Коротко


Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Александр Бастрыкин потерпел от своих

ФСБ считает, что полковник СКР вводил в заблуждение генерала юстиции РФ

Как стало известно “Ъ”, в перечне предполагаемых преступлений экс-начальника главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности (ГУМВиСБ) СКР Михаила Максименко, изначально обвиняемого в получении взятки от вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой), имеются упоминания об откровенной подтасовке им данных, введении в заблуждение своего непосредственного руководителя Александра Бастрыкина и раскрытии информации о ходе расследования уголовных дел. Делалось это в интересах предпринимателей, которые, по версии ФСБ, расплачивались с полковником Максименко деньгами, машинами и даже щенками.


Начальник ГУМВиСБ Михаил Максименко, руководитель УСБ Александр Ламонов, его заместитель Денис Богородецкий и первый заместитель руководителя ГСУ СКР по Москве Денис Никандров обвиняются следователями ФСБ в получении взятки в размере €500 тыс. от вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой). При этом, как сообщал “Ъ”, Михаилу Максименко вменяются в вину еще два преступных эпизода — получение денег от авторитетного бизнесмена из Санкт-Петербурга Бадри Шенгелии и известного девелопера Дмитрия Смычковского.

Первый, по версии ФСБ, был заинтересован в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников петербургской полиции. Несколько оперативников проводили 9 декабря 2014 года в отношении коммерсанта мероприятия, в том числе и обыск его машины. При этом якобы были похищены дорогие наручные часы Hublot. Желая наказать обидчиков, господин Шенгелия, по версии следствия, обратился к своему знакомому Михаилу Максименко, передав ему в октябре 2015 года в одном из петербургских отелей $50 тыс. Как считают следователи, это была плата за незаконные действия полковника Максименко. Еще в начале 2015 года он, по версии следователей ФСБ, договорился с начальником 17-го отдела («Запад») регионального управления собственной безопасности ГУСБ МВД полковником Юрием Тимченко и его подчиненным — старшим оперуполномоченным подполковником Виталием Федосовым. Те по договоренности с Михаилом Максименко передали материалы проверки инцидента с господином Шенгелией во второе следственное управление ГСУ СКР, расположенное в Санкт-Петербурге. В апреле того же года следователями были составлены рапорты об обнаружении в действиях полицейских признаков превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). Сами же материалы были переданы для проверки в ГСУ СКР по Санкт-Петербургу. Однако следователи возбуждать уголовное дело по довольно туманным обстоятельствам несколько раз отказывались. Тогда в июне 2015 года полковник Максименко подготовил на имя председателя СКР Александра Бастрыкина докладную записку, в которую внес, как теперь считают в ФСБ, ложные данные о том, что прокуратура якобы отменяла постановления о возбуждении дела, и предлагал инициировать в отношении несговорчивых петербургских коллег проведение служебной проверки. Она была проведена, но без привлечения сотрудников управления процессуального контроля СКР, что является обязательным условием в соответствии с указанием того же Александра Бастрыкина. И хотя и не было выявлено фактов вынесения незаконных или необоснованных процессуальных решений, по инициативе Михаила Максименко материалы были переданы из Санкт-Петербурга в ГСУ СКР в Москву и вручены с сопроводительным письмом лично и. о. руководителя ГСУ. При этом документы якобы не были зарегистрированы в установленном порядке, а проверка по ним велась с нарушением сроков. Но осенью 2015 года все же было возбуждено уголовное дело в отношении «неустановленных сотрудников» ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти. Однако уже менее чем через две недели заместитель генпрокурора России отменил постановление о возбуждении, а его решение чуть позже было закреплено постановлением генпрокурора Юрия Чайки.

Надо отметить, что господин Шенгелия в данном случае был признан взяткодателем, и в отношении него возбуждено дело (ст. 291 УК РФ). Интересно также, что полицейские из ГУСБ Тимченко и Федосов также оказались под следствием, хотя и по другим основаниям. Как рассказывал “Ъ”, первый из них — выходец из ГИБДД, дослужившийся до начальника отдела ГУСБ, контролировавшего деятельность полиции на территории Северо-Западного федерального округа, был арестован в декабре прошлого года. Его обвинили в вымогательстве взятки в 100 млн руб. у коммерсантов, которых заподозрили в крупной неуплате налогов. А в феврале этого года был задержан и подполковник Федосов, которому вменили в вину мошенническое хищение более 100 тыс. руб. из средств, выделенных на оплату труда агентов. На днях господин Федосов, полностью признавший свою вину, получил за это условный срок.

Еще один эпизод предполагаемой преступной деятельности полковника Максименко касается его взаимоотношений с крупным застройщиком Дмитрием Смычковским. Тот, по версии следствия, передал в конце 2015 года в качестве взятки руководящему сотруднику СКР Jeep Wrangler. Хотя машина и была не новой, 2013 года выпуска, она все равно оценивается, по некоторым данным, более чем в 2,5 млн руб. За это полковник якобы оказывал строителю «общее покровительство» и сообщал о ходе расследования интересующих того уголовных дел.

Сейчас, как утверждают источники “Ъ”, полковник Максименко проверяется по целому ряду возможных преступлений. Речь идет о возможном получении взятки в виде щенка редкой и дорогой породы кане-корсо. Эту собаку господин Максименко якобы отвез своей супруге, проживающей в Санкт-Петербурге. Кроме того, по неподтвержденной информации, изучаются данные о возможной покупке в виде подарка Михаилом Максименко и Денисом Никандровым квартиры для некоей сотрудницы центрального аппарата СКР. Также среди бывших коллег полковника Максименко ходят слухи о том, что ведется проверка по постройке им некоего дорогостоящего коттеджа.

Напомним, что полковник Максименко — выходец из Петербурга, сделавший карьеру в том числе и как начальник личной охраны Александра Бастрыкина. Однако несмотря на должность начальника главного управления, звание генерал-майора он так и не получил, хотя обычно руководитель главка в СКР имеет генеральское звание. При этом во время, предшествующее аресту, господин Максименко считался одним из самых влиятельных сотрудников СКР, якобы пользовавшимся практически безграничным доверием председателя следственного ведомства. В то же время, как считают в ФСБ, господин Максименко имел обширные связи не только среди бывших коллег в МВД, но и в криминальных кругах, включая наследника убитого в 2013 году вора в законе Аслана Усояна (Дед Хасан) — Захария Калашова. В самом же СКР, как считают контрразведчики, полковник Максименко, пользуясь своей близостью к главе ведомства, выстраивал целую схему, которая позволяла бы ему «удовлетворять его личные амбиции».

Возможным это стало после нескольких кадровых перестановок, происшедших в СКР. В мае прошлого года были освобождены от должности сразу два заместителя Александра Бастрыкина — Василий Пискарев и Юрий Нырков, которые курировали как непосредственно следственную работу, так и кадры, тыловое обеспечение, инспекторские полномочия и процессуальный контроль. По некоторым данным, кадровые перестановки были связаны с рядом докладных записок, которые главный «безопасник» СКР направил главе ведомства. Тогда же ключевые посты в этих службах заняли люди, с которыми полковник Максименко имел хорошие отношения или ранее был связан. Например, на повышение пошел Денис Никандров, который теперь является подельником Михаила Максименко.

Защитники Михаила Максименко от комментариев воздержались. В свою очередь, адвокат его подельника Александра Ламонова Ольга Лукманова пояснила, что ее подзащитный, обращавшийся, как сообщал “Ъ”, с открытым письмом к президенту Владимиру Путину, продолжает настаивать на своей невиновности. От дальнейших комментариев госпожа Лукманова воздержалась, сославшись на данную ею ранее подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Между тем, по некоторым данным, остальные фигуранты также отказываются признать свою вину и не дают показаний, ссылаясь на статью 51 Конституции. При этом они обжалуют все решения следствия и судов, утверждая, что их уголовное дело должен расследовать именно СКР, а отнюдь не ФСБ, которой оно было поручено заместителем генпрокурора России Виктором Гринем.

Сергей Сергеев


Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение