Коротко


Подробно

Фото: Евгений Федосков/фотохост-агентство ТАСС

Согласны на полигамию

Событие

В рамках VII Петербургского международного юридического форума на круглом столе "Больше — значит лучше? Перспективы роста юридических фирм в СНГ и за рубежом", проходившем под председательством члена правления, первого вице-президента Газпромбанка Елены Борисенко, эксперты обсудили вопросы развития рынка профессиональной юридической помощи в России и странах ближнего зарубежья.


Юлия Карапетян


Вместе с Еленой Борисенко дискуссию модерировал партнер Luther Rechtsanwaltsgesellschaft mbH Герман Нотт. Также в обсуждении приняли участие: партнер Reed Smith LLP Андрей Баев, старший советник практики государственной политики и регулирования Dentons, президент и декан Бруклинской школы права Николас Аллард, партнер Withersworldwide Татьяна Меньшенина, президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко и старший партнер Allen & Overy Дэвид Слэйд.

Юридические компании, которые принимают решение прийти на российский рынок, сталкиваются с нелегким выбором — либо остановиться на одном стратегическом партнере, либо работать одновременно с целым пулом консультантов из России. Участники сессии пришли к выводу, что в этом вопросе выгоднее придерживаться "полигамной" стратегии. По мнению господина Алларда, при сохранении "моногамности" в юридических отношениях происходят две малоприятные вещи: во-первых, другие консультанты перестают рекомендовать фирму, что влечет за собой снижение доходов. А во-вторых, клиенту из любой области всегда нужны первоклассные юристы, но при эксклюзивных отношениях с компанией-партнером ему приходится довольствоваться тем, что предложено. "Мы существуем в эпоху, когда именно клиенты сидят в кресле водителя",— приводит сравнение господин Аллард. Дэвид Слэйд был более осторожен в оценках: по его словам, международный юридический рынок пока не выработал по данному вопросу единой стратегии, которая подходила бы всем.

Как клиенты выбирают консультантов


Елена Борисенко рассказала о том, как выбирает консультантов российский бизнес, на примере своего опыта работы в юридическом отделе Газпромбанка. "Мы привлекаем сторонних консультантов в случаях, когда не хватает собственного ресурса, нет компетенции или нужны бренд и имя, чтобы хеджировать внутренний риск",— поделилась она. Особое внимание, по словам спикера, компания обращает на этическую репутацию партнера и конфиденциальность: вопрос доверия является одним из главных, и в зависимости от поставленной задачи Газпромбанк выбирает наиболее авторитетную компанию. Если же потребности использовать компанию с громким именем нет, предпочтение отдается тем, кто "готов делать чуть больше, чем просят", и сильнее других ориентирован на результат. "Также мы смотрим, насколько команды, которые идут в проект, готовы нестандартно мыслить. Этот принцип очень важен",— считает Елена Борисенко.

Кроме того, спикер назвала российский юридический рынок "самым либеральным в мире", подчеркнув сильную роль внутренних корпоративных юристов. Если в мире, по ее словам, от инхаусов "не ждут прорывов" и для сложных проектов бизнес привлекает внешних консультантов, то в России иная ситуация: зарубежным юрфирмам при работе в России нужно учитывать, что крупные российские компании зачастую имеют внутри себя большие юридические департаменты.

Не обошла Елена Борисенко вниманием и отсутствие адвокатского статуса у международных юридических фирм, которое способно стать для зарубежного юриста барьером при поиске работы в России. "Работая с российским бюро, мы понимаем, что адвокат не может быть допрошен по делам клиента: информация защищена конфиденциальностью адвокатского статуса",— сказала модератор, посоветовав иностранным коллегам обращать больше внимания на российские дискуссии о регулировании юридической профессии.

Революционный крой


Партнер Reed Smith LLP Андрей Баев высказал мнение, что сейчас в России происходит перекраивание юридического рынка, которое сопровождается увеличением объема сделок, проводимых по нормам российского, а не английского права.

В том, что российское право развивается стремительными темпами, с господином Баевым согласились и остальные участники дискуссии. Елена Борисенко поблагодарила всю юридическую профессию России за работу над законодательством. "Мы очень активно продвигаем свою юрисдикцию и делаем законодательство более гибким — налицо результаты его реформы. Все наши труды, в том числе в рамках форума, не прошли даром",— пояснила вице-президент Газпромбанка. В свою очередь, Татьяна Меньшенина отметила некоторые сложности, возникающие в судах при регулировании договорных споров, но в целом признала, что регуляция сложных сделок при помощи российского права не должна вызывать проблем.

Вместе или врозь?


Многие эксперты отметили, что выбор между открытием собственного представительства или слиянием с российскими фирмами индивидуален в каждом конкретном случае. Юрий Пилипенко считает, что российские и зарубежные фирмы равны по качеству услуг и эффективности, однако полное слияние между ними невозможно. "На моей памяти нет такого случая... Разные культурные традиции, разный опыт. Взаимодействие успешно в том случае, когда оно разнообразно",— прокомментировал он.

Николас Аллард рассказал, что четверть века назад зарубежные фирмы чаще открывали собственные офисы в российских городах. "Была масса причин: в американских фирмах говорили, что хотят поддерживать свой уровень качества. Многие компании из Америки направляли так называемого колониального губернатора и думали, что добьются успеха. Сейчас ситуация изменилась и работает другая модель: приходится полагаться на юристов, которые находятся на месте и работают с местным правом",— говорит господин Аллард.

Андрей Баев в ответ на вопрос, почему его компания взаимодействует с Россией из Лондона и не спешит открывать собственный офис в Москве, объяснил, что сейчас не лучший период для подобного решения. "Часть клиентов находится под санкциями, рубль нестабилен, инвестиции на низком уровне и плохое publicity в прессе",— перечислил он причины удаленной работы с Россией. Но самой главной проблемой господин Баев считает низкую прибыльность российского бизнеса. Менее глобальные сложности, из-за которых в Россию с 2012 года не приходили иностранные юрфирмы,— нестабильность и малый размер российского юридического рынка.

Татьяна Меньшенина добавила, что маленьким фирмам проще открыть офис в других юрисдикциях, в то время как для крупных компаний это "большая дилемма". Крупные фирмы опираются на якорных клиентов, а те, если в юрисдикции начинается кризис, склонны покидать сложный регион, что для юрфирмы чревато закрытием офиса, пояснила спикер.

Дэвид Слэйд перечислил вопросы, для решения которых его фирме с представительством в Москве требуется помощь российских коллег, в их числе: получение лицензий, работа с антимонопольным законодательством, различного рода экспертизы и взаимодействие в рамках российского трудового кодекса и уголовного права.

Подводя итоги дискуссии, участники сошлись во мнении о высоком потенциале развития российского права. В отношении юрбизнеса общее мнение выразила Елена Борисенко, сказав, что чем выше доверие и компетенция, тем большую пользу это принесет компании независимо от ее размера.

"Ревью Петербургский международный юридический форум". Приложение от 22.06.2017, стр. 17
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение