Коротко


Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

«Надо договариваться»

Финансовый омбудсмен Павел Медведев — о выходе банков из АРБ

Сразу восемь крупнейших банков страны вышли из профильной ассоциации. Решение покинуть Ассоциацию российских банков приняли ВТБ, ВТБ24, Россельхозбанк, Бинбанк, Сбербанк, Газпромбанк, Альфа-банк и банк «Открытие». В совместном заявлении финансовых организаций подчеркивается, что банки недовольны решениями и отсутствием диалога с президентом ассоциации Гарегином Тосуняном. Ситуацию в беседе с ведущей «Коммерсантъ FM» Маргаритой Полянской прокомментировал финансовый омбудсмен Павел Медведев.


— Все крупнейшие банки, которые покинули профильную ассоциацию, в совместном пресс-релизе заявили, что президент ассоциации принимает решения единолично, и его решения носят популистский характер. Насколько обоснованны эти претензии?

— Мне очень трудно рассудить. Но мне очень досадно, что возник такой конфликт, потому что мою должность, мой офис финансового омбудсмена создала именно Ассоциация российских банков, а банки, которые вы перечислили, со мной сотрудничают. И мне очень досадно, что эти стороны вдруг так сильно разошлись в мнениях.

— Я так понимаю, эта ситуация возникла не вдруг, тот же Альфа-банк свое членство приостановил в конце марта и говорил, что позиции расходятся по вопросам развития, что ассоциация необоснованно критикует какие-то законодательные инициативы, то есть претензии были уже давно. Вы при сотрудничестве с банками такие претензии не слышали, не обсуждалось это?

— Нет, про Альфа-банк я-то как раз слышал, но Альфа-банк приостановил свое членство, а не вышел из ассоциации, и мне казалось, что начался диалог, который — мне хотелось этого — должен был бы закончиться разрешением противоречий, которые обнаружились. Еще раз повторяю: то, что происходит, вызывает мою досаду.

— Ваш прогноз, как сейчас эту ситуацию можно урегулировать? И можно ли вообще? Если она не будет урегулирована, как это повлияет на банковскую систему?

— Я омбудсмен уже почти семь лет, и семь лет я пытаюсь договариваться, и мне не кажется, что это безнадежный путь. Мне кажется, что и здесь надо договариваться.

— А если договориться не удастся, как это все будет работать?

— Я бы сначала постарался договориться, а потом уже решал, что делать, если это попытка будет неудачной.

— В пресс-релизе, который выпустили банки, объявляя о выходе из ассоциации, они говорят, что не исключают при этом создания нового профессионального объединения, или, по крайней мере, преобразования действующих. Создание нового профессионального объединения – процесс небыстрый, но возможен ли он сегодня, если, допустим, те банки, которые вышли из ассоциации, решат создать свою профильную ассоциацию?

— Я думаю, что возможно. Мы живем, слава богу, в свободной стране, где ассоциации Конституцией разрешены. Насколько это будет полезно — это другой вопрос.

— А вы, кстати, не думали, что могли бы как раз стать посредником в урегулировании этого спора?

— Это было бы очень хорошо, если бы ко мне стороны обратились. Я бы, конечно, очень постарался.

— Но пока они не обращались?

— Я только что от вас узнал об этом неприятном для меня факте.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение