Коротко


Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

С суверенностью в завтрашнем дне

Госсовет Татарстана просит Владимира Путина сохранить особый статус республики

Вчера власти Татарстана официально заявили о желании не просто продлить с федеральным центром договор о разграничении полномочий, но и сохранить в республике должность президента (наименование должности главы региона необходимо было скорректировать еще к 1 января 2016 года). Об этом говорится в принятом Госсоветом обращении к президенту Владимиру Путину. Политики Татарстана вчера давали понять, что обращение не стоит рассматривать как элемент давления на Москву, но напомнили, что для изменения конституции республики, в которой упоминается договор, необходимо проведение референдума. Близкий к Кремлю эксперт считает, что в федеративном государстве «все должно быть унифицировано».


В обращении Госсовета Татарстана к Владимиру Путину говорится, что «практика реализации договора убедительно доказала жизненность российского федерализма». Первый договор о разграничении полномочий между органами госвласти Москвы и Казани был подписан в 1994 году, второй договор сроком действия 10 лет — в июне 2007 года (позже был принят соответствующий закон). Также депутаты попросили президента «поддержать сохранение существующего наименования высшего должностного лица» Татарстана (республика должна была отказаться от должности президента с 1 января 2016 года) и «образовать специальную комиссию по выработке предложений по правовым вопросам».

Для включения обращения в повестку Госсовета его подписали три вице-спикера, председатели шести из семи комитетов, глава депутатской группы «Татарстан — новый век» и председатель исполкома Всемирного конгресса татар Ринат Закиров. Спикер Госсовета Фарид Мухаметшин заявил, что узнал о необходимости «сделать обращение и обязательно к первому лицу в стране» только утром перед сессией. Инициатором принятия обращения выступил депутат-единоросс Николай Рыбушкин, который считает, что договор необходимо продлить. Аналогичную позицию ранее высказывали и президент Татарстана Рустам Минниханов, и его предшественник Минтимер Шаймиев. Вчера они присутствовали на заседании, но выступать не стали. Глава аппарата президента Татарстана Асгат Сафаров отказался комментировать “Ъ” обращение.

В Госсовете вчера отмечали, что обращение не стоит рассматривать как элемент давления на Москву. Фарид Мухаметшин отметил, что оно «уважительное», а «не какое-то грубое ультимативное заявление». По его словам, «депутаты высказали признательность Владимиру Путину за тот договор, который еще действует». При этом спикер Госсовета подчеркнул, что если договора не будет, возникнут «правовые коллизии» — ст. 1 Конституции Татарстана, в которой говорится о договоре, «не может меняться парламентом, только на референдуме». Господин Мухаметшин даже заявил, что «еще неизвестно, кому нужнее этот договор»: «Он показывает достигший уровень федерализма в РФ. Он показывает пример Украине, другим, как находить решения проблем в какие-то трудные времена».

Глава комитета Госсовета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Разиль Валеев сказал “Ъ”, что главная цель обращения — «договориться о том, чтобы сесть за общий стол». «Мы хотим этого»,— подчеркнул он, отметив, что «могут быть разные варианты», например «другой вариант договора». Специальная комиссия, которую Владимира Путина просит создать Госсовет, по мнению депутата, «может найти оптимальный вариант». Выступая на сессии, глава комитета сравнил договор со «свидетельством о браке»: «Если брак не заключен, то это будет сожительство. Если мы считаем Россию как одну большую семью, отношения должны оформляться». Фарид Мухаметшин отметил, что в обращении «прежде всего» важен вопрос сохранения статуса президента Татарстана, чтобы глава государства «передал полномочия (о наименовании главы республики.— “Ъ”) субъекту РФ». «Полагаю, что мы получим ответ от президента»,— сказал спикер Госсовета. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков от комментариев воздержался.

Казанский политолог Сергей Сергеев считает, что принятое Госсоветом обращение — «последний довод» Казани в переговорах с Москвой «ввиду отрицательного отношения федерального центра к пролонгации договора»: «Безусловно, какие-то переговоры были, но региональные власти получили отказ, и они решили обратиться к такой форме». Как сообщал “Ъ” 27 июня, противником продления договора с Татарстаном может быть куратор внутриполитического блока Кремля Сергей Кириенко (Минтимер Шаймиев является его советником на общественных началах). Тогда в администрации президента “Ъ” заявили, что нового договора между Москвой и Казанью не будет. По словам господина Сергеева, также неслучайно, что инициатива обращения исходит от «русского депутата» Николая Рыбушкина. Он считает, что власти Татарстана хотели показать, что за продление договора выступает «не только кучка элиты», но и «уважаемая общественность» в лице депутатов, которые представляют избирателей региона.

Вице-президент Академии наук Татарстана, бывший советник президента Шаймиева по политическим вопроса Рафаэль Хакимов (участвовал в подготовке двух договоров) обращает внимание, что публично федеральный центр не высказывался против договора: «За десять лет не было произнесено ни одного слова против». Руководитель региональных программ близкого к Кремлю ЭИСИ Андрей Колядин считает, что «особые условия для одной республики приводят к необходимости обсуждения особых условий для всех остальных территорий, а в федерации должно быть все унифицировано в рамках законодательства РФ, для всех одинаково». Эксперт отмечает, что «не название красит человека, поэтому неважно, как будет называться должность главы республики».

«Для федерального центра, конечно, важно, чтобы регионы были одинаковые, как в армии ходят строям. Но есть одна проблема. В 2018 году Путин будет избираться, а ему нужны голоса»,— указал господин Хакимов, напомнив, что «в Татарстане голосуют, как скажет руководство». Политолог Аббас Галлямов сомневается, что в случае отказа со стороны Москвы Рустам Минниханов пойдет на обострение ситуации: «Просто его контроль над ситуацией в регионе, который после банковского кризиса и без того ослабел, ослабеет еще больше. Люди увидят его слабость, и могут вырасти протестные настроения». По его мнению, обращение нужно было лишь для демонстрации того, что президент Татарстана использовал все возможности для продления договора.

Кирилл Антонов, Казань; Софья Самохина, Иван Сафронов


рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение