Коротко


Подробно

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Приговор убийцам Бориса Немцова объединил участников процесса

Они остались неудовлетворенными исходом судебного разбирательства

Приговор по самому громкому уголовному делу последних лет — об убийстве политика Бориса Немцова, вынесенный вчера Московским окружным военным судом (МОВС), оставил недовольными фактически всех участников процесса. Представители потерпевшей стороны считают, что судья проявил необоснованную гуманность к убийцам оппозиционера, назначив им в качестве наказания от 11 до 20 лет лишения свободы. Защита осужденных, в свою очередь, по-прежнему настаивает на их невиновности и планирует обжаловать вынесенное решение. Да и у гособвинения, пока не обозначившего официально свою позицию, есть основания быть недовольным тем, что суд вынес приговор, значительно более мягкий, чем предлагала прокуратура.


Согласно вынесенному вчера приговору судьи Юрия Житникова, непосредственные участники убийства киллер Заур Дадаев и подвозивший его к месту преступления Анзор Губашев получили 20 и 19 лет колонии строгого режима. Их пособники Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, помогавшие убийцам подготовить преступление, а затем скрыться из Москвы, были приговорены к 16, 14 и 11 годам заключения соответственно. Каждого из участников заговора суд дополнительно оштрафовал на 100 тыс. руб., а стрелка Дадаева, числившегося на момент убийства сотрудником МВД Чечни, лишил звания лейтенанта и ордена Мужества, полученного за борьбу с терроризмом на Северном Кавказе.

Отметим, что неделей раньше присяжные признали всех пятерых виновными в убийстве по найму (ч. 2 ст. 105 УК РФ), а затем Генпрокуратура запросила для Дадаева пожизненное заключение, Анзора Губашева — 23 года, Шадида Губашева — 21 год, Темирлана Эскерханова — 19 лет и Хамзата Бахаева — 17 лет колонии.

Судья Житников, таким образом, избавил киллера Дадаева от «вечного» срока, а каждому из его подручных сбросил по пять-шесть лет. Мотивировочную часть решения стороны еще не получили, однако председательствующий уже сообщил, что при вынесении приговора учел смягчающие обстоятельства, в частности, былые боевые заслуги Заура Дадаева, а также наличие у других подсудимых хронических заболеваний и малолетних детей.

Примечательно, что вынесенным решением в той или иной степени остались недовольны все участники процесса. Представитель дочери убитого Жанны Немцовой Вадим Прохоров в разговоре с “Ъ” назвал «ущербными» проведенное расследование, судебный процесс и приговор. Недоработки следствия, по мнению потерпевшей стороны, заключались в том, что СКР так и не нашел предполагаемого организатора убийства Руслана Мухудинова. Из-за этого оборвалась нить к заказчику преступления, и, как следствие, не был установлен его мотив. Сам господин Прохоров, напомним, убежден, что Борис Немцов пострадал за свою оппозиционную деятельность. Опять же из-за отсутствия заказчика и мотива, по мнению защиты, следствие и суд неверно квалифицировали преступление — его разбирали как убийство по найму, в то время как на самом деле было совершено посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля (ст. 277 УК РФ).

Соответствующим, как полагает Вадим Прохоров, получился и приговор. Защитник напомнил “Ъ”, что такой же, как Дадаев, срок — 20 лет колонии строгого режима — получил в 2015 году украинский режиссер Олег Сенцов, которому вменялись в вину создание террористического сообщества и совершение терактов. Однако кинодеятель, как отметил господин Прохоров, «вообще никого не убил». «Таким образом, можно говорить, что убийство лидера российской оппозиции суд оценил совсем не дорого»,— отметил господин Прохоров.

На вопрос, будет ли он обжаловать приговор, господин Прохоров не ответил, сославшись на то, что еще не консультировался по этому поводу с Жанной Немцовой. Однако дал понять, что независимо от того, каким будет решение доверителя, сам он «не даст забыть про убийство Бориса Немцова» и «продолжит борьбу» до тех пор, пока на скамье подсудимых не окажутся заказчики. «Надеюсь, что эти люди получат большие сроки, чем исполнитель Дадаев»,— отметил господин Прохоров.

Адвокаты всех пятерых обвиняемых, в свою очередь, по-прежнему настаивают на полной невиновности своих клиентов и тоже готовы продолжать борьбу. Поскольку закон не предоставляет им возможности оспаривать вердикт присяжных, защитники планируют обжаловать хотя бы приговор суда, рассчитывая, таким образом, сделать его еще более мягким. Так, защитник Дадаева Шамсудин Цакаев заявил “Ъ”, что обязательно обратится в Верховный суд РФ с жалобой, в которой будет требовать отмены приговора и его повторного вынесения другим составом МОВС. Поводом для этого, по мнению защитника Цакаева, должны стать многочисленные процессуальные нарушения, допущенные судьей Житниковым. Председательствующий, как полагает адвокат, позволял обвинению сообщать присяжным недопустимую информацию, отказывал адвокатам в вызове нужных им свидетелей и не принял к рассмотрению заявленное главным обвиняемым алиби. Есть у защитника Цакаева претензии и к оформлению вердикта присяжных — в этом документе, по его данным, откуда–то появился лишний лист, на котором к тому же ответы присяжных оказались зачеркнуты и исправлены.

Представители обвинения комментировать приговор отказались, сославшись на необходимость изучения его полного текста, однако не исключено, что и Генпрокуратура в итоге посчитает приговор слишком мягким и обратится в Верхсуд с соответствующим представлением. Высшей судебной инстанции в таком случае придется рассматривать сразу три обращения и выбирать, которое из них удовлетворить.

Напомним, что Борис Немцов был застрелен киллером поздно вечером 27 февраля 2015 года во время прогулки по Большому Москворецкому мосту. Через неделю после убийства правоохранителям удалось задержать группу молодых чеченцев, которых заподозрили, а затем и обвинили в этом преступлении (еще один фигурант Беслан Шаванов погиб при задержании). Интересно, что двое из обвиняемых, Дадаев и Анзор Губашев, поначалу признались в совершенном убийстве, дав следствию полную информацию о том, как оно готовилось и совершалось. Причастность фигурантов дела к покушению в дальнейшем была подтверждена данными с уличных видеокамер, экспертизами и биллингом их телефонных переговоров. Однако позже главные фигуранты дела заявили, что признания от них были получены под пытками. Их адвокаты, в свою очередь, указали, что и видеосъемки из-за своего низкого качества не отражают объективной картины происшествия, а выводы экспертов в деле противоречивы и вообще сомнительны.

После затяжного судебного разбирательства в МОВС присяжные полностью встали на сторону обвинения. Судья же Житников, видимо, посчитал, что и некоторые доводы защиты тоже прозвучали убедительно — поэтому и подкорректировал в меньшую сторону запрошенные обвинением сроки.

Сергей Машкин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение