Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Закон об иноагентах заподозрили во влиянии

ЕСПЧ просят защитить от распространения российской практики другие страны

Как стало известно “Ъ”, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) зарегистрировал меморандум московского Института права и публичной политики, участвующего в деле 61 НКО—иностранного агента в качестве третьей стороны. В документе говорится, что ограничение иностранного финансирования НКО в России не оправдано признанными в мире целями и направлено исключительно на «защиту суверенитета», чему активно подражает ряд других стран. Решение ЕСПЧ в пользу заявителей «может остановить эту опасную тенденцию», считают эксперты.


Институт права и публичной политики (ИППП) представил свою позицию по делу «Экозащита и другие против России», к участию в котором он допущен в качестве третьей стороны наряду с комиссаром по правам человека Совета Европы Нилсом Муйжниексом и спецдокладчиком ООН по вопросам о положении правозащитников Мишелем Форстом (см. “Ъ” от 26 мая и 5 июня). В деле объединены жалобы 61 НКО, подпавшей под действие закона об иноагентах, который, как отмечает ИППП, требует от НКО отказа от иностранного финансирования и предусматривает особые наказания за невыполнение требований к иноагентам.

ИППП (в его попечительский совет входят, в частности, судья ЕСПЧ в отставке Анатолий Ковлер и судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова) утверждает, что режим иностранных агентов выходит «за пределы допустимого вмешательства государства в сферу гражданского общества», поскольку не связан ни с одной из признанных в мире целей ограничения иностранного финансирования НКО (для таможенного или валютного контроля, предотвращения терроризма или легализации преступных доходов, а также в отношении кандидатов на выборах и политических партий). «Любая ссылка на такие цели вряд ли может считаться подлинной»,— указывают эксперты, а «обеспечение прозрачности», которым власти РФ объясняли введение режима иноагентов, не может быть самоцелью и распространяться на НКО по признаку происхождения источника их финансирования. Тем более закон не должен «криминализировать или делегитимировать» по этому признаку правозащитную деятельность, цитируют авторы документы ООН.

Действительной целью законодательства РФ об иноагентах, по мнению ИППП, является «защита суверенитета и ограничение иностранного влияния на российское общество», что неправомерно с точки зрения международной защиты гражданского общества от вмешательства государства. ИППП обращает внимание на распространение практики РФ в ряде других стран (Венгрия, Израиль, Казахстан, Киргизия, Украина, Армения, Словакия), принимающих вслед за Россией аналогичные меры по защите от «иностранного влияния». Одним из последних примеров является Венгрия, принявшая в июне 2017 года закон по российскому образцу. Решение ЕСПЧ по делу «Экозащита и другие против России» об отсутствии правомерной цели у российского законодательства об иноагентах может позволить остановить эту опасную тенденцию, считают московские эксперты.

ИППП отмечает: ссылки властей РФ на закон США 1938 года «О регистрации иностранных агентов» (FARA) «вводят в заблуждение». По FARA иноагентами считается «узкая группа лиц, оказывающих лоббистские, консультационные и рекламные услуги иностранному принципалу в его интересах и под его контролем»; в этом реестре доминируют коммерческие организации, среди принципалов пяти из них ранее были указаны РФ и МИД РФ, Олег Дерипаска, партия «Родина» и «Газпром экспорт», а сейчас принципалами от России числятся господин Дерипаска, банк ВТБ и группа ВТБ. Но американское регулирование «не нацелено на гражданское общество и не распространяется на деятельность правозащитных и социально ориентированных НКО, отмечает ИППП, приводя в пример отказ суда в США признать иноагентом редакцию газеты The Irish People, которая финансировалась Ирландским комитетом помощи Северу. Суд счел недоказанным факт публикации материалов по указанию или с разрешения комитета, напомнив о задаче «не придушить внутринациональные политические дискуссии с участием граждан, симпатизирующих взглядам иностранцев, но не находящихся под иностранным руководством или контролем».

Отметим, что комиссар СЕ по правам человека в обнародованном 13 июля меморандуме сообщил ЕСПЧ, что спорный закон является «репрессивным инструментом против правозащитных НКО», способствуя их банкротству и ликвидации. После этого Минюст объявил, что ЕСПЧ продлил по просьбе ведомства срок предоставления позиции РФ с 19 июля до 19 сентября — в аппарате уполномоченного РФ при ЕСПЧ Михаила Гальперина вчера пояснили “Ъ”, что «разумный срок требуется для подготовки обоснованной позиции по всем заявителям». Между тем комиссия по защите государственного суверенитета при Совете федерации во главе с сенатором Андреем Климовым приступила к разработке критериев вмешательства во внутренние дела РФ, пообещав привлечь для этого ФСБ, Центризбирком, Минюст, МИД, Службу внешней разведки, судейское сообщество, а также администрацию президента.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение