Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Модернизация российской правовой инфраструктуры и развитие "мягкой силы"

Инициативы

Хотя российские законодатели охотно используют успешный зарубежный опыт при реформировании гражданского, антимонопольного и банкротного законодательств, тем не менее проблема дефицита такой информации все еще актуальна. Необходимо быть в курсе мировых тенденций, обмениваться опытом, совместно с другими странами искать решения сложных вопросов, а не бездумно заимствовать шаблонные решения, считают эксперты.


Юлия Савина


Все чаще в поиске аргументов при принятии тех или иных законодательных решений используются отсылки к успешному зарубежному опыту. Процесс переноса эффективных механизмов на российскую почву начался очень давно, но только недавно появилось понимание того, что слепое копирование без качественного сравнительно-правового анализа, глубокого понимания природы правовых институтов и зарубежных правовых систем не приводит к нужным результатам.

Некоторые исследовательские центры и институты, специализирующиеся в области сравнительного правоведения, готовят экспертные заключения на законопроекты до их внесения в Госдуму или во время обсуждения в парламенте. Однако говорить о системном вовлечении ученых и практикующих юристов в законодательный процесс пока не приходится.

Спрос на привлечение экспертов со стороны государственных органов есть, и эпизодически он реализуется, но системной работы, налаженного канала взаимодействия между учеными и государством нет, уверена директор АНО "Центр международных и сравнительно-правовых исследований" Екатерина Сороковая. "Для этого требуется создание живой, циркулирующей среды взаимодействия государства, науки и бизнеса. Укрепление системного диалога между представителями науки, способными предложить решения, бизнесом, знающим российские и международные реалии, и государством, готовым реализовать эффективные подходы, является залогом качественной правотворческой деятельности. Примером площадки, которая, с одной стороны, формировала бы такую среду, а с другой — взяла бы на себя задачу информационного брокера, могли бы стать аналоги распространенных за рубежом так называемых мозговых центров (think tanks) — негосударственных научно-исследовательских организаций, на постоянной основе сотрудничающих с органами государственной власти и бизнесом",— считает она. Именно такие площадки позволяют заинтересованным сторонам получить высококачественную экспертную поддержку, сформулировать и передать свои запросы и получить "обратную связь" в виде необходимой информации и/или практических шагов.

Подобный подход разделяет и высшее руководство страны. Так, выступая на VII Петербургском международном юридическом форуме в мае, Дмитрий Медведев отметил: "Свой вклад в модернизацию глобальной правовой инфраструктуры вносят и сотни ученых, которые работают в академических центрах по всему миру, и саморегулируемые сообщества, которые объединяют предпринимателей. Такие во многом независимые от национальных государств, обособленные системы регулирования стали появляться в разных областях".

Простое заимствование институтов иностранного права, пусть и успешно функционирующих на Западе, по словам Екатерины Сороковой, не является гарантией успеха их внедрения в право российское. Иногда это приводит к тому, что поверх одних неработающих институтов нагромождаются другие, еще менее эффективные, отмечает эксперт.

Однако существуют и успешные примеры перенесения иностранных практик на российскую почву. Прежде всего речь идет о масштабной реформе гражданского законодательства.

"Ярким примером удачного заимствования иностранных институтов является также введение нормативного регулирования персональной несостоятельности, которое было позитивно воспринято как профессионально-юридическим сообществом, так и гражданами",— отмечает Екатерина Сороковая.

Институт банкротства граждан, заработавший в России в октябре 2015 года, во многом базируется на опыте США, а также ряда европейских стран. В некоторых отраслях публичного права, в частности в антимонопольном праве, также наблюдается позитивное использование институтов иностранного права. Так, существенным образом повлияли на поведение субъектов экономических отношений введенные в Кодекс об административных правонарушениях антимонопольные оборотные штрафы — вид санкций, широко и давно распространенный в Европейском союзе и США.

Тенденция активного использования зарубежного опыта при разработке законов будет и дальше набирать обороты, уверена госпожа Сороковая.

Необходимо быть в курсе мировых тенденций, обмениваться опытом, совместно с другими странами искать решения сложных вопросов, а не бездумно заимствовать шаблонные решения, советует она. "А в таких актуальных вопросах, как распределенные системы (блокчейн) или трансграничное банкротство, которые являются вызовом для юристов всего мира, Россия и вовсе имеет реальные шансы предложить свое уникальное решение, которое повысит конкурентоспособность российских компаний на глобальных рынках и инвестиционную привлекательность нашей страны",— уверена Екатерина Сороковая. Для этого важно устанавливать взаимодействие с иностранными учеными и практиками из тех юрисдикций, опыт которых кажется интересным и полезным, а в перспективе — создавать сеть иностранных экспертов и площадку для взаимодействия с ними.

Анализ международного опыта и экспертная правовая поддержка становятся востребованы и на наднациональном уровне.

О необходимости такой работы и воздействии наднациональных институтов ("мягкого права") говорил на VII Петербургском международном юридическом форуме Дмитрий Медведев: "Успешный пример в этой сфере — деятельность различных структур при Организации Объединенных Наций, в том числе Комиссии ООН по праву международной торговли. Практически полвека (она была основана в 1966 году) она находит решения по самым актуальным правовым вопросам, включая такие, как электронная коммерция, облачные технологии, трансграничное банкротство, то есть все те вопросы, которые сегодня встали в повестку дня... Поскольку у глобальных рынков нет территориальных границ, нет национальной локализации, привязки к определенному регулированию, многие решения действительно удобнее искать в формате "мягкого права"".

Действительно, в современном мире растет как степень влияния актов наднациональных институтов на экономику и внутреннюю политику стран, так и скорость принятия рекомендательных по форме, но зачастую судьбоносных для целых отраслей решений. Российский бизнес все чаще участвует в амбициозных глобальных проектах, заключает международные сделки и становится все более чувствителен к изменениям в правовой среде, влияние на которую оказывает деятельность международных организаций, занимающихся сближением законодательства государств-членов и подготовкой международных нормативно-правовых актов, констатирует Екатерина Сороковая. "В условиях, когда глобальные процессы становятся все интенсивнее, с точки зрения национальных интересов абсолютно необходимо иметь точку входа, пул специалистов, которые понимают принципы работы, знают порядок принятия решений и имеют доступ к основным агентам влияния в этих организациях",— уверена эксперт.

"На сегодняшний день отсутствует четко выстроенный и работающий канал обмена информацией между российским бизнесом, экспертным сообществом и официальными лицами, представляющими Россию в международных организациях, который позволил бы формулировать и отстаивать позицию России с учетом ясно определенных потребностей российских компаний в соответствии и с интересами государства",— сетует Екатерина Сороковая. Вместе с тем именно такой подход давно и успешно используется за рубежом и позволяет ведущим странам двигаться в направлении преимущественного использования на международной арене "мягкой силы".

"Ревью Петербургский международный юридический форум". Приложение от 22.06.2017, стр. 13
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение