Коротко


Подробно

Фото: Сергей Грачев

Денис Агашин: «При любом руководителе республики говорю то, что считаю правильным»

Бывший глава администрации Ижевска рассказал о своих отношениях с Александром Соловьевым, о своих планах и отношении к городским властям

Денис Агашин ушел в отставку с должности главы администрации Ижевска в 2015 году накануне выборов в гордуму Ижевска и на фоне противостояния с тогда еще главой Удмуртии Александром Соловьевым. Он планировал пройти в гордуму, но проиграл в одномандатном округе. С тех пор Денис Агашин пропал из медиапространства. Первое интервью после продолжительной паузы бывший глава администрации города дал «Ъ—Удмуртия».


Вы, уходя в отставку, говорили, что все задачи выполнены и необходимо сосредоточиться на избирательной кампании. Не всех эти объяснения удовлетворили. Причины искали во взаимоотношениях с Александром Соловьевым.

Понятно, что противоречия были в силу объективных причин. Сыграли свою роль возраст, другие понятия, другие подходы к управлению, стиль управления. Как вы знаете, у нас в политике либо не принято высказывать свое мнение, если оно противоречит мнению начальника. Нужно соглашаться во всем. А если высказываешься, то попадаешь под критику. За время работы с Соловьевым я не менял своих, принятых еще во времена президента Удмуртии Александра Волкова, подходов к озвучиванию своей позиции. При любом руководителе республики я говорю то, что считаю правильным. К сожалению, Соловьев не любил воспринимать картину объективно, хотя не исключаю, что не хотел слышать только меня. Он считал, что с ним должны все соглашаться, подпрыгивать от радости, когда он что-то высказывает. Я этого делать не стал.

Был ли момент, когда вы поняли, что совершенно не срабатываетесь?

Такой момент был. Перед выборами нужно было решить: либо остаться и вариться в происходящем. Либо пойти на выборы. Честно скажу, баллотироваться с должности главы администрации Ижевска мне запретил Соловьев. Он сказал, что, если я вижу себя депутатом, то могу идти на выборы, но без его поддержки и не в должности. Поэтому уйти в отставку было моим решением. Оставаться в должности главы администрации - путь в никуда. Я не видел горизонта даже на год. А путь в депутаты был понятен: выигрываю выборы и занимаюсь работой в гордуме.

Как вы объясняете себе проигрыш в одномандатном округе?

Наверное, были упущения в моей работе. Не отрицаю. Но также нужно иметь в виду, что весь административный ресурс, который был у Соловьева, работал против меня на другого кандидата. Не нужно забывать, насколько это важно в нашей стране. Эти два фактора и повлияли на результат.

Уже после выборов о чем думали? Какие планы строили?

Мыслей было много. Рассматривал возможность остаться активным в политике, пытаться договариваться с Соловьевым. Размышлял об общественной работе. Думал о бизнесе. Были мысли пойти учиться. В любой кризис нужно рожать детей или учиться.

Что в итоге выбрали?

Я посчитал, что на тот момент возвращаться в политику было бессмысленно. Непонятно куда. Все равно нужно смотреть варианты и должности. Но на тот момент они были бесперспективны. Заниматься общественной деятельностью? Наверное, можно. Но, во-первых, нужно в нее полностью погружаться, но на что-то нужно жить. Поэтому я выбрал бизнес и пошел учиться. Моя общественная деятельность сейчас ограничивается тем, что я остался возглавлять Всероссийский союз местного самоуправления. Работа там идет.

Как отреагировали на задержание Александра Соловьева?

Все, что случилось с Александром Васильевичем, он сделал своими руками. Ему некого обвинять в этом. Тем более, говорить, что его подставили, что на него наговорили, оболгали, заказали. Он не белый и не пушистый. Вся его политика вела к такому концу.

Все-таки за что-то можете поблагодарить бывшего главу Удмуртии?

Я очень хочу оценить Александра Васильевича объективно. В какой-то степени благодарен, что определенные деньги пошли на дороги. Волков уделял этому меньше внимания. Мы с Александром Александровичем много спорили по этому поводу. Я доказывал, что дорожное хозяйство является таким же важным строительством, как школы, больницы, детские сады. И дороги - это более важно, чем строить школу в деревне, где живут 15 человек. Но он считал, что школа будет жить сто лет, а дорога несколько лет, и ее снова нужно будет ремонтировать.

Последние события, связанные со сменой руководства в Удмуртии, смертью первого президента республики Александра Волкова, как, на ваш взгляд, отражаются на республике? Какие изменения произойдут?

Перевернулась страница в истории, сменилась эпоха. Это факт. Плохо или хорошо? Покажет время. Я не знаю. Не готов обсуждать решения президента страны. К сожалению, работа Соловьева показала, что он был плохим руководителем. Мне нравится то, что говорит Александр Бречалов. На сегодня все в его руках. Нужно максимум добавить в развитии. Говорят, что у Волкова было 20 лет, но, вспомните, сколько он воевал. То с Госсоветом, то с Павлом Вершининым (премьер-министр Удмуртии, член СФ с 1995 по 1999 гг. — Прим. авт.), то с Николаем Ганзой (премьер-министр Удмуртии с 1999 по 2000 гг. — Прим. авт.), то с Анатолием Салтыковым (мэр Ижевска с 1994 по 2001 гг. — Прим. авт.). Только последние семь-восемь лет были потрачены на развитие.

Недавно было 40 дней со дня смерти первого президента Удмуртии. Для меня лично он был очень близким человеком. Я многому у него научился, работать с ним – это бесценный опыт, это школа управления, которую больше нигде не получишь. Я благодарен Александру Александровичу за его помощь, поддержку, советы и даже критику. Не только мне, но и всей республике будет очень не хватать этого человека.

Я убежден, что политические элиты должны смениться. Те элиты, которые достались Бречалову, разговаривают с ним, как китаец с марсианином. Не потому, что кто-то плохой или хороший. Просто другое мировоззрение, другие подходы и навыки. Разные языки и понимание вопроса. Я перекладываю ситуацию на себя. Смог бы ли я сработаться с ним? И не могу однозначно ответить на этот вопрос, хотя мы почти одного возраста.

Когда вы видите, как работает нынешняя городская власть, о чем думаете?

Конечно, мысли о том, что я некоторые вещи сделал бы по-другому, приходят. Любой человек оценивает: а как бы сделал на их месте? Тем более, если знаешь внутреннюю кухню. Первый год для меня восприятие их действий было обостренно: это нужно было так, а вот это вот так. Но сейчас уже меньше. Сильно удивили новости, что городские власти хотят закрыть музей Ижевска. Совершенно не понимаю этого. Город без музея, что человек без памяти.

У вас какие ошибки были на посту главы администрации?

Наверное, самая главная, что мы мало общались с людьми. Активизировались почти в конце работы. Я это понимаю. Тогда уже люди хотели слышать, хотели быть услышанными, хотели, чтобы с ними считались и советовались.

Сейчас много говорят об инвестициях. Есть мнение, что городу проблематично привлекать инвестиции. Якобы для этого нет необходимых рычагов. Сложно в этом плане работать с правительством. Вы согласны?

Да. Для этого нет никаких рычагов. Их все отобрали. А что есть? Земля, от которой остались одни крохи? Градостроительные полномочия, которые Соловьев забрал на уровень республики? Полномочия есть только у республики. Вот она может работать по привлечению инвесторов под условия предоставления земли и коммуникации. Есть необходимые для этого возможности бюджета. Это все могло быть у города, если бы не оставляли от общего сбора налогов чуть больше четырёх процентов. Однако и в таких условиях мы зарабатывали деньги в бюджет. Но при нынешних законах муниципалитет является зависимым от республики. Я не буду отрицать того, что мы тоже где-то не дорабатывали. Но мы не могли дать инвестору того, что ему требовалось. Могли только помогать, брать за ручку и водить, что мы, собственно, и делали.

Все-таки что нужно дать инвестору?

Для меня лучшим примером здесь является Калужская область, Республика Татарстан. Что они делают? Они создают условия для того, чтобы инвесторы приезжали к ним. Это площадки для реализации, коммуникации.

Соловьев в свое время декларировал, что они привлекут миллиарды рублей за три года. Это бред сивой кобылы. Нужны условия, чтобы бизнес сюда пришел, не потому что кто-то у кого-то знакомый, а потому что бизнесу интересна ресурсная база республики, земля, трудовые ресурсы. Создайте эти условия и больше ничего не нужно делать. Махом их не создать, нужно выстраивать годами. У Волкова была своя политика. Он вообще на это не обращал внимание. Александр Александрович строил социальную республику: школы, больницы, детские сады. Но, при этом, поддерживал строителей. А сейчас они где? Обанкротились и ушли. Сейчас я не вижу у республики четкой позиции: мы идем вот туда. Пришел Бречалов. Пока я вижу декларативные вещи, которые трудно оценивать. Слишком мало времени прошло. Но рано или поздно мы увидим, что будет сделано, а что нет.

Наверное, для такой работы нужны хорошие кадры. Откуда их брать?

Сегодня есть достойные ребята, которые могут и хотят работать. Некоторых и учить не нужно. Нельзя говорить, что сегодня не с кем работать. Просто нужно смотреть не в пласт начальников и их заместителей, а глубже. Нужно глубже копнуть и растить кадры.

Нужно понимать, что Бречалову тяжело. Он не местный и узнает республику методом проб и ошибок. Он хочет узнать человека, начинает общаться. Одновременно ему выливают на этого человека ушаты грязи. Как ему разобраться? Хороший перед ним кадр или плохой?

Я думаю, что после выборов будут происходить радикальные изменения. В правительстве, в городе, в муниципальных образованиях. Процесс будет сложным, потому что кадровый потенциал, сформированный Соловьевым, очень слаб. Его вообще нет. Я могу сказать, что ситуация с кадрами является важнейшей проблемой и для главы Ижевска Юрия Тюрина. Ему как воздух нужен сильный молодой помощник. Неважно, в какой должности, но со знаниями, авторитетом и способностями доводить до Юрия Александровича те сигналы, которые посылает ему время, жители Ижевска, новые власти республики. Нельзя управлять большим городом старыми методами и подходами, не делая никаких попыток услышать другие мнения. Все меняется, и ты должен меняться. Если же все оставить по-прежнему, то лучше написать заявление об отставке.

Много слухов ходит про ваше политическое будущее. Вернетесь, не вернетесь. Если вернетесь, то куда?

Нет. Политика в чистом виде мне сейчас совершенно неинтересна. Управление, интересные проекты, бизнес – другое дело.

А если завтра звонит Александр Бречалов, предлагает пост премьер-министра, то вы отказываетесь?

Во-первых, маловероятно, что позвонит. Но даже если позвонит - не откажусь, но задумаюсь.

Евгений Зайнуллин


Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе

обсуждение