Коротко


Подробно

Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Самоподрыв должен был совершить кто-то из нас троих»

Несостоявшаяся смертница дала показания по делу подруг

Северо-Кавказский окружной военный суд допросил Викторию Семенову, которая, приняв ислам, должна была совершить подрыв в одном из гипермаркетов Ростова-на-Дону. Девушка, которую задержали сотрудники ФСБ и СКР, сейчас является свидетельницей обвинения в суде над бывшими студентками Татьяной Карпенко и Натальей Гришиной, пытавшимися организовать теракт.


«Родилась 20 октября 1995 года в поселке Коммунар Ставропольского края, закончила Невинномысский колледж по специальности парикмахер, не замужем, имею ребенка»,— рассказала суду Виктория Семенова. По словам свидетельницы обвинения, в отношении нее расследуется уголовное дело по ч. 1 ст. 30 — ст. 205 и 222.1 УК РФ (приготовление к террористическому акту, незаконный оборот взрывчатых веществ или взрывных устройств). Судья поинтересовался у Семеновой и подсудимых Татьяны Карпенко и Натальи Гришиной, нет ли между ними неприязненных отношений и не может ли она оговорить их. «Отношения были дружескими»,— ответила Виктория Семенова. «На данный момент ничего не могу сказать, как этот человек относится к нам»,— заявила Татьяна Карпенко, добавив, что Семенова заключила досудебное соглашение, чтобы получить минимальный срок. «Неприязненных отношений у нас точно не было»,— сказала Наталья Гришина.

Свидетельница, отвечая на вопросы гособвинителя, рассказала, что в ноябре 2012 года, проживая в Невинномысске, приняла ислам и взяла новое имя Ясмина: «После того как я надела хиджаб, у меня возникли трудности с работой, да и окружающие стали негативно реагировать на меня. Одна русская знакомая из Ростова, также принявшая ислам, пригласила меня к себе, предложив работу в продуктовом магазине “Халяль”, я поехала, потому что родители меня не поддерживали и финансово не обеспечивали». Затем, по словам Семеновой, она познакомилась в соцсетях с Рашидом Магомедовым, который буквально через две недели предложил ей выйти замуж, при этом он не стал сообщать, чем занимается и где работает, пояснив, что только его супруга может это знать. Она согласилась и уехала в дагестанское селение Анди, где была сыграна мусульманская свадьба. «Рашид постоянно сидел в интернете, просматривал какие-то ролики и куда-то уходил по ночам, а я оставалась одна с его родителями»,— рассказывала свидетельница.

Гособвинитель спросила у нее, а на какие средства они жили? «Мой муж инвалид с детства, он потерял руку в ДТП и получал пособие по инвалидности, откуда он еще брал деньги, я не знаю»,— ответила свидетельница. Она добавила, что вскоре муж заявил ей, что он моджахед и борется с сотрудниками правоохранительных органов, которые настроены против мусульман. На тот момент она не знала, что это такое, а ее русские приятельницы, ставшие мусульманками, также не смогли ей пояснить, плохо это или хорошо. Тем не менее, по словам Семеновой, спустя несколько месяцев совместного проживания она поняла, что их взгляды с мужем расходятся не только на бытовой почве, но и по менталитету, поэтому уехала к своим родителям. Они, в свою очередь, не одобрили ни замужество дочери, ни ее развод, поэтому, помыкавшись, она вернулась к мужу. Однако затем, рассорившись с ним окончательно, приехала в Ростов-на-Дону, где познакомилась с Натальей Гришиной, снова поступив на работу в магазин «Халяль». Бывший муж Семеновой снял через своего знакомого девушкам квартиру, поскольку у них не было денег. «Но Наташа сказала, что к нам приедет с ребенком еще одна русская девушка, принявшая ислам, я не возражала, и так мы познакомились с Татьяной Карпенко»,— сообщила свидетель. Татьяна и Наталья, отметила она, знают арабский язык и читали Коран. Они раньше нее стали мусульманками. Татьяна интересно рассказывала ей о религии, которую она приняла, а также показывала ей в телефоне ролики, по содержанию они были схожи с видео, которыми увлекался ее бывший муж. «Я была в положении и сидела дома, а Татьяна Карпенко стала работать в магазине вместо меня. Они с Гришиной содержали меня, а я заботилась о дочери Карпенко и поддерживала порядок в доме»,— продолжала свидетельница. Вскоре родители бывшего мужа сообщили ей, что он пропал. Семенова, по ее словам, стала искать «отца своего ребенка», а подруги ей помогали. В итоге «знакомые знакомых» ей сообщили, что «он ушел в лес» и находится в федеральном розыске, прислали фотографию с якобы избитым полицейскими Рашидом.

Одновременно, по ее словам, полицейские на двое суток задержали Гришину, а Карпенко осудили за публичные экстремистские призывы в интернете. Но все это только настроило девушек против правоохранителей. «Наша агрессия стала расти»,— отметила свидетель.

Однажды вечером Карпенко принесла в дом пакет, в котором, как потом выяснилось, лежал камуфляжный жилет с взрывным устройством. «Откуда она его принесла, я не спрашивала, потому что на тот момент ни о чем не думала, кроме своего ребенка, которого я родила дома, у меня возникли сложности с документами по его оформлению в загсе. Я боялась, что ребенка могут отобрать»,— пояснила суду Семенова. Она сообщила, что они по два раза в неделю ездили в ТРК «Рио», делали покупки и одновременно изучали планировку торгового комплекса, присматривая его в качестве возможной площадки для совершения теракта. «Самоподрыв должен был совершить кто-то из нас троих по команде (чьей именно, свидетель не смогла пояснить.— “Ъ”), но 17 января 2016 года к нам в дом ворвался отряд собровцев, нас положили на пол, затем под моим диваном полицейские нашли тот самый камуфляжный жилет с взрывным устройством»,— рассказала она. Семенова добавила, что готова была взорвать себя, чтобы отомстить за бывшего мужа, а вот какой мотив был у ее подруг, она не знала.

В свою очередь, Татьяна Карпенко сообщила суду, что не знала о деятельности мужа свидетельницы, а просто помогала ей найти без вести пропавшего супруга. К тому же она не приносила в дом никакого пакета, а в ТРК «Рио», по ее словам, девушки просто гуляли и покупали продукты и одежду.

Олег Горяев, Ростов-на-Дону


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение