая Грамматикова возникло впечатление, что финансовый fair play выступает «инструментом торга» между UEFA и европейскими грандами, которые «по-прежнему находятся в гонке за победами и тратят любые средства на приобретение дорогостоящих игроков».

Слова могут показаться чересчур резкими, но все пишущие о футболе издания, рассказывая о «перетягивании Неймара», обязательно воспоминали, что ПСЖ в 2014 году был одной из первых заметных жертв FFP. Жертвой, впрочем, относительной. Из присужденного ему штрафа $60 млн в реальности уплатить пришлось лишь треть — мизер по меркам клуба, а ограничения по заявке игроков не помешали иметь глубокий состав.

Наказали ПСЖ за «нерыночный» контракт с катарскими спонсорами. Спустя три года ситуация фактически прежняя. В списке спонсоров ПСЖ — Национальный банк Катара, Управление по туризму Катара, катарская телекоммуникационная компания Ooredoo, авиакомпания Emirates. Все либо частично, либо полностью подконтрольны властям родной для хозяев клуба страны. Все безумно щедры. Настоящей рыночностью от этих соглашений и не пахнет. Как и от безмерно раздутой еще до прихода Неймара платежной ведомости ПСЖ — €170 млн за сезон (средняя зарплата игрока в парижском клубе составляет €6,5 млн, и это наивысший показатель в мире). Только UEFA почему-то уже давно не находит поводов для придирок к нему.

Реакция организации на заявления и статьи, посвященные саге о переходе Неймара, уже между прочим последовала. Предсказуемая, надо сказать, реакция. Андреа Траверсо, возглавляющий департамент UEFA, который отвечает за FFP, пообещал внимательно следить за ситуацией, сказал, что ПСЖ «обязан уважать регламент», и заметил, что «такого рода операции трудно оценивать до того, как они совершились», добавив, правда, еще один вариант спасения ПСЖ от преследования по линии финансового fair play, пропущенный экспертами: «В конце концов трансферное окно еще не закрыто. А что если они планируют продать одного, двух, трех или четырех игроков на ту же сумму?» — отметил господин Траверсо. Но, похоже, тут господин Траверсо слегка погорячился. По данным портала Transfermarkt, стоимость всей заявки ПСЖ составляет €485 млн. Значит, чтобы «отбить» Неймара, парижанам необходимо избавиться чуть ли не от половины основы.

Алексей Доспехов, Афсати Джусойти


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение