Коротко


Подробно

2

Фото: ГТГ

Еще одним Рублевым одарили

У знаменитых икон могут оказаться и другие авторы

Государственная Третьяковская галерея представила результаты новых исследований так называемого Звенигородского чина — одного из главных шедевров своего собрания древнерусской живописи конца XIV — начала XV века. Три иконы («Архангел Михаил», «Христос Вседержитель», «Апостол Павел»), которые относят к золотому фонду отечественного искусства, традиционно считались творением Андрея Рублева. Теперь, очевидно, перечень известных нам работ святого иконописца придется пересмотреть. Рассказывает Дмитрий Смолев.


Недавно состоявшийся в Третьяковской галерее круглый стол был адресован не слишком широкому кругу специалистов по древнерусскому искусству. Однако представленные там результаты технико-технологических исследований икон знаменитого Звенигородского чина в обрывочном виде просочились в интернет и взбудоражили соцсети — дескать, музейщики покусились на авторство Андрея Рублева. Теперь руководство ГТГ и авторы исследований сочли необходимым прокомментировать ситуацию.

Как ни парадоксально, но более или менее достоверное представление о «чернеце Андрее Рублеве» и о его произведениях стало складываться лишь в ХХ веке. До того была лишь легенда, сопровождаемая множеством икон, якобы исполненных этим художником. По мере изучения вопроса большинство псевдорублевских произведений отсеялось, и с тех пор наука оперирует лишь небольшим корпусом памятников конца XIV — начала XV столетия. По поводу них, впрочем, тоже нет абсолютного единодушия специалистов. Искусствоведческая интрига «Рублев или не Рублев?» в некотором смысле бесконечна — как бесконечно и стремление приблизиться к истине.

Именно такое стремление легло в основу нынешнего комплексного исследования трех икон из поясного деисусного чина, известного как Звенигородский чин.

Они были атрибутированы Андрею Рублеву в монографии Игоря Грабаря 1926 года, а в поле зрения ученых впервые оказались немногим ранее — в 1918-м. Никаких летописных или житийных свидетельств о создании этого чина не сохранилось, поэтому вопрос авторства долгое время решался за счет убежденности тех или иных исследователей. Споры длились десятилетиями.

Со временем развитие музейных технологий позволило выявлять прежде недоступное, чем не преминули воспользоваться в Третьяковской галерее и ГосНИИРе (Государственном научно-исследовательском институте реставрации), которые выступили партнерами в деле изучения древнерусских памятников. Новейшие исследования иконы «Святая Троица», которая считается наиболее бесспорным произведением Андрея Рублева, проходили с 2005 по 2014 год, а следом пришла очередь Звенигородского чина. На сопоставлении результатов и строились доклады недавнего круглого стола, никак не претендовавшего, по словам директора ГТГ Зельфиры Трегуловой, на создание «атмосферы нездоровой сенсации».

Главный хранитель галереи Татьяна Городкова поведала на встрече о существенном обновлении «приборного парка» благодаря спонсорам, что позволило выработать исследовательский стандарт, соответствующий современным международным. Реставратор и искусствовед Софья Свердлова рассказала о спектре проведенных исследований — сюда входили рентгенограммы, съемки в инфракрасных лучах, макрофотографии, химические анализы. Специалист отдела древнерусского искусства ГТГ Левон Нерсесян подробно прокомментировал полученные результаты — избегая, впрочем, категоричных и преждевременных выводов.

Если же говорить о выводах предварительных, то многое в полученных результатах указывает на то, что автором «Христа Вседержителя» был не тот же художник, что и у «Архангела Михаила» и «Апостола Павла». Причем, что самое неожиданное и потенциально самое сенсационное, сравнительный анализ обнаруживает «другую руку» и в случае с «Троицей» — то есть над последней работал еще один, получается, уже третий мастер. Как выразилась Софья Свердлова, «отличия нашли во всех слоях, как в личном, так и в доличном письме». Напрашивается гипотеза о существовании не просто «круга Андрея Рублева», но некоей греко-русской среды изографов того времени — художников высочайшего уровня, скорее всего, общавшихся между собой и иногда работавших совместно, в каких-то комбинациях, над большими заказами. Однако все это пока находится, по словам Зельфиры Трегуловой, на стадии «осторожного предположения».

Дмитрий Смолев


Газета "Коммерсантъ" №113 от 27.06.2017, стр. 1

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение