Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«АФК "Система" пытается привлечь внимание одного человека»

Константин Симонов в эфире «Ъ FM» — о ситуации вокруг компании

АФК «Система» в понедельник заявила о риске технического дефолта: компания не может платить по кредитам из-за ареста своих активов в рамках судебного спора с «Роснефтью». Ситуацию Марату Кашину и Олегу Богданову в вечернем эфире «Коммерсантъ FM» прокомментировал директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.


Марат Кашин: АФК «Система» должна была обязательно публично объявлять технический дефолт? Или она могла, например, донести информацию до кредиторов? Поскольку именно эта публичность дает повод «Роснефти» говорить о давлении на суд.

Константин Симонов: Понятно, что она, конечно, могла сделать это по-тихому, тем более, она сама признает, что вряд ли этот технический дефолт наступит. Я согласен с мнением, что АФК «Система» пытается привлечь внимание к этой истории. Но, с другой стороны, я компанию понимаю — а что ей остается делать в ситуации, когда сначала забирают компанию бесплатно, потом 170 млрд еще требуют вернуть, потому что вроде как нанесли ущерб этой компании, которую вообще забрали бесплатно, которая была вашей собственностью, который вы управляли как вашей собственностью? И АФК «Система» пытается из этой истории раздуть как можно больший скандал и привлечь внимание всех.

Как вы понимаете, привлекая внимание всех, АФК «Система» пытается привлечь внимание одного человека — мы понимаем, какого человека.



Конечно, апеллируют к президенту, надеясь, что он каким-то образом в эту ситуацию вмешается. «Система» пытается показать некие риски, которые существуют и для экономики, и для инвестклимата, и даже для политической системы в целом.

Я согласен с тем, что технический дефолт вряд ли наступит. Но с другой стороны, можно сказать, что этот арест активов, честно говоря, — достаточно беспрецедентная штука. Довольно странно, что суд все-таки решился арестовывать активы в рамках обеспечения иска «Роснефти», потому что эти активы на Луну не улетят, ничего с ними не произойдет, и зачем нужно было арестовывать активы — совершенно неясно. Поэтому суд действует жестко, «Система» пытается тоже раздуть эту историю, безусловно, и, честно говоря, наверное, другого способа действия у нее, может быть, и нет.

Олег Богданов: Такое заявление влечет за собой понимание кредиторов, что у них очень серьезные проблемы и с ликвидностью, и с ликвидными активами, которые они могли бы заложить и рассчитаться? Или такого нет у «Системы»? Но так как они объявляют о техническом дефолте, у них возникнут в будущем проблемы с привлечением денег, то есть они заведомо очень серьезно ухудшают свое финансовое положение.

Константин Симонов: Большинство крупных компаний имеют кредитную историю, они занимают деньги — это нормальная практика, но при этом большинство кредитов берется под какие-то активы. Тут-то и возникает коллизия: АФК «Система» по кредитам платит, но технически как раз возникают сложности с тем, что, получается, теперь та собственность, по которой они брали кредит, арестована судом. На самом деле «Система» просто говорит о том, что кредиторы теоретически могут воспользоваться этой ситуацией и потребовать вернуть кредит, потому что он теперь ничем не обеспечен. Собственность, под которую брался кредит, теперь находится в залоге, и кредиторы, если пройдет определенное время, могут сказать: все, ребята, получается, что кредит, который мы вам дали, теперь ничем не обеспечен, возвращайте наши деньги. Вот об этом говорит «Система». Но при этом она же сама и оговаривается, что, скорее всего, кредиторы таким образом не поступят. Пока, скорее всего, технического дефолта не произойдет, вряд ли кредиторы предъявят требования.

Но если все-таки суд решит, что «Роснефть» вправе получить эти 170 млрд, мы прекрасно понимаем, что произойдет уже не технический, а настоящий дефолт АФК «Система», придется продавать активы, в том числе МТС.



Олег Богданов: Речь идет сейчас о кредитах, которые связаны с залоговым обеспечением. Это не облигации, то есть это не размытый круг инвесторов, это, скорее всего, крупные банки. Таким образом, АФК «Система», делая вот такой маневр, привлекает свои крупные банки — какие, пока неясно — на свою сторону? И те тоже будут бороться за то, чтобы был арест активов отменен?

Константин Симонов: АФК «Система» пытается, по возможности, собрать определенную коалицию в свою защиту. Это видно и по интервью, которые дает руководство компании. Но очевидно совершенно, что пока все равно, во-первых, многие боятся их защищать — это раз. А во-вторых, как я уже сказал, АФК «Система» пытается апеллировать к президенту Путину и надеется, что Путин какую-то отмашку даст. Но президент говорит о том, что это спор хозяйствующих субъектов, и я думаю, что это на сегодняшний день четкая позиция Путина. Поэтому никакие интервью, никакие апелляции, никакие рассказы про технический дефолт пока на президента не действуют. Машина судебная едет, и, исходя из сегодняшнего дня, мне кажется, что у «Роснефти» шансов больше на победу.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение