Коротко


Подробно

Фото: из личного архива Антона Мамаева

Инвалиду не место за решеткой

Омбудсмен и члены СПЧ требуют освободить из СИЗО осужденного по обвинению в разбое колясочника Антона Мамаева

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова обратится в суд с ходатайством об освобождении от наказания инвалида-колясочника с тяжелой формой мышечной дистрофии Антона Мамаева. Он был осужден на четыре с половиной года колонии по обвинению в разбое, причем жертвой стал бывший боец спецназа. Делом Мамаева также займутся Генпрокуратура и Совет при президенте России по правам человека (СПЧ).


Омбудсмен Татьяна Москалькова вступилась за осужденного инвалида-колясочника Антона Мамаева. Она заявила, что готова сделать все возможное для перевода господина Мамаева из СИЗО в больницу для оказания необходимой помощи, а также обратится в суд с ходатайством об освобождении по болезни. «Сегодня на личном приеме — отец Антона Мамаева,— написала госпожа Москалькова в своем Instagram.— 28 лет, инвалид-колясочник, атрофированы все мышцы. 30 июня суд признал его виновным в вооруженном разбое, назначил четыре с половиной года колонии. Сейчас Антон в “Матросской Тишине”. Делаю все, что от меня зависит, чтобы помочь». Позже она сообщила, что инвалид уже переведен в городскую клиническую больницу №20 для проведения медицинского освидетельствования, и выразила благодарность руководству ФСИН за оперативное оказание помощи. Медосвидетельствование покажет, может ли инвалид содержаться в условиях следственного изолятора. В случае если врачи вынесут отрицательное заключение, оно может быть передано в суд для дальнейшего решения — освобождать осужденного или нет.

Москвич Антон Мамаев страдает спинальной мышечной атрофией с детства. Он родился в семье военных, где уже был ребенок с таким же диагнозом. Сам он не в состоянии передвигаться, питаться самостоятельно и весит 18 кг. Тем не менее господин Мамаев выучился на экономиста и работал по специальности. Уголовное дело против него было заведено осенью прошлого года. Инвалид утверждает, что он купил мотороллер у знакомых за 160 тыс. руб., чтобы его затем продать. Однако владельцы мотороллера, один из которых — бывший боец спецназа, заявили, что инвалид и его помощник Василий Сероштанов отобрали у них собственность, угрожая применить насилие. 30 июня Тимирязевский районный суд Москвы приговорил господина Сероштанова к трем годам колонии, а господина Мамаева — к четырем с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

К делу подключилась Генпрокуратура. «Изучаем решение суда. Будем детально разбираться»,— заявил в своем Facebook начальник управления Генпрокуратуры по взаимодействию со средствами массовой информации Александр Куренной.

Немедленно освободить инвалида потребовал СПЧ. «СПЧ настаивает на скорейшем освобождении по болезни осужденного Антона Мамаева»,— говорится в официальном заявлении СПЧ.

Правозащитники указывают, что его болезнь прогрессирующая, и если в детстве человек еще может сам передвигаться, то с каждым годом он утрачивает эту функцию.

«В настоящее время Антон Мамаев уже не может даже пошевельнуться, не то чтобы без посторонней помощи сходить в туалет или перевернуться на бок»,— говорят в СПЧ.

«Надеюсь, Мамаев попадет под перечень тяжелых заболеваний, по которому люди не могут содержаться ни в СИЗО, ни в колониях, и будет освобожден»,— сообщил “Ъ” исполнительный директор общероссийского движения «За права человека» Лев Пономарев. Речь идет о перечне тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденном постановлением правительства РФ от 14 января 2011 года №3. В нем есть пункт «Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани», в котором говорится о тяжелых формах заболеваний костно-мышечной системы с прогрессирующим течением. Господин Пономарев указал, что проблема является распространенной:

«Людей, которые по медицинским показаниям не могут находиться в местах заключения, все равно сажают и, самое главное, не освобождают.

Ведь в колониях заключенные довольно часто приобретают новые заболевания. Дать им инвалидность или провести проверку и доказать, что они должны быть освобождены, удается очень редко».

Правозащитники напоминают, что тяжелобольные люди часто умирают за решеткой. Так, в 2010 году ФСИН не обеспечила должную медицинскую помощь предпринимательнице Вере Трифоновой и аудитору фонда Hermitage Capital Сергею Магнитскому, скончавшимся в СИЗО «Матросская Тишина», куда поместили и Антона Мамаева. «Проблема в том, что никто кроме суда не может принять решение по освобождению. И даже когда обвиняемый смертельно болен, судьи могут сказать, что он опасен для общества,— говорит господин Пономарев.— Откуда такая жестокость у судейского корпуса? Складывается впечатление, что все они проходят отбор по отсутствию гуманности. Мне это кажется поразительным».

В ближайшие дни врачи дадут заключение, указав, может ли господин Мамаев содержаться под стражей. Член СПЧ, председатель комиссии ОП РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Мария Каннабих заявила, что после освидетельствования инвалида переведут обратно в СИЗО дожидаться суда, который будет решать, можно ли его держать в следственном изоляторе. «Мы надеемся, что суд состоится через неделю, не позже»,— заявила госпожа Каннабих.

Мария Арбузова, Патриция Вайцекаускайте


Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение