Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

«Телефонных разговоров недостаточно»

Владимир Путин и Дональд Трамп провели переговоры в Гамбурге

от (обновлено в 20:20)

Самым долгожданным событием первого дня саммита G20 в Гамбурге стало не само заседание с участием лидеров 20 индустриально развитых стран, а двусторонние переговоры между президентами РФ и США Владимиром Путиным и Дональдом Трампом. Встретившись в комнате №14 гамбургского конгресс-центра, они заявили, что рады познакомиться друг с другом. На выкрики журналистов, попытавшихся задать вопросы (первый из них касался возможного вмешательства России в американские выборы), они внимания не обратили. А по итогам переговоров за закрытыми дверями, которые продлились более двух часов, Владимир Путин рассказал, что у него и Дональда Трампа «накопилось много вопросов — там и Украина, и Сирия, и другие проблемы, некоторые двусторонние вопросы». «Мы опять вернулись к вопросам борьбы с терроризмом, кибербезопасности»,— сказал президент России. Дональд Трамп сразу после встречи переговоры никак не прокомментировал.


Дональд Трамп стал хозяином Белого дома 20 января и с тех пор успел лично встретиться со многими мировыми лидерами. Однако Владимира Путина среди них не было — президенты РФ и США несколько раз лишь говорили по телефону. Незадолго до саммита G20 глава МИД РФ Сергей Лавров назвал такую ситуацию «ненормальной». По словам министра, у лидеров двух стран «есть желание начать договариваться по конкретным вещам, от которых зависят и двусторонние отношения, включая интересы бизнеса двух стран, и решение международных проблем».

В итоге первый личный контакт состоялся сегодня утром, на открытии саммита G20. «Да, они пожали друг другу руки и сказали друг другу, что скоро они проведут отдельную встречу, что скоро увидятся»,— рассказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. И добавил, что Владимир Путин так же, как и Дональд Трамп, с нетерпением ждет встречи.

Позднее, в ходе заседания господин Путин вступил с господином Трампом в небольшую полемику. Президент США заявил о справедливости в мировой экономике, на что президент РФ напомнил ему о существующих ограничениях и торговых барьерах. Об этом журналистам рассказал министр экономического развития Максим Орешкин. По его словам, Владимир Путин отметил: в условиях санкций нельзя говорить о свободе мировой торговли.

А затем состоялась и полноценная двусторонняя встреча лидеров США и РФ. «Это честь для меня — быть с вами»,— обратился к Владимиру Путину американский президент. Он заявил, что рад встрече, и добавил: это пойдет на пользу двум странам и «всем, кто причастен».

В ответ российский президент сказал, что рад познакомиться, и также выразил надежду на то, что встреча даст позитивный результат. «Уважаемый господин президент, мы с вами несколько раз разговаривали по телефону по очень важным вопросам двусторонней повестки дня и международной. Конечно, телефонных разговоров никогда недостаточно, если мы хотим решать острые вопросы»,— отметил господин Путин.

После этого встреча продолжилась за закрытыми дверями. На журналистов, которые попытались задать вопросы (первый из них касался возможного вмешательства РФ в американские выборы), лидеры внимания не обратили.

Переговоры же продлились примерно 2 часа 20 минут — вместо запланированных 30-45 минут. «У меня была очень длительная беседа с президентом Соединенных Штатов,— сказал по итогам встречи Владимир Путин.— Накопилось много вопросов — там и Украина, и Сирия, и другие проблемы, некоторые двусторонние вопросы. Мы опять вернулись к вопросам борьбы с терроризмом, кибербезопасности». Эти слова президент России произнес уже на следующей двусторонней встрече — с премьер-министром Японии Синдзо Абэ. При этом господин Путин извинился за то, что японскому премьеру пришлось ждать его около часа. «И я, и от его имени (президента США.— "Ъ") — мы приносим извинения»,— сказал господин Путин господину Абэ.


Директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта (МГУ) Юрий Рогулев: «Нам, конечно, трудно судить, о чем конкретно шел разговор между двумя президентами, но вряд ли они два с половиной часа обсуждали погоду в Гамбурге или выступления там глобалистов. Это была явно не пустая беседа».



Руководитель программы «Российская внутренняя политика» Московского Центра Карнеги Андрей Колесников: «Мне кажется, что у президентов настолько перезрел эмоциональный контакт, что они заговорились. И они, видимо, так долго и искали хоть какую-то тему с практическими выходами. И такой темой, конечно же, стала Сирия. Я не ожидал каких-то прагматических результатов, потому что неправильно сравнивать ее со встречами Горбачев и Рейган или Брежнев и Никсон. Там настоящие серьезные переговоры, хорошо подготовленные, с основательной работой экспертов. А здесь почти импровизация, больше эмоционального контакта, чем рационального».



Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко: «Что касается формально единственной пока договоренности о зоне деэскалации на юге Сирии, так не все зависит от Трампа и Путина, там есть много других сил. Вы хотели многополярного мира, вы его получили, там Турция, Иран и прочие. Это некий символ, что на эту тему можно поговорить. А все остальные переговоры, это вполне ожидаемо, это никакое не историческое событие. Президенты увиделись, поговорили, посмотрели друг на друга. Судя потому, что говорили долго — им было интересно».



Эксперт клуба «Валдай», научный сотрудник программы по изучению России и Евразии Королевского института международных отношений (Великобритания) Ричард Саква: «Атмосфера, которая царила между лидерами до переговоров была по-настоящему позитивной. Похоже, что заявления Трампа во время предвыборной кампании насчет того, что он сможет найти общий язык с Путиным, в конце концов оказались правдой. Следует отметить, что оба лидера – очень прагматичные люди, и тон переговоров тоже был наполнен прагматизмом. По всей видимости, лидерам удалось отойти от идеологизированного характера, который был присущ встречам Путина с Обамой. Это начало того, что может оказаться важным и продуктивным сотрудничеством».



Программный директор Фонда клуба «Валдай» Дмитрий Суслов: «Встреча очень важна хотя бы потому, что Россия и США находятся во главе двух коалиций, борющихся с ИГ и другими террористами на территории Сирии. Это создает впервые надежду на разрешение кризиса в Сирии. Появится шанс впервые разграничить зоны ответственности и приступить к уничтожению террористов. Полностью добиться политического урегулирования ситуации будет, безусловно, сложно с учетом противоречий России и США по Ирану — тем не менее, договоренность о перемирии является шагом в правильном направлении. Также мне представляется важным, что на встрече Путина и Трампа была затронута тема кибербезопасности. Надеюсь, что президенты двух стран решили инициировать диалог по вопросам кибербезопасности для выработки (впервые в истории) правил игры в этой сфере».



Декан факультета мировой политики МГУ, экс-секретарь Совета безопасности Андрей Кокошин: «Встреча президентов Путина и Трампа внушает осторожный оптимизм. Это может быть хорошим началом для конструктивного взаимодействия России и США. Содержание встречи осветил на пресс-конференции Сергей Лавров, он конкретизировал темы разговора двух лидеров. Это сирийская проблема, украинский вопрос, проблемы кибербезопасности, вопросы собственности нашей миссии при ООН. Как я понимаю, затрагивалась и проблема Корейского полуострова. Это солидная повестка дня, и уже есть конкретные результаты, например, соглашение в трехстороннем формате о деэскалации конфликта в Сирии, подготовленное Россией с участием США и Иордании».



Член-корреспондент РАН, заместитель директора Институт мировой экономики и международных отношений РАН Федор Войтоловский: «Логично, что на встрече обсуждалась Украина, которой уделяет много внимания не только президент США, но и госсекретарь. Логично, что обсуждалась Сирия, поскольку она является зоной соприкосновения России и США, включая военных, здесь требуется активный диалог, в том числе на президентском уровне. Логично также то, что еще одной темой обсуждения как на встрече Владимира Путина с Дональдом Трампом, так и на саммите G20 становится ситуация на Корейском полуострове. Ну, и кибербезопасность — одна из важных неэкономических тем повестки дня».



Эксперт клуба «Валдай», обозреватель в Ал-Монитор Максим Сучков: «Решения подобные установлению новой зоны деэскалации на юге Сирии при участии Иордании готовятся не одну неделю и требуют колоссальной политической воли с обеих сторон. В этом отношении это успех, хотя говорить об этом пока можно с известной долей осторожности. Победителем по итогам встречи является ни Путин, ни Трамп, а Россия, США и те страны, для кого сохраняющаяся конфронтация является болезненной и несет только политический, экономический и прочий урон».



Научный директор Германо-российского форума Александр Рар: «То, что на встрече Владимира Путина и Дональда Трампа одной из тем обсуждения стала кибербезопасность,— гениальный ход. Он был придуман для того, чтобы разрядить ситуацию не только в Америке, но и в Европе, где вмешательство России в американские и не только американские выборы принимается политиками и журналистами как аксиома. Необходимо срочно менять нарратив. Нужно выходить из ситуации холодной войны, думать о тех сферах, в которых можно сотрудничать. Это Сирия, это киберпространство. Мне кажется, что сотрудничество в этих сферах может создать между Россией и Америкой более высокий уровень доверия.

Иронизировать по поводу обсуждения на встрече Путина и Трампа проблем кибербезопасности могут те люди, которые сделали все для того, чтобы эта встреча не состоялась. На это были брошены громадные ресурсы. Но встреча состоялась и заняла не полчаса, а гораздо больше времени. Такого не желали даже некоторые советники Трампа, которым не хотелось бы, чтобы между лидерами выстраивались близкие отношения. Может быть, эта встреча войдет в историю, как встреча Хрущева и Кеннеди, Горбачева и Рейгана».



Павел Тарасенко; группа «Прямая речь»


Комментарии
Профиль пользователя