Коротко


Подробно

3

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Краткость — сестра гражданства

Госдума пишет для вступающих в гражданство РФ клятву или присягу

В четверг рабочая группа по подготовке текста присяги, которая будет приноситься при получении гражданства РФ, выработала шесть принципов ее принесения. При этом пока члены группы не сошлись во мнении, какими могут быть последствия нарушения клятвы — только морально-этическими или все же правовыми. Не оказалось единой позиции и в лингвистическом вопросе — некоторые призывали сделать текст «сухим» и «без пафоса», в ЛДПР, напротив, считают, что у присяги должна быть «изюминка».


В начале заседания глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников предложил определиться с принципами принесения присяги. Напомним, этот вопрос возник в рамках доработки во втором чтении законопроекта, который позволит отменять решения о предоставлении гражданства осужденным за терроризм и экстремизм (см. “Ъ” от 7 июня). По мнению депутата, присяга должна носить личный характер, быть добровольной, публичной, торжественной и лаконичной: «Можно много говорить, как мы любим страну, но есть вещи, которые можно сказать просто и емко». Церемония вступления в гражданство должна быть торжественной, «как в загсе», согласился член комитета Отари Аршба: «Да-да. Люди выходят замуж и женятся на России».

Остальные члены рабочей группы с этими принципами также согласились. По словам главы думского комитета по культуре Станислава Говорухина, текст присяги должен быть «кратким» и «без пышных слов»: «На мой вкус совершенно неприемлем вариант присяги ЛДПР».

Один из текстов их присяги (всего фракция представили два варианта) начинается так: «Вступая в гражданство России, я испытываю неописуемый восторг, что с сегодняшнего дня я гражданин самой великой страны на этой земле!»

Кроме того, принимающий присягу клянется, что его любовь к родине окажется «выше, чем любовь к самой любимой женщине», и «святее, чем любовь к родителям». «Враги и недруги» России, согласно тексту, должны быть «прокляты», а те, кто «питает ненависть к России»,— «задохнется от злобы». В ответ вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев признал, что тексты их присяг «немножко пафосные». Но большая эмоциональность, по его словам, это «принципиальная позиция» — у присяги при принятии гражданства РФ «должна быть изюминка, которая будет отличать ее от других присяг — военной, пионерской».

Член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Николай Сванидзе отметил, что текст присяги должен обойтись без «профанаций»: «Вот вчерашний гость из Центральной Азии. Почему мы должны заставлять его клясться в любви к России? Не любит он Россию пока что, не успел полюбить. Почему мы должны заставлять его врать под присягой?» Господин Сванидзе предложил свой вариант: «Принимая по своей воле гражданство РФ, клянусь уважать ее историю, обычаи и культуру и не нарушать Конституцию и законы».

«Акцентировать внимание приносящих присягу на соблюдении законодательства» призвала и член Общественной палаты (ОП) Лидия Михеева. По ее словам, «все, что касается духовных ценностей, прав и свобод человека, заложено в Конституции», а значит, обещая ее соблюдать, он клянется соблюдать и «базовые ценности, о которых говорится в более развернутых вариациях» клятв. Член ОП Владислав Гриб считает, что «каждое слово в клятве должно иметь ценность — как правовую, так и морально-этическую».

Именно поэтому директор Научно-исследовательского института проблем государственного языка СПбГУ Сергей Белов отметил, что юридически стоит различать клятву и присягу: «В данном случае мы говорим о присяге, с которой связываются определенные правовые последствия, в отличие от клятвы, которая связывает человека скорее в моральном или религиозном смысле». Господин Белов отметил, что «обязанность соблюдать Конституцию и другие законы действуют на территории РФ в отношении любого человека, который здесь находится». По его мнению, при натурализации нужно обещать «выполнять те обязанности, которые связываются именно с гражданством: не совершать действий, противоречащих интересам РФ, не изменять родине». Консультант по правовым вопросам московского бюро Международной организации по миграции Кирилл Шевченко пошел еще дальше. По его мнению, «для клятвоотступника должны наступать определенные неприятные юридические последствия: факт нарушения принесенной ранее присяги должен рассматриваться как одно из оснований для пересмотра решения о выдаче гражданства». Его поддержали еще несколько выступающих.

Но как только человек получает гражданство РФ, у него появляются те же права, что и у людей, имеющих его по рождению, напомнила зампред думского комитета по делам национальностей Елена Ямпольская. «Ответственность за нарушение присяги не может наступать для одного и не наступать для всех остальных, которые присягу не приносили,— отметила депутат.— Тогда речь должна идти о том, чтобы в 14 лет при получении паспорта человек также произносил некоторые слова, но в 14 лет ответственность не наступает». Поэтому, по ее мнению, стоит говорить все же о клятве. Неясным остался и вопрос, с какого возраста лицо, получающее гражданство РФ, должно приносить присягу. «Он ее приносит непосредственно в момент приема? А если ему в этот момент два года? Он тогда ждет до 18 лет? Но в 18 лет он уже давно принят в наше гражданство, и приносить присягу странно»,— отметил глава СПЧ Михаил Федотов.

Софья Самохина


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение