Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Обвиняемого в финансировании ОПС признали годным для СИЗО

Фигурант громкого дела пожаловался в Генпрокуратуру на медиков, следствие и надзор

Защита 59-летнего гендиректора ООО «Технотранс» Георгия Попова, которого следствие считает одним из финансистов крупнейшего в Коми ОПС во главе с вором в законе Юрием Пичугиным, направила жалобу в Генпрокуратуру. В ней адвокаты указывают, что страдающего рядом тяжких кардиологических заболеваний и находящегося в предынсультном состоянии бизнесмена сыктывкарские медики посчитали пригодным для содержания в СИЗО, а требование повторного освидетельствования местные следствие и прокуратура игнорируют.


Георгий Попов, предприятие которого обслуживает в Коми нефтяные месторождения компании ЛУКОЙЛ (транспортировка горюче-смазочных материалов и перевозки вахтовиков), был задержан сотрудниками ФСБ в середине марта 2017 года. Он стал одним из последних фигурантов по делу об ОПС во главе с вором в законе Юрием Пичугиным, которое, по версии СКР, четверть века действовало в Коми и буквально терроризировало местных бизнесменов. Предпринимателю предъявлено обвинение в участии в преступном сообществе (ч. 2 ст. 210 УК РФ). Следствие полагает, что господин Попов являлся одним из финансистов преступной группировки.

По ходатайству СКР суд взял бизнесмена под стражу. Уже тогда защита указывала, что состояние Георгия Попова внушает серьезные опасения. По словам адвокатов, по ночам в камере бизнесмен задыхался, а без таблеток, которые родственники передавали ему в огромных количествах, вообще обходиться не мог. Защита настаивала на проведении детального освидетельствования клиента. В итоге следователь назначил обследование.

«В течение двух суток вместо положенных в таких случаях как минимум пяти, а если следовать нормам — то до тридцати дней, моего подзащитного, если можно так выразиться, обследовали в сыктывкарском кардиологическом диспансере,— рассказал “Ъ” адвокат Виталий Узденский.— При поступлении прямо через рукав зимней куртки измерили давление, дважды взяли кровь на анализ и сделали коронарографию. И все, даже монитор, фиксирующий работу сердца в течение суток, не установили. О качестве обследования говорит хотя бы тот факт, что компьютер кардиоцентра не обнаружил имплантированного Попову в 2016 году дефибриллятора. На жалобы о том, что у него немеют правые рука и нога, врачи ответили, что он их просто отлежал, а на то, что ночью у него трижды временно останавливалось дыхание, внимания вообще не обратили».

В итоге, по словам защитника, его клиента отправили назад с заключением, что у него нет заболеваний, препятствующих содержанию в СИЗО. При этом, отметил адвокат Узденский, сыктывкарские медики не придали значения представленному им заключению Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга, где господин Попов в 2013 году проходил лечение. Между тем из этого документа, по словам защиты, следует, что у пациента имеются заболевания, препятствующие содержанию под стражей и включенные в соответствующий перечень, утвержденный правительством РФ. «Учитывая, что в кардиоцентре к обследованию Попова отнеслись формально и халатно, мы настаивали на повторном медосвидетельствовании, но следователь в этом отказал, а прокуратура его поддержала,— заявил Виталий Узденский.— А то, что мой клиент серьезно болен, подтвердили и в Северо-Западном центре судебных экспертиз. Отмечу, что там камня на камне не оставили от выводов сыктывкарских врачей, констатировав, что их “медицинское заключение не может являться истинным, так как выставленный диагноз является научно- и дифференциально-диагностически необоснованным”». По словам адвоката, совершенно очевидно, что для жизни Георгия Попова существует реальная угроза и в любой момент в условиях следственного изолятора, где нет кардиологов, может наступить летальный исход. «Думаю, что в этом случае список Магнитского пополнят не только медики, но и следователи с надзирающими за ними прокурорами»,— заметил господин Узденский.

Что касается самого уголовного дела, то, по словам защитника, за пять месяцев пребывания господина Попова в СИЗО с ним было проведено всего лишь три следственных действия. Защита считает, что связано это исключительно с тем, что никаких реальных доказательств причастности обвиняемого к деятельности ОПС у следствия нет. Сам Георгий Попов свое уголовное преследование связывает с попыткой захватить его прибыльный бизнес.

Напомним, что группировка, во главе которой стоял вор в законе Юрий Пичугин, по данным правоохранительных органов, действовала в Коми на протяжении четверти века. Из показаний некоторых арестованных членов ОПС следует, что дань рэкетирам в прежние времена платили не только мелкие коммерсанты, владельцы кафе и магазинов (от 20 тыс. до 100 тыс. руб. ежемесячно), но якобы даже и местные подразделения крупных нефтяных компаний. Существовать банда перестала в феврале 2017 года, когда предполагаемый лидер ОПС, уроженец Коми Юрий Пичугин, в последние годы проживавший в элитном подмосковном коттеджном поселке «Барвиха Хиллс» на Рублево-Успенском шоссе, был задержан спецназом ФСБ. Одновременно с ним, но уже на Северном Кавказе и в Коми были арестованы более десятка его предполагаемых сообщников.

Олег Кутасов


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение