Коротко

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Город, которого пока нет

Какие дома могут построить на месте пятиэтажек

За победу в конкурсе по проектам реновации поборются лучшие архитектурные бюро мира. Так, как сообщили «Коммерсантъ FM» в Москомархитектуры, Zaha Hadid Architects подаст свою заявку в начале июля. Татьяна Гомозова узнала, что может появиться на месте пятиэтажек.


Конкурс реновационных проектов идет, похоже, пока не слишком бодро: неделю назад главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов сообщил, что получено всего десять заявок. Дедлайн уже перенесли с 15 июня на 10 июля. Впрочем, опрошенные «Коммерсантъ FM» архитекторы говорят, что думают над участием и просто не торопятся подавать документы.

Первый этап конкурса — отбор по портфолио. 20 команд-финалистов будут работать над концепциями пяти пилотных районов. Каких именно, решат по итогам голосования по программе реновации. На разработку финалисты получат по 3 млн миллиона. Как заявил ранее господин Кузнецов в одном из интервью, главная задача — изменение городской среды:

«Один из стандартов — это разнообразие архитектурных решений. Кроме этого, в стандартах много что зафиксировано — и общественный первый этаж, и возможность перепланировки квартир, и высота потолков, и компоновка домов желаемая — разделение на дворовую и не дворовую части. Изменение среды — это манифест, я бы сказал, отношения города к своим жителям. Потому что тот манифест предыдущий, с которым мы сейчас работаем, программа пятиэтажек — это тоже был, в общем, манифест, он что в себе нес? Есть промзона, заводы, где должны люди работать. Люди просто должны физически находиться к ним близко, иметь крышу над головой, обеспечение минимальным неким набором услуг. А сейчас мы говорим, что формируем такое пространство, чтобы человек себя в городе уже ощущал, находясь в своем районе, ему в город не нужно было ехать куда-то. Мы хотим убрать вообще из головы, что город — это там, где центр, а мы как бы тут в таком межпространстве — вроде не в деревне, но городом люди между собой это не называют».



Одно из опасений горожан, что место уютных зеленых дворов при бывших пятиэтажках займут типовые мирокрайоны, которые у многих москвичей не вызывали восхищения еще в 70-е годы прошлого века.

Чтобы этого избежать, можно использовать разноэтажную застройку, уверен владелец бюро Sergey Skuratov Architects Сергей Скуратов: «Должна быть маленькая этажность — в районе пяти-шести этажей, средняя этажность — 9-12 этажей, и должны быть какие-то отдельные башни, но они должны быть просто башнями, а не стенами такими. Башня стеклянная, с обзором, сразу даст другой масштаб. Но основная застройка должна быть привычная человеку, должен быть привычный формат города: парк, школы интегрированные, улицы с кафешками, с ресторанчиками, с какими-то маленькими площадями, и так далее».

Сергей Скуратов подчеркивает, что важно продумать не только концепцию, но и сам процесс реновации, чтобы людям не пришлось жить на стройке.

Что касается выбора материалов, то принципиальной качественной разницы между панельным и кирпичными домами сейчас нет. Передовая технология — специальные деревянные блоки, но, поскольку в России их почти не производят, это дорого обойдется, отметил глава молодежного отделения Союза архитекторов Москвы Павел Сонин. По его мнению, важно придать каждому кварталу индивидуальность: «На самом деле, в древней Москве каждый район храм обозначал. Люди могли сказать: там такой-то храм, вот я живу рядом с ним. Когда их много снесли, появились высотки, например, в сталинское время. Тоже должны быть, видимо, какие-то доминанты такие. Я не говорю, что везде нужно храмы ставить. Это должны быть какие-то все-таки здания должны быть уникальные. Если мы говорим про квартальную застройку, то в ней процентов десять хотя бы должно быть чего-то уникального, необычного. Нельзя все типовым жильем застроить, это будет как наши районы Строгино, Митино — сложно отличить, где ты находишься».

«Еще один момент, на который я бы обратил внимание, — продолжает Павел Сонин. - О нем тоже все умалчивают. Реновации решает еще одну проблему. Эти все микрорайоны — пережиток советского прошлого, когда вся земля была общая вокруг, а значит — ничья. Ты живешь в доме, живешь в квартире, тебе принадлежит только квартира, а дом и земля вокруг неизвестно чей, земля вокруг дома — неизвестно чья. Это своеобразную культуру рождает, когда пошел, выкинул бычок, разбил бутылку, потому что не у себя дома уже. А если будет появляться такая квартальная застройка, когда вот ты вышел во двор и понимаешь, что он твой — тут ты дерево посадил, он огражден. Снос пятиэтажек и строительство на их месте нового квартала — это, на мой взгляд, переход в новое русло общения между человеком и городом, когда он не будет просить все время у города дать ему чего-то, а будет сам понимать, куда у него налоги идут и как средства распределяются внутри ТСЖ».



Павел Сонин готовится принять участие в конкурсе. Конкурировать ему придется, в том числе со знаменитым бюро Zaha Hadid Architects — в Москомархитектуре «Коммерсантъ FM» подтвердили, что те готовят заявку. В России по их проекту построен деконструктивистский бизнес-центр Dominion Tower, а также футуристичный особняк, немного напоминающий диспетчерскую вышку в Шереметьево – владелец Capital Group Владислав Доронин хотел подарить его Наоми Кэмпбелл.

Но от проекта жилого квартала вряд ли стоит ждать чего-то подобного, считает Павел Сонин. «Иностранные компании идут сюда не для того, чтобы 3 млн получить, а для того, чтобы в принципе внедриться. Сейчас распространена практика таких вот консорциумов. Иностранцы идут вроде такого «свадебного генерала» — громкое имя, интересная какая-то идея. А та часть, которую наша мастерская делает, отвечает за нормы, ментальность – в таком виде и выигрывают. Тот же парк «Зарядье» тоже выиграл консорциум — американская контора и наш резерв».

Кстати, Zaha Hadid Architects проектировали и жилой дом — башню на Живописной улице в районе Хорошёво-Мнёвники, где пока еще много пятиэтажек. Но дом так и не был построен.

Также интерес к реновационному конкурсу проявило бюро Herzog & de Meuron — они спроектировали пекинский Национальный стадион и галерею Тейт в Лондоне. России они тоже не чужие: Пьер де Мерон — автор проекта университета «Сколково» и входит в градостроительный совет фонда. Обойдут ли они российских коллег, станет известно только осенью: победителя обещают объявить 10 ноября.

Как заявили в столичном департаменте природопользования, реновацию увяжут с экологической стратегией города. Среди прочего, может быть использовано так называемое «альтернативное озеленение» — например, зелень на крышах домов. По оценкам экспертов, власти обязаны обеспечить городу более 105 кв. км зеленых насаждений.

Комментировать

наглядно

ответы на вопросы

мнения

истории

обсуждение