Коротко

Новости

Подробно

Тихо: идет завещание

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 54
 Фото: АЛЕКСАНДР ТИМОШЕНКО 
  
       "В благодарность за то, что моя жена ушла от меня и оставила меня в мире и спокойствии, поручаю передать ей десять шиллингов на носовой платок, который ей понадобится, когда она узнает о моей смерти и этом моем завещании",— написал один шотландский доктор. Последняя воля умирающих приобретает порой самые причудливые формы.
Эра лихоимства
       Первому упоминанию о завещаниях почти четыре тысячи лет. Содержится оно в своде законов Вавилона, составленном при царе Хаммурапи. Имущество отца должно было делиться поровну между сыновьями, но отец мог увеличить или уменьшить долю каждого из сыновей или вовсе "отвергнуть" сына, тем самым лишая его права на наследство.
  
 Самое длинное завещание составил один из отцов-основателей США Томас Джефферсон, умерший в 1826 году. Указания относительно имущества перемежались в нем рассуждениями об истории США 
      Тем не менее еще очень долго собственно понятия "завещание" фактически не существовало. В древних Афинах они впервые упоминаются только в VI веке до н. э. Правом завещать свое имущество обладали по закону только мужчины, не имеющие сыновей. Они могли распоряжаться своим имуществом как угодно. Мужчины, у которых были дети мужского пола, и одинокие женщины составлять завещание не могли.
       Своим же появлением в нынешнем виде завещания обязаны алчности римских правителей. Завещания, по которым имущество переходило государству, были важной статьей пополнения казны Древнего Рима во времена поздней республики и империи. Особенно это касалось богатых врагов того или иного императора. Им предлагался выбор: либо мучительная казнь и уничтожение всей семьи, либо быстрая и относительно безболезненная смерть, сохранение жизни родственникам, но только в обмен на завещание, в котором приговоренный к смерти отписывал имущество государству. Особенно подобная практика была любима диктатором Суллой и императором Нероном.
       Круг лиц, которым позволялось составлять завещания, по сравнению с афинским был расширен, а само завещание можно было составлять как письменно, так и устно. В Риме составлять завещания могли не только бездетные и холостые римские граждане (к ним относились только мужчины), но и те мужчины, у которых были сыновья. Впрочем, существовало и важное ограничение: составитель завещания мог распорядиться лишь частью своего имущества. Остальное по существовавшим законам о наследовании распределялось между родственниками.
       
Эра издевательств
       В средневековой Европе законы были более либеральны. Завещатель мог уже распоряжаться всем своим имуществом. Исключение составляли дворянские титулы и связанные с ними земли: граф Дерби, к примеру, мог завещать все свое имущество кому угодно, однако его титул и родовое поместье все равно переходили его старшему сыну. Но простые смертные могли распоряжаться своим имуществом так, как считали нужным.
       Именно в этот момент появились первые завещания, в которых право наследования оговаривалось определенными условиями. К примеру, один из французских фермеров составил завещание, по которому его вдова получала бы сто ливров, а в случае повторного замужества — двести ливров. Свое решение он объяснял так: "Бедняге, который станет ее мужем, эти деньги понадобятся".
  
 Самое богатое завещание сделал в 1991 году американец Вальтер Анненберг, оставив свою коллекцию произведений искусства, оценивающуюся в $1 млрд, нью-йоркскому музею Метрополитен 
       Похоже, во времена, когда разводы были редкостью, завещания оставались единственной формой мести мужей своим женам. Некий сквайр из английского графства Суррей оставил следующее завещание: "К моему сожалению, я не смог пережить женщину, с которой многие годы состоял в законном браке. Жизнь с ней была настоящей мукой. Ее ветреность, извращенность ее натуры были залогом того, что рождена она была только на горе мне. Ни одно живое существо, даже обладающее силой Самсона, мудростью Гомера, осторожностью Августа, коварством Пирра, терпеливостью Иова, тщательностью Ганнибала и бдительностью Гермогена, не могло бы с нею справиться... За все это я оставляю ей только один шиллинг".
       Еще более оскорбительным было завещание графа Страффорда: "Худшей из женщин... Шарлотте де Граммон, которая, к несчастью, была моей женой, виновной во всех преступлениях, в которых может быть повинен человек, я оставляю сорок пять медных полупенсов, на которые она сможет купить курицу к своему столу. Ее родителям я не оставляю ничего, поскольку... если бы я хорошо знал их раньше, никогда бы не женился на их дочери". Наконец, один шотландский доктор записал в своем завещании: "В благодарность за то, что моя жена ушла от меня и оставила меня в мире и спокойствии, поручаю... передать ей десять шиллингов на носовой платок, который ей понадобится, когда она узнает о моей смерти и этом моем завещании".
       Одним из самых знаменитых завещаний тех времен остается завещание Уильяма Шекспира: великий драматург предстает в этом документе весьма мелочным типом — он сделал отдельные распоряжения относительно всего своего имущества, начиная от мебели и заканчивая обувью. Впрочем, не только это привлекает внимание к документу. Завещание — едва ли не единственный неоспоримый документ, доказывающий существование Шекспира.
       
Эра благородства
       В XVIII веке появилась новая тенденция в завещаниях — мода на благотворительность. Именно завещаниям мир обязан появлением многих знаменитых музеев. В 1753 году умер известный английский собиратель редкостей сэр Ханс Слоун. В своем завещании он разрешал британскому парламенту приобрести его грандиозную коллекцию за полцены, но с условием, чтобы она была доступна широкой публике. Так появился Британский музей. Почти все музеи и картинные галереи Великобритании были созданы по завещаниям известных ученых и промышленников.
  
 Самое бедное завещание было оставлено французским писателем Франсуа Рабле в 1553 году. "У меня нет никакой собственности. Но что найдете — отдайте бедным",— такой была его последняя воля 
      Впрочем, британские завещатели облагодетельствовали не только свою страну. В 1829 году было оглашена последняя воля английского ученого Джеймса Смитсона, который все свои средства завещал американскому правительству. Завещатель стремился укрепить дружбу между Британией и ее бывшими североамериканскими колониями, а также стимулировать развитие науки и культуры в США. Американский конгресс принял решение создать на эти деньги особое учреждение, некое подобие Британского музея. Так были созданы Смитсоновский институт и Смитсоновский музей. Музеев и научных учреждений в Америке было не так уж и много, а потому в американских газетах малоизвестного ученого Смитсона называли тогда не иначе как "человеком, который подарил американцам культуру".
       В дальнейшем культуру американцам дарили местные жители. Каждый уважающий себя американский миллионер считал своим долгом собирать какую-нибудь коллекцию, которая после его смерти передавалась либо в Смитсоновский музей, либо в нью-йоркский музей Метрополитен. Так, основу коллекции последнего составляет грандиозная коллекция произведений искусства, которую собирал промышленник Джон Пьерпонт Морган. Модно было открывать и собственные музеи (знаменитая сеть музеев Соломона Гуггенхайма охватила уже почти весь мир).
       Впрочем, самым благородным завещателем в Америке продолжают считать третьего президента и видного просветителя Томаса Джефферсона. Нации он ничего не оставил, однако в своем завещании объявлял свободными своих рабов, а право на наследование его состояния родственниками оговаривал условием освобождения рабов, которые им принадлежали.
       В XX веке поддержка благотворительных организаций, музеев и прочих общественных учреждений была поставлена на поток. На Западе, где, в отличие от СССР и России, завещания пишут почти все независимо от пола, возраста и состояния здоровья, отсутствие в завещании упоминания хотя бы одной благотворительной организации — признак дурного тона. Оставить деньги Amnesty International, Фонду защиты дикой природы или Ассоциации спасения кухарок от воскресных приставаний пожарных легче легкого: достаточно поставить крестик против соответствующей графы в бланке на пожертвование, которые публикуются в любой рекламной листовке любой благотворительной организации мира. Такого крестика во многих странах мира по закону достаточно для того, чтобы бланк считался официальным приложением к завещанию.
       
Эра зверолюбия
       Одна из самых молодых традиций — завещание имущества животным. Звери-миллионщики начали появляться в конце XIX века. На звание первого такого животного претендует дворняга по кличке Серко, принадлежавшая купчихе Марии Леонтьевой из города Углича. Завещание, по которому собаке переходило более ста тысяч рублей в деньгах, золоте и недвижимости, разумеется, было оспорено многочисленными родственниками купчихи. Суд, однако, они проиграли. Как говорили позже, власти имели и свой интерес в том, чтобы завещание вступило в законную силу: после смерти дворняги все ее имущество переходило в городскую казну. Кроме обеспечения будущего своего питомца Мария Леонтьева обеспокоилась и тем, чтобы ее завещание было выполнено неукоснительно: на случай подмены собаки ее осмотрели ветеринары в присутствии полицейских и судейских чиновников. Кроме того, ветеринар регулярно следил за здоровьем собачки, так что незаметно отравить пса было невозможно.
  
 Самая крупная наличная сумма, $500 млн, была завещана американским промышленником Генри Фордом, умершим в 1947 году. Правда, распределить ее должны были среди 4157 учебных и благотворительных учреждений 
      Первым иностранцем, оставившим свое состояние животному, стал французский аристократ барон де Жуар. "Скончавшийся в Париже барон де Жуар отказал все свое состояние, простирающееся до 150 000 франков, своему датскому догу по кличке Тигр. По смыслу завещания для собаки этой будет куплен особый дом в одном из парижских предместий. Присмотр за этим домом возложен на сторожа и прачку, которые будут получать кроме бесплатной квартиры 2000 франков жалования",— сообщал "Вестник Российского общества покровительства животным". Когда собака умерла, на ее могиле был поставлен памятник стоимостью в тысячу франков. Оставшаяся часть состояния барона перешла Французскому обществу защиты животных.
       Впрочем, настоящей страной животных-миллионеров остаются Соединенные Штаты Америки. Согласно социологическим опросам (см. график), подавляющее большинство американских владельцев домашних животных упоминает их в своих завещаниях. Более того, по словам специалистов, суды в США крайне редко отменяют завещания в пользу животных. "Почти всегда, когда речь заходит об оспаривании таких завещаний, суд встает на сторону завещателя,— утверждает Кэрол Моргенто, исполнительный директор Finanimal Consultants, которая специализируется на оказании финансовых услуг животным, получившим наследство.— Ведь главный аргумент, по которому может быть оспорено завещание,— давление на завещателя — в этом случае не работает. А судьи и врачи очень хорошо умеют отличать элементарную эксцентричность, искреннюю любовь к своему питомцу от слабоумия".
  
 Самое известное завещание оставил в 1896 году промышленник Альфред Нобель, учредивший знаменитую премию. Социологи установили, что содержание его завещания известно подавляющему большинству людей 
      Так, например, поступил судья, который в середине 1990-х годов рассматривал иск актрисы Уэнди Дитрих Доркас. Она требовала признать незаконным завещание, составленное ее мужем, миллионером и кинопродюсером Роджером Доркасом. Все свое имущество, которое оценивалось почти в $65 млн, он завещал любимому псу Максимилиану. Миссис Доркас муж оставил 1 цент. Суд, рассмотрев иск, счел, что, во-первых, миллионер имел полное право распорядиться своими деньгами, как считал нужным, а во-вторых, оставив жене 1 цент, "позаботился о ней в той мере, в которой считал необходимым". Иск был отклонен. Но миссис Доркас без денег все-таки не осталась. Оказалось, что Максимилиан и при жизни хозяина был вполне обеспеченной собакой. На его имя Роджер Доркас открыл счет в банке, а когда пришло время платить налоги, потратил немало средств и сил на то, чтобы выправить псу настоящие, человеческие документы. Миссис Доркас снова отправилась в суд, на этот раз уже добиваясь права вступить в законный брак с Максимилианом, который, согласно имевшимся документам, был почти человеком — с номером социального страхования, номером налогоплательщика и т. д. Суд не нашел никаких законов, препятствовавших вступлению миссис Доркас в повторный брак. Одновременно Максимилиан был признан недееспособным, а его новая жена была назначена опекуном всего имущества. Недавно миссис Доркас овдовела вторично. Поскольку ее новый муж не оставил завещания, все имущество перешло безутешной вдове.
Со смертью Максимилиана самым богатым животным стала немецкая овчарка Гюнтер, которая несколько лет назад получила от хозяйки графини Карлотты Либенштейн наследство в $65 млн. По сообщениям газет, Гюнтер находится в добром здравии, проживает на собственной вилле в Италии. Любимое хобби — поездки на автомобиле и общение с журналистами, которые сняли уже не один фильм о собаке-миллионере.
  
 Самое секретное завещание оставил Амшель Ротшильд, умерший в 1812 году: "Категорически и однозначно запрещаю любую опись моего наследства, любое судебное вмешательство и обнародование размеров моего состояния" 

              Впрочем, не всем домашним питомцам так везет. Например, новозеландский суд признал не имеющим силы завещание, которое один из местных промышленников сделал в пользу своих собак, оставив без единого цента членов семьи. Судья, принимая решение об отмене завещания, сослался на то, что, по его мнению, миллион долларов — не та сумма, которую нормальный человек может завещать собакам.
       И наконец, в начале XXI века, похоже, родилась новая традиция — завещать деньги уже не домашним животным, а диким, с которыми завещатель лично не знаком. Так поступила, к примеру, некая британская аристократка, оскорбленная своим мужем. Отправляясь на Олимпиаду в Сиднее в 2000 году, он заявил супруге, что не намерен возвращаться из Австралии раньше декабря (Игры, напомним, проходили летом). Разгневанная женщина переписала завещание, оставив все никому не известной шимпанзе из зоопарка.
ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ
       
Вы указали своего питомца в завещании?(%)
       Да — 72%
      Нет — 28%
       
       Источник: телекомпания NBC. Опрос проводился среди уже составивших завещание владельцев домашних животных.

       
Комментарии