Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Люди жаждут выйти и жить»

Татьяна Москалькова требует защитить права людей с ментальными нарушениями

Совет федерации и аппарат уполномоченного по правам человека в РФ намерены поторопить Госдуму с принятием законопроекта о распределенной опеке, а также ускорить работу над законопроектом о создании независимой пациентской службы в психоневрологических интернатах и психиатрических больницах. Это позволит сделать жизнь российских граждан, живущих в учреждениях психоневрологического профиля, более защищенной. Сенаторы и представители общественных организаций отмечают, что нарушения прав людей с ментальными нарушениями в учреждениях соцзащиты и здравоохранения носят системный характер.


В России 523 психоневрологических интерната (ПНИ) и 127 детских домов-интернатов психоневрологического профиля — в них живут соответственно более 150 тыс. и более 20 тыс. человек. «Это огромные цифры, которые разворачивают наше сознание к совершенствованию системы управления этими учреждениями и оказанию помощи этим людям»,— заявила уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова в ходе круглого стола Совета федерации и совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в соцсфере. Говоря о нарушениях прав россиян в таких учреждениях, она отметила отсутствие условий для реабилитации инвалидов в интернатах и регулярные жалобы жителей ПНИ на злоупотребления психотропными препаратами со стороны медперсонала: «У меня на приеме был инвалид, который жаловался, что ему кололи препараты, от которых его парализовало. Но мы не можем провести проверку из-за недостатка нормативно-правовой базы». Представители НКО, в свою очередь, отмечают, что во время общественного мониторинга интернатов фиксируют много жалоб на применение тяжелых нейролептиков в карательных целях, но проверить это не могут: во-первых, у общественных организаций нет полномочий на изучение медицинских карт жителей интернатов, во-вторых, трудно найти независимых авторитетных психиатров.

Член совета по вопросам попечительства в соцсфере Елена Клочко представила результаты общественных проверок в интернатах в семи регионах РФ. Она напомнила, что в 2016 году вступил в силу федеральный закон «Об основах соцобслуживания граждан в РФ» — по нему ПНИ является учреждением, оказывающим социальные услуги. «Тем не менее значительное количество регионов продолжает жить на основании положения о психоневрологическом интернате от 1979 года: в нем закреплена закрытость интернатов»,— сказала госпожа Клочко. Перечисляя выявленные нарушения гражданских прав, она назвала ограничение свободы, нарушение права граждан на личную неприкосновенность, права владеть и распоряжаться личным имуществом, умаление человеческого достоинства, лишение права на труд, нарушение прав на лечение только на основе добровольного и информированного согласия, а также нарушение права проживающих в ПНИ на получение социальных и реабилитационных услуг. По ее мнению, системные нарушения в учреждениях соцзащиты напрямую связаны с отсутствием возможности постоянного мониторинга независимых юристов, правозащитников и медиков внутри учреждения. «В каждом ПНИ живет от 300 до 1 тыс. человек, каждому из них могут запретить выход с этажа, каждого могут запереть в изоляторе, так называемой надзорке,— отметила она.— В качестве наказания могут использовать медицинские препараты. Тысячи людей заперты, ничем не заняты и не трудоустроены. Их жалобы не фиксируются, а значит, не рассматриваются».

Татьяна Москалькова напомнила, что закон о психиатрической помощи от 1992 года предусматривает создание независимой пациентской службы, однако эта норма закона до сих пор не исполнена: «Нарушения прав людей в таких учреждениях являются не только проблемой здравоохранения и социальной защиты, но и философско-политической проблемой». По поручению вице-премьера РФ Ольги Голодец законопроект о независимой пациентской службе разработан правительством и общественными организациями в 2015 году, однако до сих пор не согласован с Минздравом и не вынесен в Госдуму. Представители Минздрава, в свою очередь, обратились к Совету федерации с просьбой взять на себя доработку и согласование законопроекта, поскольку создать в Минздраве службу, не зависящую от этого ведомства, невозможно. Сенатор Людмила Кононова пообещала, что законопроект о службе может быть вынесен в Госдуму уже в этом году, и если будет принят, то Совет федерации будет настаивать на финансировании службы из федерального бюджета в 2018 году.

В Москве на базе ПНИ №30 уже почти год работает пилотная модель такой службы — юристы Центра лечебной педагогики (ЦЛП) регулярно приходят в интернат и встречаются с его жителями. По словам юриста ЦЛП Елены Митюшкиной, после самоубийства жительницы интерната, запертой в изолятор на длительное время, в учреждение пришла общественная проверка и зафиксировала множество нарушений. С тех пор юрист получила 142 обращения. «Нам говорили, что эти люди ничего не понимают и что им не нужны их права,— говорит госпожа Митюшкина.— Но из всех полученных нами обращений не было ни одного безосновательного. Люди спрашивают, почему у них отбирают личные вещи, почему они не могут жить с любимым человеком, почему при острой боли к ним не вызывают скорую и не дают обезболивающих препаратов. Они понимают о своих правах и страданиях не меньше, чем мы с вами. И такая служба им очень нужна».

Улучшение жизни в интернатах напрямую связано еще с одним законопроектом. В 2015 году Совет федерации совместно с общественными организациями, в частности ЦЛП, разработал законопроект о распределенной опеке, который позволил бы недееспособным жителям интернатов не зависеть только от директора учреждения, а иметь сразу несколько внешних опекунов, которыми могут быть и общественные организации. Законопроект был принят Госдумой в первом чтении в прошлом году, но, по словам его авторов, тоже «застрял». Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова и сенатор Людмила Кононова пообещали поторопить Госдуму с его принятием.

Замминистра труда Григорий Лекарев заявил, что на 1 января 2017 года насчитывалось 523 психоневрологических интерната, а на 1 января 2016 года — 514. «Это увеличение, с нашей точки зрения, сказалось на уменьшении очередности, что, безусловно, является положительным»,— отметил он. Господин Лекарев также сообщил, что с 2013 по 2016 год число ветхих и аварийных зданий соцзащиты снизилось с 303 до 65. По его словам, следить за состоянием зданий должны регионы, однако федеральный бюджет оказывает им поддержку: «В том числе по линии Пенсионного фонда ежегодно выделяется 1 млрд руб.». «Людей в ПНИ интересует больше всего не количество кроватей в комнате, не осыпающаяся штукатурка и даже не качество питания,— отмечает директор благотворительной организации “Перспективы” Мария Островская.— Больше всего они спрашивают о восстановлении дееспособности, о возможности выходить из интерната. Люди томятся как в тюрьме, они жаждут выйти и жить».

Ольга Алленова, Валерия Мишина


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение