Коротко


Подробно

"Или моя, или убью"

Наталья Радулова — о семейном насилии после развода

Кто защитит россиянок от бывших мужей?


Наталья Радулова


"Почему ты от него не уходишь?" — спрашиваю я избитую соседку своей приятельницы. В небольшой подмосковной деревне все знают, что Коля раз в квартал лупит Настю, как бубен на свадьбе. Настя, если ей удается вырваться, бежит тогда прятаться к соседям. Сейчас вот к моей подруге прибежала. Пьет чай, дрожит, просит: "Можно я пару дней перекантуюсь? Он потом отойдет, будет искать меня, извиняться". Мне кажется, что Настя слабохарактерная, что у нее нет гордости и даже элементарного чувства самосохранения. А ведь вроде неглупая женщина, владелица двух магазинов, содержит всю семью и так с собой позволяет обращаться! "Почему ты от него не уходишь? — талдычу я.— Почему хотя бы не обратишься в полицию?" А она смотрит на меня заплывшими своими глазами — в этот раз муж ударил ее в переносицу и в челюсть — вздыхает. "Кому жаловаться? Куда уходить? Он сказал, что тогда вообще конец: "Или ты навсегда моя, или убью". Когда он мне два ребра сломал, я на развод подала, к маме уехала в Егорьевск, прятались с ней вдвоем, он нашел, нож выхватил, кричал, что зарежет сначала нас, потом себя, ему, мол, терять уже нечего. Я сразу согласилась вернуться домой. После драк он какое-то время мирный, даже ласковый. Так и живем. У кого мне защиты искать?"

Действительно, у кого? Полгода назад всю страну потрясла история жительницы Орла, которая неоднократно обращалась в полицию с просьбой защитить ее от преследований бывшего мужа. Экс-супруг угрожал: "Не вернешься — задушу, как кота", подлавливал после работы. Девушка писала заявления, но стражи порядка лишь руками разводили: нет у них полномочий задерживать человека за какие-то там угрозы, а системы охранных ордеров, которые широко используются в зарубежной практике, в России до сих пор не существует. За 40 минут до своего убийства испуганная жертва снова позвонила участковому: "Если что-то случится, вы выедете?". В ответ прозвучало циничное: "Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем. Не переживайте". В итоге бывший возлюбленный забил девушку ногами до смерти — и тогда полицейские выехали.

Недавно жительницу города Комсомольска Ивановской области убил бывший сожитель, женщина тоже до этого неоднократно писала заявления правоохранителям. В городе Благовещенске многодетная мать обращалась даже к руководству МВД Башкирии с просьбой защитить ее от бывшего мужа, который угрожал ей убийством, и эта история завершилась трагически. Да что говорить! Достаточно просто открыть свежие новости и прочесть заголовки: "В Нижнем Тагиле задержали мужчину за убийство бывшей жены", "В Прикамье судят ревнивца, который плеснул экс-супруге кислотой в лицо", "Бывший полицейский пришел в офис торгового центра на Алтуфьевском шоссе, застрелил свою гражданскую супругу, а затем застрелился сам", "Сергей Кадацкий, устроивший стрельбу на трассе под Ростовом, признал вину в убийстве бывшей супруги и тестя".

В результате домашнего насилия каждый месяц погибают более 600 россиянок. Кто из них погиб, потому что пытался сбежать от насильника? Домашние тираны редко отпускают своих жертв, "Так не доставайся же ты никому" — их главный принцип. "Вот поэтому я и буду терпеть, сколько смогу,— Настя пьет остывший чай через соломинку.— Муж просто так уйти не позволит, найдет и грохнет, а полиция чем поможет? Выедут на мой труп, да и все. Ну или придется самой его грохнуть. Только чья-то смерть — другого выхода из этого ада нет".

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение