Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Невесомое золото

Что ждет биткойн в мире и России? Размышления Светланы Суховой

Журнал "Огонёк" от , стр. 4

На прошлой неделе биткойн бил рекорды. Что стоит за взлетом криптовалюты, выяснял "Огонек"


"Верую, ибо абсурдно" — эта крылатая фраза, приписываемая Тертуллиану, объясняет то, что происходит на мировом рынке криптовалют. На прошлой неделе биткойн (BTC) ("Огонек" подробно рассказал о нем в N 9 за 2016 год) преодолел планку в 4 тысячи долларов и стал интересен для российских госкорпораций, которые не устояли, видя, как весь мир бьется в майнинговой лихорадке. Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев заявил, что в дата-центре "Ростелекома" и "Росэнергоатома" могут появится "фермы" для добычи криптовалюты. Но значит ли это, что отношение российских властей к криптовалюте изменилось?

Как выяснил "Огонек", реакции сверху как не было, так и нет, но в том, что Россия движется в противоположном от либерализации рынка биткойнов направлении, мало у кого есть сомнения. Ведь еще в мае зампред Центробанка Ольга Скоробогатова пообещала представить пакет документов, позволяющий де-юре отнести криптовалюту к цифровым товарам и обложить налогом. На дворе август, а биткойн по-прежнему вне закона: по решению Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 16 мая под угрозой закрытия 40 сайтов-обменников. В судебном решении сказано, что официальной денежной единицей в стране является рубль, так что "введение иных денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются".

Самое парадоксальное в том, что попытка регламентации сферы криптовалют приведет к тем же результатам, что и в терминальном бизнесе, который почти захирел после наведения там порядка, а ведь когда-то был одним из самых прибыльных. С биткойном так просто не справиться: сайты быстро создают "зеркала" (полный дубликат интернет-страницы). Но вот налогообложение этого бизнеса, способно уменьшить интерес к майнингу внутри России.

В отсутствии "мнения сверху" большинство крупных компаний пока не рискуют вкладываться в майнинг. А ведь уже в конце 2016 года ЦБ, Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, Газпромбанк, банк "Открытие", Национальной системой платежных карт и Qiwi-банк создали ассоциацию "ФинТех", которая в том числе и должна была заняться и криптовалютами. Конечно, среди добытчиков биткойнов уже есть крупные компании, неофициально начавшие майнинг на свой страх и риск.

А вот обывателям, если крупных игроков станет больше, добывать ценный ресурс станет сложнее. И сейчас-то трудности нарастают месяц от месяца. А в мае 2140 года эмиссия биткойнов вообще должна остановиться — больше 21 млн биткойнов быть не может (пару лет назад их уже было 12,7 млн).

Неудивительно, что поклонники криптовалюты по всему миру изощряются как могут, чтобы добыть 1 BTC. Вот только майнинг (единственный способ получения криптовалюты, построенный на решении компьютерами математических задач) ведут уже, как правило, не в одиночку, а пулами. Пользуются спросом и "биткойн-краны", где криптовалюта "капает" в микродозах за просмотр интернет-рекламы. Можно, конечно, и просто купить биткойн за любую иную общепризнанную валюту, но курс уже кусается. Появляются, конечно, и вовсе экзотические способы разжиться интернет-"деньгами": американские буддисты недавно озаботились созданием собственной криптовалюты — "даны". "Монеты кармы" можно будет получить за проповеди и медитации.

Удастся ли запустить "монеты кармы" в обращение, вопрос, а вот желающих заработать на биткойнах уже сейчас хоть отбавляй. Но появление на рынке госкомпаний означает де-факто окончание эры "частной" и даже "цеховой" добычи биткойнов и переход к их почти что "промышленному" освоению. Например, владелец компании 51ASIC Андрей Зимин убежден, что выигрыш за теми, у кого мощностей больше: "Поскольку у корпораций денег и ресурсов больше, то и бизнес будет двигаться в сторону централизации майнинговых мощностей в руках корпораций".

Мнения экспертов тут разделились почти поровну: часть убеждена, что биткойн станет дороже, другая — что его курс снизится



Частников сегодня спасает только то, что большинство крупных игроков предпочитают выжидать. И  не только потому, что нет внятого сигнала "сверху", но и потому, что страшно. Глава Сбербанка Герман Греф, например, честно признался, что биткойн — "одна из самых подрывных технологий и, если ею не воспользоваться вовремя, значительно более опасная, чем огромная армия финтехов".

Речь об отсутствии привычных отечественному банковскому сектору систем контроля, о страхе перед открытостью и прозрачностью процесса и тревоге по поводу неясности перспектив курса биткойна. Ведь мнения экспертов тут разделились почти поровну: часть убеждена, что биткойн станет дороже, другая — что его курс снизится до отметки в 2 тысячи долларов за 1 BTC.

Первые в качестве аргумента приводят факт конечности биткойн-ресурсов, а всякий дефицит всегда играет на рост стоимости любого товара или валюты, и упирают на факт признания этой криптовалюты властями разных стран, например Южной Кореи и Японии. Их противники ссылаются на то, что курс биткойна взлетел на фоне ажиотажа и такой "пузырь" скоро лопнет, как это уже случалось с биткойном дважды. Проблема в том, что криптовалюта — продукт эфемерный. Его ценность обусловлена тем, что его начинают признавать за единицу расчета те или иные участники рынка — физлица, компании, банки, власти. По сути, это вера, выраженная в денежном эквиваленте. Если завтра игроки на рынке решат, что биткойн или любая другая криптовалюта ничего не стоит, он быстро упадет в цене. И так уже бывало в истории человечества — с раковинами каури и со шкурками куницы. Насколько велик шанс, что биткойн повторит путь древних "валют"?

Но пока вера в биткойн только набирает обороты: все большее число игроков признают его ценность и готовы платить за то, чтобы его добыть или купить. Не говоря уже о том, что технология блокчейна, лежащая в основе криптовалюты, получает все большее распространение. По прогнозам, эта технология станет общеупотребима уже через несколько лет. Например, на нее могут быть переведены все торговые расчеты в мире. И в этом случае не исключено, что те из экспертов, кто уже сегодня предрекает, что биткойн станет в будущем эквивалентом золота, могут оказаться правы. Да и что может быть дороже веры.

Экспертиза

Поход за синей птицей


Виктор Достов, председатель ассоциации "Электронные деньги"

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Переворот, который биткойн грозит произвести в сфере электронных платежей, можно сравнить разве что с появлением денег как таковых. Тогда ведь скептики тоже рассуждали: ну зачем нам эти монетки, то ли дело шкуры и зерно. Понятно, что скептики проиграли. И пусть сегодня их проигрыш неочевиден, факт в том, что при сильном ветре только дурак строит стену, а умный — мельницу.

Кто строит мельницы на рынке биткойнов? Три категории людей. Первая — спекулянты, потому что биткойн все-таки очень специфический актив: сегодня он стоит три тысячи, завтра четыре, послезавтра две. Покупать что-то за такую валюту сложно, а вот спекулировать на ней — самое то. Вторая группа игроков — крупный и средний бизнес. У него есть ощущение, что в будущем биткойн может стать чем-то важным, и предприниматели не хотят опоздать. Куча народа пытается прощупать здесь почву. Большим корпорациям проще выделить какой-то бюджет и написать депозитарий на блокчейне, чем сидеть и нервно ждать, что вот сейчас все станет круто, а они не в курсе. Третья — поставщики материалов для мельниц, то есть оборудования для майнинга.

У биткойна есть еще лет пять, чтобы завоевать рынок или уступить место другому инструменту



Государству во всей этой системе отводится скромная роль, оно должно не мешать и обеспечить честные правила игры. В Америке, например, приняли регулирование, которое более или менее объясняет, что такое биткойн и как с ним работать. Это может иметь двоякие последствия, в зависимости от того, насколько удобным будет само регулирование. У нас людей долго пугали законом, который предлагал за производство биткойнов сажать на семь лет: такое "регулирование слухами" на рынке однозначно сказывается плохо. Может ли быть государство по-настоящему заинтересовано в биткойнах? С трудом, потому что непонятно, как ему проявить свой интерес. Вполне возможно, конечно, на Енисее где-нибудь рядом с ГЭС построить гигантские майнинговые фабрики по добыче биткойна — и значительная часть криптовалюты будет наша. Проект интригующий, но пока его утвердят и реализуют, кто знает, что случится: биткойна уже может и не быть. Государство слишком инертно для того, чтобы с выгодой для себя играть на этом рынке. Поэтому, скорее всего, любое государство до последнего будет относиться к биткойну с недоверием.

Вообще же, в сфере электронных платежей срок жизни проектов-стратапов недолог. Пятнадцать лет — и технология либо кардинально обновляется, либо становится массовой, либо уходит с рынка. Биткойн уже не так молод, первое поколение криптовалют пыталось "выстрелить" еще в 2000-е. Думаю, у него есть еще лет пять, чтобы завоевать рынок или уступить место другому, более удобному инструменту. И коренной вопрос даже не в совершенстве самой технологии, а в том, найдется ли критическая масса людей, которым она нужна именно сейчас.

Детали

Деньги из цифры

927 пользователей контролируют сегодня 50 процентов существующих биткойнов. Среди них есть настоящие миллионеры


Братья-близнецы Кэмерон и Тайлон Винклвосс еще в апреле 2013 года купили 1 процент от всех существовавших на тот момент биткойнов за 11 млн долларов. В 2013 году, когда за 1 BTC давали 1 тысячу долларов, их состояние увеличилось до 400 млн долларов. Последний скачок криптовалюты делает братьев обладателями состояния в 1,6 млрд долларов.

Тони Галлипи, основатель сервиса BitPay, уверен в том, что его сервис сможет составить достойную конкуренцию PayPal. В 2013 году его состояние в биткойнах оценивалось в 100 млн долларов, сегодня оно, стало быть, увеличилось вчетверо.

Роджер Вер по прозвищу "Биткойн Иисус" — именно его компания MemoryDealers стала одной из первых принимать BTC в качестве оплаты за услуги. Четыре года назад у него было криптовалюты на 52 млн долларов, сейчас --почти на 210 млн долларов.

Чарли Шрем, 23 года, директор BitInstant, начавший покупать криптовалюту еще несколько лет назад по цене в 3 доллара за штуку. Известен тем, что носит на безымянном пальце кольцо с кодом доступа к своему биткойн-кошельку, за что и именуется друзьями "Четырехпалым Чарли" (есть вероятность того, что злоумышленники могут отрубить ему палец). Его состояние сегодня может превышать 190 млн долларов.

Джерад Кена — в 2010 году отформатировал жесткий диск и случайно стер 800 BTC, но не слишком расстроился. Уже тогда он закупал биткойны партиями по 5 тысяч штук по цене 20 центов за 1 BTC. В его кошельке в 2013 году было 111,114 ВТС, что сегодня равняется почти полумиллиону долларов.

Есть еще два крупных обладателя биткойнов, которых сложно назвать физлицами.

Это сам создатель криптовалюты легендарный Сатоси Накамото, о котором до сих пор неизвестно, реальный ли это персонаж или псевдоним, возможно, даже группы лиц. Так или иначе, а у Накамото — самый большой биткойн-кошелек.

И ФБР США, изъявшее у Росса Уильяма Ульбрехта (создателя Silk Road) биткойны на сумму в 90 млн долларов (сейчас эта криптовалюта стоит почти 300 млн).

Цифры

Брифинг

Фото: Евгений Гурко, Коммерсантъ

Вячеслав Семенчук, основатель первой кошерной криптовалюты и блокчейн-экосистемы Bitcoen.io

На этом рынке уже давно присутствуют корпорации — как китайские, так и международные. К примеру, очень крупная ферма майнинга находится в Грузии, и говорить о том, что наше государство или госкомпании типа "Ростелекома" выступают с какой-то инновацией, абсолютно нельзя. На самом деле, 86 процентов мощности майнинга биткойна составляют всего 24 компании. Даже "Ростелекому" и "Ростеху" будет очень сложно по мощности догнать эти майнинговые пулы, которые фактически и управляют тем биткойном, которым он сейчас является.

Источник: BFM.ru


Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Ольга Скоробогатова, зампред Банка России

Поскольку эмитируются виртуальные деньги, которые не обеспечены золотым запасом и не контролируются с точки зрения их количества, рано или поздно это может привести к нестабильности на финансовых рынках. Поэтому в отношении ходящих в России криптовалют следует применять законодательство с определенными уточнениями в части налогов, контроля и отчетности, как к цифровому товару. Если люди этим занимаются, они должны за это платить деньги. А мы должны четко понимать, как контролируем эту деятельность.

Источник: RBC.ru


Мурад Салихов, председатель наблюдательного совета "Банка Воронеж"

Большой информационный шум способствует тому, что основные потоки капитала идут в bitcoin и эфириум. Все больше стран их легализуют, чем стимулируют появление торговых площадок, а также рост вложений в проекты, финансирование которых построено на базе этих криптовалют. Росту капитализации эфириума способствовало то, что власти Южной Кореи сделали ставку не только на биткойн, но и на эту валюту. С развитием интернет-экономики доля криптовалюты будет постепенно расти, однако говорить о полной замене обычных валют не приходится.

Источник: агентство "Прайм"


Материалы подготовила Светлана Сухова


Комментарии
Профиль пользователя