Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Наши отношения давно стали взрослыми»

Посол Финляндии в Москве Микко Хаутала о грядущем визите Владимира Путина в Савонлинну

от

Президент РФ Владимир Путин 27 июля посетит финский город Савонлинна — визит приурочен к празднованию 100-летия независимости Финляндии. Посол Финляндии в России Микко Хаутала в интервью корреспонденту “Ъ” Елене Черненко рассказал, о чем будут говорить главы государств, как продвигаются переговоры по уменьшению рисков инцидентов в небе над Балтикой и стоит ли ожидать от диалога Хельсинки с НАТО сюрпризов.


— Визит Владимира Путина в Финляндию приурочен к 100-летию независимости вашей страны. Ситуация складывается неоднозначная, ведь в свое время независимость Финляндия провозгласила от Российской империи. Чего вы ожидаете от этого визита?

— Прежде всего мы рассчитываем на плодотворную дискуссию по самым разным темам. В нынешнем юбилейном году мы пригласили всех глав государств, которые нам близки,— представителей скандинавских стран, но и российскую делегацию, конечно, посетить нашу страну. Главы России и Финляндии уже неоднократно встречались, в том числе и в текущем году, но для нас это особенный повод.

Что касается вопроса о неоднозначности... Мы уже с начала года отмечаем наш юбилей, было несколько мероприятий в разных городах России, и везде наш опыт был только положительным. Это нас очень радует. Думаю, что это является отражением того, что наши отношения на государственном уровне уже давно стали «взрослыми». У нас есть совместная история, она непростая, но в ней было много положительного, включая события 100-летней давности. От того, что Финляндия обрела независимость, выиграла и Россия, ведь она получила надежного и хорошего соседа и партнера во многих секторах.

— Вы сказали, что рассчитываете на дискуссию. По каким темам?

— По двусторонней тематике, региональным и международным вопросам. Вычленить какие-то конкретные темы мне сложно, поскольку в повестке очень много всего, и заранее сложно сказать, чему именно уделят внимание президенты.

— А в двусторонней повестке сейчас есть острые вопросы, требующие внимания глав государств?

— Я таких вопросов не вижу.

— Вообще?

— Вообще. Есть некоторые темы, которые могут затронуть президенты, но особенно острыми их не назовешь. Разногласия между нашими странами есть по ряду международных вопросов — по Украине и Крыму в первую очередь. Есть напряженность в отношениях России и Евросоюза, членами которого мы являемся. Думаю, что некоторые из этих вопросов президенты обсудят.

— Но все-таки по двусторонке. Вы, как дипломат, ожидаемо обходите острые углы, но пресса неоднократно писала, например, о проблеме пересечения мигрантами из стран Северной Африки и Ближнего Востока российско-финской границы. Этот вопрос из ряда острых?

— Количество беженцев, которые пытаются попасть в Финляндию через территорию России, на данный момент не очень велико, за весь текущий год их было лишь несколько десятков. Пограничные службы наших стран эффективно сотрудничают. У нас хоть и очень протяженная граница, но она сейчас является одной из самых стабильных в Европе. И я уверен, что обе страны заинтересованы в том, чтобы это так и оставалось.

— А как обстоят дела в семейной сфере? Ранее неоднократно возникали конфликты вокруг детей из смешанных семей, проживающих в Финляндии…

— Да, такие случаи были, и не могу исключать, что проблемы будут и в будущем. Но в целом, как мне кажется, российская сторона уже лучше понимает, как работает наша система защиты детей, наше законодательство и социальные службы. Система в Финляндии отличается от существующей в России, очень важно понимать эти различия и их обоснования. В Финляндии сильная защита частной жизни, и органы власти не имеют право на публичное рассмотрение вопросов, касающихся, например, отдельных семей. У нас теперь есть канал общения между уполномоченными по правам детей, они обмениваются визитами. Мы регулярно организуем семинары по этой тематике в нашем посольстве, там обсуждаются очень конкретные вещи. Мы всегда готовы рассказывать русским, проживающим в Финляндии, о финском законодательстве. Наши органы власти также расширяют информационные услуги на русском языке, касающиеся этих вопросов. Думаю, что многие из тех вопросов, которые некоторое время назад представлялись проблемными, за это время удалось снять.

— По международной тематике. Финский президент Саули Ниинисте год назад призвал Россию и страны НАТО принять меры для минимизации рисков инцидентов в воздухе в Балтийском регионе. Если я правильно понимаю, по этой теме идет разговор, но не в Совете Россия-НАТО, а в рамках специальной группы ИКАО. Как продвигаются переговоры?

— Наша инициатива связана с двумя соображениями. Во-первых, нас действительно очень волнует тот факт, что в регионе все больше и больше военной авиации, при этом там много гражданских судов, и мы хотим свести к минимуму риски непреднамеренных инцидентов. Во-вторых, мы надеемся посредством этой инициативы хотя бы немного повлиять на восстановление доверия между сторонами, с тем чтобы в будущем использовать этот опыт для других переговоров. В рамках ИКАО этим вопросом занимается Балтийская группа. Она собиралась уже дважды — в последний раз в июне в Хельсинки.

— Удалось о чем-то договориться?

— Насколько мне известно, участники группы, во-первых, договорились выработать рекомендации по поведению военных летчиков в воздушном пространстве. Во-вторых, они составили список контактных лиц, которые курируют эти вопросы и могут в оперативном порядке помочь разъяснить ту или иную ситуацию. В-третьих, обсуждался вопрос об использовании военными самолетами транспондеров, и по моим данным, по этому вопросу также есть определенный прогресс.

— Будут ли еще такие встречи?

— Да, мы готовы организовать третью встречу. Даже может быть в нынешнем году, но это будет зависеть от членов группы.

— В прошлом году Швеция и Финляндия подписали соглашение, разрешающее силам НАТО присутствовать на территории этих стран во время учений или в случае кризиса, а недавно в Финляндии проводились крупные учения с участием ВВС стран НАТО. Означает ли это, что финские власти, несмотря на публичные заявления, все же рассматривают возможность интеграции в альянс или более заметного сближения с ним?

— Тот меморандум о взаимопонимании по вопросам поддержки принимающей страны между Финляндией и НАТО, на который вы ссылаетесь, не дает НАТО или любой другой стороне права находиться на территории Финляндии. О приглашении внешней помощи Финляндия всегда принимает решение самостоятельно, и еще раз подчеркну: меморандум о взаимопонимании никакой автоматики не создает. Такие слова, как «интеграция» и «сближение», немного опасны в этом контексте, поскольку они подразумевают некий активный процесс. А наши отношения с НАТО уже давно являются партнерскими, мы ведем с альянсом политический диалог, участвуем в некоторых учениях, которые он организует. В этом вопросе мы всегда исходим из собственных интересов, принимаем решения в зависимости от того, способствует ли то или иное действие повышению обороноспособности наших собственных вооруженных сил.

Что касается вопроса о членстве в НАТО, то мы его не рассматриваем, но не исключаем. Любое государство заинтересовано в том, чтобы у него были разные варианты действий, поэтому мы всегда говорим, что исключать ничего нельзя, но на повестке дня этот вопрос не стоит.

— Российские власти такая формулировка, наверное, не успокаивает.

— Мы думаем о собственной безопасности и понимаем, что на нас — партнеров НАТО — статья 5 о гарантиях коллективной защиты Вашингтонского договора не распространяется. При этом мы внимательно следим за ситуацией и климатом безопасности в нашем регионе. Все это влияет на дискуссию в стране. Но в то же время мы понимаем, что решение о вступлении в НАТО было бы стратегическим и имело бы серьезные последствия в самых разных областях. Перед решением такого масштаба нужно очень тщательно и глубоко исследовать запросы общества, внимательно изучить все плюсы и минусы. В общем, что я хочу сказать: вряд ли в этом плане стоит ожидать каких-то сюрпризов в обозримом будущем. Финляндии вообще не свойственна непредсказуемая внешняя политика или политика безопасности.

— Как вы оцениваете сотрудничество с Россией в Арктике? Будет ли Финляндия, которая сейчас председательствует в Арктическом совете, предпринимать попытку созвать Арктический саммит?

— Наше сотрудничество в Артике опирается на многолетний опыт и продвигается весьма успешно. Речь идет о вполне конкретных примерах эффективного взаимодействия, например, между нашими метеорологическими учреждениями, а также в области судостроения. Примеров практического сотрудничества много.

Все члены Арктического совета, включая, конечно, Финляндию и Россию, заинтересованы в том, чтобы Арктика была вне любых конфронтаций и военных конфликтов, чтобы этот регион остался регионом мира и сотрудничества.

Финляндия готова созвать первый Арктический саммит, и мы уже сигнализировали об этом нашим партнерам по Арктическому совету. Однако реализовать эту идею будет непросто, например, из-за кризиса вокруг Украины. Пока вопрос о проведении саммита остается открытым. Мы хотели бы его созвать, но тут не все зависит от нас. Нужна политическая воля и серьезная повестка дня. Хорошо, что наше председательство в Арктическом совете только началось, значит, у нас есть еще два года, чтобы поработать над этим.

— Недавно стало известно, что Финляндия намерена купить помещения в доме экономиста Даниэльсона в центре Санкт-Петербурга и ряд других объектов недвижимости. Что планируется там сделать?

— В этом здании уже много лет функционирует Дом Финляндии. Оно находилось у нас в аренде, и мы решили выкупить его. Соглашение о выкупе было подписано две недели назад, предстоят еще некоторые формальности, но я надеюсь, что они будут улажены до конца года. В этом здании находится Финско-российская торговая палата, Финский культурный институт, Финская школа. Они точно продолжат свою работу. Возможно, появятся и другие учреждения, соответствующие профилю Дома Финляндии.

— По итогам беседы с вами не могу не спросить: в чем секрет относительно хороших отношений между Хельсинки и Москвой? Скажем, по сравнению с напряженными отношениями России и стран Балтии. Ведь исходные условия схожи: территориальная близость, непростая история.

— Хороший вопрос. Да, вы правы в том, что у нас сложная общая история, но этот исторический опыт, каким непростым бы он ни был, помогает нам лучше понимать друг друга. Мы научились общаться как взрослые. Кроме того, мы все-таки намеренно сохраняли контакты на всех уровнях, в том числе и на уровне президентов. В любых ситуациях. Это очень важно. Стабилизирующую роль играют и тесные экономические связи. Активное сотрудничество в области культурной жизни и развитие туризма также играют важную роль. В частности, многие петербуржцы очень хорошо знают Финляндию по своему собственному опыту. Россияне — самая большая отдельная группа туристов в Финляндии.

При этом у нас есть разногласия, и мы их не скрываем. Финляндия как член ЕС участвует в санкциях в отношении России.

Но у нас было много времени, чтобы притереться друг к другу — 100 лет. И мы надеемся, что, несмотря на сложную международную ситуацию, в этом плане ничего не изменится.

Комментарии
Профиль пользователя