Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мне солгали»

Генри Резник в беседе с «Ъ FM» — об уходе из МГЮА

Адвокат Генри Резник не возобновит сотрудничество с Московским государственным юридическим университетом даже в случае, если мемориальная доска Иосифу Сталину будет демонтирована. Об этом юрист заявил в интервью «Коммерсантъ FM».


— Поясните, почему вы решили уйти из МГЮА?

— Я получил сообщение в Facebook [о том, что доска установлена], и решил, что в понедельник я, безусловно, проверю не фейк ли это, и если действительно такая доска вывешена и находится там некоторое время, то в таком случае я выйду из профессорства академии. Я связался с ректором, ожидал, честно говоря, все-таки услышать объяснение, что какое-то недоразумение, разберутся и примут какие-то меры, обсудим. Но вместо этого мне было объяснено, что доска повешена в исполнение постановления совета министров РСФСР 1960 года о сохранении памятников культурного наследия, куда входит вот эта самая доска. Как-то забыли о том, что я вообще юрист. И я не поленился, нашел это постановление и выяснил, что просто-напросто мне солгали. Действительно такое постановление есть — постановление от 30 августа 1960 года, оно действует до сего времени, в него периодически вносятся изменения. Последние изменения, я посмотрел, вносили в 2001 году, единственный раз там упоминалось имя Сталина как раз при его издании в связи с единственным объектом, который был под охраной, — мавзолеем Ленина-Сталина. В 1961 году в ночь на 1 ноября тело Сталина было вынесено из мавзолея, и упоминание о нем вообще исчезло из этого постановления. Должен сказать, что даже могила Сталина не охраняется государством. Представьте себе: могилы Дзержинского, Калинина, Фрунзе, Луначарского значатся и сейчас как объекты, которые подлежат государственной охране, потому что после XXII съезда, когда тело Сталина было вынесено из мавзолея, переименованы были все населенные пункты, снесены все его памятники, все памятные доски и прочее.

Я выяснил, что мне мои коллеги солгали просто. И у меня не было выхода, я только так мог на это отреагировать. Сейчас, кстати сказать, руководство академии продолжает кормить вот этим просто-напросто людей. Это прозвучало в одной передаче на телевидении, в каком-то ток-шоу. Но я сейчас могу сказать, что никаких абсолютно оснований правовых для того, чтобы устанавливать эту доску, не было и нет. Людям морочат голову в расчете на то, видимо, что они не юристы. Вот этот обман, сейчас выяснится, и они, может быть, покраснеют.

— Вы общались с другими преподавателями на эту тему, обсуждали?

— Я общался с двумя преподавателями, скажем, которым стыдно. Я приватно преподаю в академии, для меня все-таки основная деятельность — адвокатская, но преподавательской деятельностью я занимаюсь свыше 40 лет. Это быстро все произошло. Как мне представляется, реакция у преподавателей академии будет разная. Но уже есть информация о том, что преподаватели из Высшей школы экономики, которые ведут занятия, уже сообщили, что если эта доска не будет удалена, то они прекратят свою преподавательскую деятельность в академии.

— Да, кстати, преподаватели кафедры конституционного и административного права заявили, что прекращают сотрудничество с МГЮА до тех пор, пока доска не будет демонтирована. С другой стороны, вот недавно «Левада-центр» провел опрос, согласно результатам которого 38% россиян считают Сталина самой выдающейся личностью в истории. На ваш взгляд, консолидированная позиция интеллигенции может повлиять на общественное мнение?

— Мне трудно сказать, потому что интеллигенция, как известно, далека всегда от народа. Но это результат определенной пропагандистской накачки и игр, которые власть устраивает с фигурой Сталина, учитывая, что он в силу ряда обстоятельств популярен среди определенной части населения. Все это объясняется борьбой за электорат, не более того. Я не верю в то, что в руководстве страны есть какие-то такие прямо твердокаменные сталинисты. Вообще, Сталин первое, что сделал — напугал, кстати сказать, всех. В обществе существовало равенство, о котором писал немодный нынче Маркс. Маркс говорил, что равенство существует и при деспотии: перед деспотом все равны, а именно каждый равен нулю. Нулями себя никто не хочет ощущать.

Сталин мало кому интересен, Сталин — это персонифицированная форма общественной критики, недовольства нынешним положением дел в стране. И по этой причине уже как реальная фигура Сталин не присутствует. Есть некий миф о Сталине, который для последних хотя бы трех поколений и существует в этой форме — как о некоем сильном мудром правителе, который обеспечивал порядок, справедливость в обществе. К этому, безусловно, власть должна прислушаться, потому что это реакция на те безобразия, которые происходят у нас, в частности, на тот разгул коррупции, на нарушения принципа справедливости, которое люди наблюдают при решении своих вопросов.

— Если доска будет демонтирована, вы готовы вернуться к сотрудничеству с академией?

— Нет, я не вернусь к сотрудничеству, потому что мне солгали, понимаете. Сейчас они лгут всему обществу относительно того, что исполняется постановление 1960 года. Повторяю, постановление такое есть, только имени Сталина там нет. После того, как со мной так обошлись коллеги, которые решили провести меня на мякине, я не считаю возможным дальше, даже если мне будут принесены извинения, возобновить преподавание в Московской юридической академии.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение