Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

«Все экономические проблемы у нас внутри, а не снаружи»

Эксперты о возможном ответе России на новые американские санкции

от

Первая реакция российских политиков на принятие Конгрессом США закона о новых санкциях против РФ была довольно резкой. Например, председатель комитета Совета федерации по международным делам Константин Косачев утром заявил, что Москва должна подготовить болезненный ответ на действия Вашингтона. Правда, к обеду зазвучали более умеренные комментарии. “Ъ” решил узнать у российских экономистов и предпринимателей, как мы могли бы «сделать Америке больно».


Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты»:


— «Сделать Америке больно» нам будет трудно, поскольку мы не соизмеримы по экономике, по долям в мировом ВВП. Возможно, мы можем сделать так, что «больно» будет и нам, и им, и всем, можно действовать по принципу «погибать — так всем». Однако это самоубийственная политика. Нужно исходить из понимания того, кем являемся в мировой экономике мы и кем США, из того, что «фундамент» для ассиметричного ответа у нас достаточно зыбкий. Какие сферы сотрудничества являются чувствительными для Америки? Космос? Да, пока. Но мы знаем, что в развитии своей космической программы американцы переходят на новый этап, и запуски с помощью наших носителей для них перестают быть актуальными. Сотрудничество по титану для американцев важно, но оно заменяемо. Разрыв будет для Америки проблемой лишь на определенное время. Раздавались предложения отказаться от участия в обороте американских бумаг, но может оказаться, что Китай нас не поддержит, и вообще, призывы к ответным действиям в этой сфере носят скорее эмоциональный характер. Можно попытаться сделать плохо всем, но потом окажется, что сделали плохо в первую очередь себе.

Валерий Сердюков, член совета директоров компании «Газпром нефть»:


— Им и так больно. А мы же и эти санкции переживем, продолжим развиваться сами. Конечно, будет сложно, тяжело — многие технологии завязаны на них. А за счет потери инвестиционного рынка в России американцы потеряют больше, чем мы. Им некуда девать деньги, им некуда, кроме России, инвестировать. В Африку и Китай боятся, а Россия всегда была порядочным партнером. Американцы, инвестируя в Россию получали хорошие прибыли. Поэтому сейчас можно эти инвестиции в каких-то отраслях затормозить. Для них это будет плачевно.

Игорь Юргенс, президент Института современного развития, президент Российского союза автостраховщиков:


— Не знаю, ну разве что сдаться Китаю или начать войну? Но если серьезно, то ничего принципиально нового в этих санкциях нет. Это скорее факт внутриполитической борьбы с Трампом в США и удар по персоналиям. То, что санкции затронут газовый поток, было давно предсказуемо, и здесь нужно с Европой подумать, какую лазеечку найти. Для них это тоже важно. Контрсанкции, с моей точки зрения, нанесли нам больший урон: цены на сельхозпродукцию только повысились, а наши агростраховщики говорят, что мы наносим себе единой субсидией больше урона, чем этой контрсанкцией. Все экономические проблемы у нас внутри, а не снаружи, и вот их надо решать.

Илья Ломакин-Румянцев, сопредседатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли:


— Придумать, как насолить американским и в целом западным интересам, можно по многим позициям. Но нужно понимать, какие ты цели ставишь перед собой и как это ударит по тебе. Теоретически мы даже можем перекрыть продажу газа в Европу, но практически это ударит по нам самим — мы потеряем доходы. Мы можем перестать покупать американские ценные бумаги, но тогда у нас не будет достаточно устойчивых финансовых активов. Можем перестать покупать продукцию Apple, или других американских компаний, однако эти компании выживут и без нас (как и мы без них, но лучше никому не будет). Можно напридумывать многое, но нужно, как мне кажется, искать другие решения.

Александр Бузгалин, директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета:


— В качестве ответа нам надо изменить экономическую политику на социально ориентированную и стать лидером в этом направлении. Начать активно развивать науку, искусство и образование. Предложить всему миру экологические и социальные ценности. Все это приведет к тому, что Америка с ее консервативным либерализмом сразу проиграет нам в этом соревновании, потому что большинство пойдет за нами. Это будет очень серьезным и очень болезненным ответом на санкции. Еще одним очень серьезным ответом стало бы принятие второго плана ГОЭЛРО. А все остальное ерунда, потому что наша экономика слабая и, не меняя экономическую политику, не реформируя систему, ничего болезненного мы Америке сделать не можем.

Роберт Нигматулин, академик РАН:


—Только одним — развивать внутреннее производство. Мы потеряли многие технологические методы: в строительстве газовых турбин, например, сильно отстали в производстве, ликвидировали все, что было — Невский завод с крупным литейным производством, производство турбинных лопаток — все это было уничтожено в 1990-е годы. Говорили, что купим на Западе дешевле. В результате пришли к тому, что нам нужно все восстанавливать, нужно вкладывать. Это возможно только под воздействием государства, одни рыночные механизмы на это неспособны. Мы можем, конечно, выставить и ответные санкции, но все это ерунда. Наш рынок для Америки — это ничто. Да и не решит это главной проблемы — нашей технологической зависимости от Запада. Даже Иран делает газовые турбины, а мы не можем. Иран как-то преодолел санкции, и нам следует заняться тем же. Нужно привлекать людей, которые имеют опыт и желание, нужно по-новому воспитывать инженерные кадры, нужно использовать опыт стариков. Это труд, не предназначенный для современных бизнесменов, нами руководящих. О том, чтобы в нашем сегодняшнем состоянии нанести какой-либо экономический урон США, и речи быть не может.

Группа «Прямая речь»


Комментарии
Профиль пользователя