Коротко


Подробно

Фото: из личого архива Елены Хахалевой

«Я была на этой свадьбе таким же гостем, как и все остальные»

Краснодарская судья Елена Хахалева рассказала о скандальной свадьбе и тбилисском дипломе

Как стало известно “Ъ”, совет судей, разбирающийся в ситуации, которая сложилась вокруг председателя судебной коллегии по административным делам Краснодарского краевого суда Елены Хахалевой, подготовил запрос в Тбилисский госуниверситет, чтобы проверить информацию о ее дипломе. При этом совет уже фактически разобрался в особенностях краснодарского бракосочетания, из-за которого судья оказалась в топе новостей. Своей версией происшедшего Елена Хахалева поделилась с “Ъ”.


— Елена Владимировна, как развивается ситуация?

— Все нормально, работаю в штатном режиме...

— А как же свадьба дочери за $2 млн?

— Свадьба прошла хорошо. Молодые счастливы, и это главное, а тому, что написали в социальных сетях, даже не хочу давать оценку. Тем более совет судей Краснодарского края в настоящее время в этом разбирается. Я была на этой свадьбе таким же гостем, как и все остальные. Ни к ее организации, ни к ее оплате отношения не имею.

— Обычно подобные мероприятия родители молодых проводят вскладчину…

— Видимо, у нас все необычно. Никакой складчины! Папа (бывший муж госпожи Хахалевой Роберт Хахалев.— “Ъ”) сказал: «Моя дочь, и я сам все оплачу».

— В СМИ прошла информация о том, что его официальный годовой доход не превышает 200 тыс. руб.

— Какой у него доход, если честно, я не очень интересовалась, так как мы в разводе, но из-за этой ситуации пришлось уточнить. Я могу вам прислать его официальные декларации за последние годы. Так вот, он зарабатывал по 50–60 млн руб., а недавно заключил крупную сделку, с которой только налогов уплатил на 40 млн руб. (документы имеются в распоряжении “Ъ”.— “Ъ”). Поэтому вполне мог позволить себе оплатить и свадьбу единственной дочери. Она, как и подтвердил совет судей, обошлась примерно в 3,5–4 млн руб.

— Большая часть расходов — артисты?

— Насколько я знаю, меньшая. Иосиф Кобзон — давний друг нашей семьи, он просто приехал поздравить молодых. Валерий Меладзе — дальний родственник Роберта — тоже приезжал в Краснодар не на заработки, да еще своего друга Сосо Павлиашвили захватил.

— А Николай Басков?

— Его выступление, открою вам маленький секрет, оплатили наши знакомые. Это был подарок на свадьбу молодым. Основные затраты, как мне объяснил Роберт,— это аренда зала и организация свадебного мероприятия. Мы представили все документы в совет судей Краснодарского края, который проводит проверку в связи с публикациями в СМИ. Совет, насколько мне известно, запросил и получил данные у владельцев ресторана и арендованного помещения. В целом получилось около 4 млн руб. Договоры заключались с Робертом Хахалевым. Он же выступал плательщиком по счетам.

— Bentley дарил?

— Нет, хотя мог бы.

— А что молодожены получили от родителей?

— Я подарила Софье серьги, а Вадиму — ничего, только мою дочь. Папа подарил ей свой дом. Он может себе это позволить.

— Свадебные подарки покрыли расходы на мероприятие?

— Дарили не нам, а молодоженам, а мы у них не спрашивали.

— После публикаций, очевидно, проблемы возникли не только у вас, но и у мужа вашей дочери — следователя СКР Вадима Бадалова?

— Мы все дали необходимые пояснения. Я — совету судей, проводящему проверку, Вадим, который финансово никак не участвовал в подготовке свадьбы,— своим коллегам. Но больше всех объясняться пришлось Роберту, который и настоял на таком формате мероприятия.

— Вам не кажется, что участие судьи в свадьбе с таким размахом выглядит не очень этичным?

— Ну это все-таки свадьба моей дочери!

— Вам ставится в вину не только пышная свадьба, но и диплом Тбилисского госуниверситета, который вы якобы не оканчивали. Во всяком случае выглядит странным, что, став дипломированным юристом в Грузии в 1991 году, вы впоследствии получили аналогичный диплом Кубанского аграрного университета.

— Может, это на первый взгляд и выглядит странно, но давайте вспомним события 1991 года. В Грузии с января начались волнения. В апреле Грузия провозгласила независимость, президентом стал Звиад Гамсахурдия, и в августе, когда я получала диплом, в Грузии уже вовсю шла война. Отношения к Грузии в тот период, прямо скажем, было неоднозначное. Часть моего диплома на грузинском языке, и меня с ним просто не хотели брать на работу, рекомендовав окончить вуз в России.

Копия тбилисского диплома есть в моем личном деле, которое изучалось государственными органами самым тщательным образом, потому что судьи назначаются указами президента и проходят многоуровневую проверку. Тем не менее совет судей уже подготовил официальный запрос в Тбилиси по поводу моего диплома (ответ, очевидно, придет нескоро, поскольку все официальные контакты между РФ и Грузией ведутся через третью страну — Швейцарию.— “Ъ”). Думаю, что ответ расставит все точки над i и эта тема будет закрыта вслед за свадебной.

— У вас самой есть версия, почему именно вы оказались в центре скандала?

— Да, у меня есть четкое понимание, почему произошла эта информационная атака и кто за ней стоит. Думаю, что больше обсуждать эту тему публично я не буду. В прессе уже все есть, а кто мои недоброжелатели, и так понятно. Это связано с моей профессиональной деятельностью. Обсуждать конкретные дела я не могу, поскольку есть судейская этика.

— Одним из первых видео со свадьбы вашей дочери на своем сайте разместил известный адвокат Сергей Жорин. Он являлся участником дел, которые рассматривали вы или ваши коллеги?

— Да, он выступал представителем одной из сторон в деле 86-летней пенсионерки из станицы Кущевская Анны Данько, на которую были оформлены тысячи гектаров земли.

— Будете подавать в суд на того же господина Жорина, если совет судей подтвердит, что нарушений с вашей стороны допущено не было?

— Подавать в суд — это не эмоции, а выверенная позиция. Кому, как не мне, это знать. В ближайшее время мы проанализируем все материалы и после этого примем решение.

Интервью подготовил Николай Сергеев


Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение