Коротко


ПРЕСС-РЕЛИЗ

белгородэнерго

 

Подробно

Фото: пресс-служба

Федор Клюка: «Сельское хозяйство сегодня входит в тройку самых прибыльных бизнесов в России»

Федор Клюка в Белгородской области – фигура знаковая. Авторитетный в Старом Осколе экс-руководитель Стойленского ГОКа, которого много лет за глаза, да порой и в глаза многие в городе называли хозяином Старого Оскола. Бизнесмен, не побоявшийся в начале нулевых полностью перекроить свою жизнь и из горнорудной отрасли одним из первых развернуть инвестиции в сельское хозяйство. Сегодня АПК «Промагро» занимает 5-е место по выпуску товарной продукции в Белгородской области и уверенно входит в двадцатку производств товарной свинины в масштабах страны. О том, как это выстраивалось, о вкладе своего бизнеса в общую копилку белгородской экономики и о многом другом рассказывает он сам.


— Федор Иванович, несмотря на то что вы сегодня фактически отошли от дел в «Промагро», передав бразды правления компанией в руки своего внука Константина, и даже уехали из Белгородской области на постоянное место жительства в Санкт-Петербург, вы все еще продолжаете держать «руку на пульсе» своего бизнеса?
— Одна из причин, почему я уехал, – не мешать Константину работать. Как цыган цыганенка бросил в воду: хочешь жить – выплывешь. Да, он звонит мне, в чем-то советуется, но только не по производству. Если мы вдвоем будем вмешиваться в производство, все загубим.

Этот год для компании «Промагро» довольно сложный. Он начал заниматься развитием потребительского бренда, открыл в Москве офис и создает торговый дом. Возглавит его сам, потому что раскручивать его – довольно трудоемкое дело. Сегодня достраивает с голландцами мощнейший мясокомбинат, 4 новых корпуса для «Оскольского бекона – 2». А стройка – это самая большая кредитная нагрузка. Нужно с общей выручки заплатить 2,5 млрд руб.

А дальше он уже обсуждает со мной новые шаги. Вот овцеводство динамично начал развивать – уже в компании 6 тыс. голов.

— Это своеобразная ниша для российского рынка и, наверное, потребителем в полную меру не оценена? Довольно рискованное решение, не очень традиционное для российского рынка?
— Для России это вполне традиционное направление, просто развалили его в постсоветские времена. В свое время Белгородчина имела 32 тыс. голов овец. Да и другие области имели большое поголовье овец, а сейчас рынок практически пустой. Константин это увидел и оценил перспективы. Выращивается поголовье на экологически чистых кормах, новую породу разводит, мясную, не имеющую запаха, оттого и мясо более качественное.

— Не устаю удивляться вашей семье… Каким образом вот эту предпринимательскую жилку вы передаете из поколения в поколение? В бизнес-школах этому вряд ли научат?
— Своих внуков я с раннего детства начал приучать к работе. Еще когда на ГОКе работал, брал с собой, показывал, с коллективом комбинатов знакомил. Я думаю, что из четырех мужиков мне удалось подготовить к бизнесу троих. Они готовы включаться. Тот, который сейчас только защитился в Лондоне, собирается получать вид на жительство и продолжит образование там. А вот брат Костин, Федор, сейчас окончил экономический факультет МГУ и учится в магистратуре, вот он уже высказал готовность поработать в нашем бизнесе.

— А если вернуться в догоковские времена, расскажите о том, как вы фактически росли и продвигались по карьерной лестнице тогда, в советские времена. Ведь все ваши сегодняшние достижения и победы родом оттуда? Откройте секретную формулу: как стать Федором Клюкой?
— Когда мы жили еще в деревне, во времена моего детства, единственным человеком в большой деревне, который имел паспорт, был мой отец. Он работал на гидроузле, это считалось как бы элитой, хотя для того, чтобы кормить большую семью, надо было содержать хозяйство. И работал он очень много. Днем на основной работе, а после нее ходил на сенокос, потому что по правилам из скошенного объема сена он только треть мог взять себе. Остальные две трети отдавал в колхоз. То есть он много работал сам и заставлял нас, детей, меня со старшим братом, работать. Обеспечение дровами на зиму было нашей задачей. В 8-летнем возрасте я уже стоял на стогу и помогал укладывать сено. В 9 лет мы были уже косарями. Причем отец нас с братом вперед пускал, а сам шел сзади, чтобы подгонять. Что такое крестьянская работа, мы уже с детства прочувствовали на своем опыте.

И конечно, эта закалка мне помогала в жизни – всего добиваться собственным упорным трудом. И это, наверное, главное, что помогло мне в жизни более всего. Если подумать, то есть 3 категории успешных руководителей. Одна – это суперталантливые ребята, которые быстро все схватывают и могут добиться многого без внешней поддержки. Вторую категорию подталкивает, как говорили раньше, «мохнатая» рука. А третья, к которой принадлежу и я, добивается успеха за счет неимоверного труда. И конечно, интуиция сыграла в моей жизни немаловажную роль. Это то, без чего человеку добиться успеха в жизни невозможно, ведь надо работать на опережение.

— Федор Иванович, а когда был самый тяжелый период у вас в жизни?
— Когда у нас уже были маленькие дети, но не было своего жилья, скитались по съемным углам. Это было время, когда мы были молодые и работали в Казахстане. Но когда я начал расти, эта проблема решилась наилучшим образом. Мне как-то удалось себя зарекомендовать с хорошей стороны, и уже в 34 года меня направили работать в Центральную Россию. Я практически сразу стал главным инженером крупного ГОКа. Тогда же самостоятельно не искали работу – партия направляла. А если говорить о самом сложном производственном моменте, был момент, когда я ехал в Москву, и первый секретарь обкома партии практически снял меня с поезда вестью, что горит комбинат. Я, как был, в трико, помчался назад и увидел, что горит верхний этаж. Вот тогда надо было иметь холодную голову и очень четкий расчет. Нужно было остановить комбинат, но, если бы пропали сгустители, комбинат надолго бы вышел из строя. Мы потушили пожар, а после этого надо было запускать комбинат, и по технологии это было довольно рискованно. Но был и четкий расчет, который перевешивал риск: я тогда позвонил первому секретарю обкома партии и сообщил, что буду запускать комбинат. А глава Старооскольского района Николай Шевченко вместе с начальником милиции грозились посадить меня за это. Но секретарь обкома мне сказал: «Если уверен, запускай». И мы тогда вышли победителями. Нам было вручено Красное Знамя ЦК, другие награды. Это была и моральная победа.

— Период, когда вы из металлургов пришли на землю, это был шаг, перекроивший кардинально вашу жизнь...
— Не могу сказать, что в этом проявил собственную инициативу. Мы были в Питере с Евгением Степановичем Савченко, летели домой, и он мне сказал: «Федор, может, хватить взрывать землю? Может, эти раны надо уже залечивать? Иди на село, я поддержу. У тебя получится». И тогда для меня вопрос был решен. Мы прилетели, я сразу поехал в Роговатое, поговорил с людьми и впрягся. Потом была «Стойленская нива», вместе с моим компаньоном Бидзиной Иванишвили мы собрали под ее управление много хозяйств и предприятий переработки, и корпорация хорошо работала. Но затем наши пути разошлись, и я ушел, создал свою компанию «ПРОМАГРО».

— Когда вы возглавляли «Стойленскую ниву», вас много ругали. Вас обзывали «латифундистом», «спекулянтом». Было ведь обидно? Такое важное для всех дело делали – спасали по сути от разорения бывшие колхозы и совхозы, давали людям работу, организовывали новый формат жизни на селе.
— Это москвичи ругали. Был там один журналист, который особенно точил зубы о мою персону. Но бог с ним! Другое важно: наш губернатор мне тогда очень помогал и словом, и делом. Его легендарное 710-е постановление о поддержке предприятий АПК фактически спасло белгородских аграриев в тот момент. Он всегда смотрит на 30 лет вперед – вот у кого интуиция работает на все 200 процентов. Он ничего не делает, не просчитывая. И каждый год новые программы предлагает. И смотрите, какие экономические победы за эти годы одержал регион. Это и выстроенный современный аграрный бизнес, это и инвестиции в развитие села, образование, социальную сферу. А какие у нас дороги, в каких удобных домах люди живут! Очень я горжусь Белгородчиной.

А что касается нашего разговора, когда он мне сказал о селе, он просто в этот момент увидел самую суть мою крестьянскую и так аккуратно направил в правильное русло. Он видел, что я блестяще работаю на ГОКе. И сумел убедить меня пойти в село. Да я, собственно говоря, и не «трепыхался». Тем более что для меня это было знакомое, родное, возращение к своим корням.

— Федор Иванович, для меня до сих пор загадка, как вы на это решились: ведь село тогда было в руинах! Вы ведь всю свою жизнь посвятили горнорудной отрасли. Там ведь для вас было все знакомо. А так радикально изменить все в одночасье… Внутреннего страха не было?
— Нет, страха не было, меня поддержали люди, моя ближайшая команда, которая работала со мной на ГОКе. Да и трудность стоящей задачи словно заворожила! Это был своеобразный вызов, брошенный мне судьбой. Надо сказать, что, когда в 34 года я стал главным инженером Стойленского ГОКа, предприятие было на грани остановки. Были серьезные ошибки проектантов. Надо было перестраивать весь комбинат. Но мне трудные задачки нравились, потому что видишь зримо плоды своего труда. Результат радует не только тебя, но и всех твоих соратников.

Так и с селом. Я знал, что будет трудно, но был уверен, что у меня получится. Тем более что я уже был опытным человеком, просчитывал финансы. Но если б я не видел, что будет поддержка со стороны руководства области, наверное, за это не взялся бы. Надо сказать, что тогда в сознании бизнеса сформировался определенный стереотип о том, что инвестировать в сельское хозяйство – просто безумие. Но мы были уверены в правильности выбранного пути. Почему мне удалось выстроить этот бизнес практически с нуля? Был жизненный опыт, были ресурсы, и была хорошая команда близких соратников, лучшие кадры СГОКа, и, конечно, воля, дополненная интуицией. Мы не оглядывались на стереотипы, а просто много и упорно работали, и нам удалось добиться неплохих результатов. Прошли годы, и сельское хозяйство сегодня входит в тройку самых прибыльных бизнесов в России.

— Ваше детище – большой холдинг постоянно развивается, появляются какие-то новые проекты… Вам не жалко, что вы отошли от дел, ведь сегодня в бизнесе так много интересного происходит, кипит жизнь, появляются новые задачи?
— Если бы я ушел и мое детище досталось непонятно кому… Да, я бы тогда и не ушел! Но на мое место пришел мой внук, которого я очень люблю и который держит крепкой рукой штурвал управления компанией. Я только радуюсь этому. Мы каждый день разговариваем, у него появляются новые идеи. Да и мой опыт работает на дело.

Единственное, чего мне недостает сегодня, – это общения, я скучаю по людям, по коллективу, тогда еду туда, встречаюсь с ними.

— Сегодня АПК «Промагро» прирастает очень быстро, вводятся ежегодно новые производственные площадки, создаются новые структурные подразделения, открываются новые направления… Что, на ваш взгляд, в компании сегодня особенно радует, как эти события воспринимаются вами сквозь призму вашего жизненного опыта?
— Конечно, мне радостно смотреть, как дело, которому отдано столь много энергии, труда и средств, растет и развивается дальше. И сегодня им управляет мой внук. Однако сейчас довольно сложный период у «Промагро», без кредитной нагрузки выдать такой темп в строительстве невозможно. Наш многолетний партнер – банк ВТБ. Мы довольно долго с ними сотрудничаем, и своей многолетней работой доказали надежность и результативность нашей дружбы. Скажу вам, что в настоящий момент мы находимся на пороге очень интересных перемен. Грядет важное событие, которое, возможно, повлияет на всю деятельность компании «Промагро» и перераспределение ее доли на мясном рынке. Сегодня эти планы в работе. И очень скоро, я надеюсь, они принесут свои плоды.

— Вы сейчас косвенно заговорили о важности такого понятия в бизнесе, как репутация. Что, по-вашему, это означает в современном мире?
— Да, это безусловная ценность, я бы даже сказал базовая основа компании. Потерять ее можно за минуты, а создается она годами. Я и Константину сказал: «Я 10 лет работал на авторитет, теперь авторитет работает на меня». Очень важна безупречность репутации, доверие партнеров, что формирует отношение людей к твоей фамилии. Вот Костя говорит: «В Москве, куда ни зайду, все знают фамилию Клюка. Даже в МГУ защищался внук, одна преподаватель из комиссии спросила: «Федор Иванович – ваш дед?» И Костя дорожит честью семьи и тем авторитетом, которым пользуется его дед. Ведь даже в депутаты мой внук не по списку прошел, а как одномандатник - 49% голосов набрал в округе, и это, конечно, доверие людей к фамилии Клюка. В предвыборной кампании это сработало, но встречался-то с людьми он сам! И люди в него поверили!

— Вы довольны его результатами?
— Конечно.

— Вас в Старом Осколе осталось немного авторитетных директоров старой закалки, «последних из могикан». Вас за глаза называют хозяином Старого Оскола. Как вы к этому относитесь?
— Я нормально относился к тому, что у меня в городе авторитет был высокий. Был мощный директорский корпус, который много лет подряд избирал меня своим председателем. Николай Петрович Шевченко (более 20 лет работал мэром Старого Оскола) как глава города это очень приветствовал. Мы были помощниками, решали многочисленные городские вопросы, всем миром помогали городу.

К сожалению, когда пришел Александр Викторович Гнедых (нынешний мэр), он распустил эту организацию в один миг. Но, на мой взгляд, это во вред городу. Кто-то из бизнеса должен быть лидером такого объединения руководителей предприятий и вновь возродить традиции директорского корпуса.

— Федор Иванович, мы с вами все время говорим о бизнесе, о политике… Как вы считаете, то, что происходит в Белгородской области, можно ли эти модели экстраполировать на всю Россию? Пока «белгородское чудо» в единственном экземпляре.
— Можно, если растиражировать губернатора Савченко. Абсолютный лидер, талантливый человек. Он всегда придумывает что-нибудь новенькое. Собирает людей и говорит: «Ну что, вам не надоело топтаться на одном месте?» Он не просто сам помогает развитию бизнеса, такой своеобразный двигатель - всех чиновников заставляет это делать. И поэтому все берутся охотно за реализацию бизнес-идей, потому что уверены, что получат поддержку и помощь.

— Рано или поздно Евгений Степанович покинет этот пост. Как вы думаете, удастся сохранить сегодняшнюю динамику развития экономики в регионе?
— Мы очень боялись, что это случится в этом году. На сегодня область не готова кого-то нового взять на этот пост. Я думаю, за предстоящие пять лет он подготовит кого-то к этой работе. Но другое опасение есть. Если пришлют «варяга», получится то, что случилось со Старым Осколом, но только уже в масштабах области – многие начинания губернатора, его идеи и программы могут быть свернуты. И это большая угроза. Ведь посмотрите на уровень и условия жизни людей в Белгородской области. Ведь эти преимущества очевидны уже всей стране. Значит, и модели, которые созданы, можно бы перенести на другие области, если они так хорошо работают во благо обычных простых людей. И в этом, конечно, особая важность белгородских преобразований! Хотелось бы эту динамику не потерять.

— Уж коли мы заговорили о социальной сфере, о жизни в Белгородской области, хочу вернуться в 2011 год, когда вы дали старт социальным проектам. Сегодня они обретают новое дыхание, Клюка младший вывел их на новый смысловой уровень. Социальные обязательства вы продолжаете заботой о своих молодых специалистах. Та программа, которую вы начинали с губернатором в 2011 году по строительству жилья для молодых семей, имеет продолжение на других площадках, кроме вашей?
— Она работает в регионе, но, может быть, не столь масштабно, как хотелось. Хотя это важная часть идеи солидарного общества. Механизм прост: я построил 21 коттедж, оценил их в 2 млн 700 тыс. с 15 сотками земли. Этот дом они оплачивают в течение 25 лет по 3% годовых. И храм в том же районе там же построил в честь Феодора Стратилата. К слову сказать, уже третий храм, возведенный на белгородской земле. Второй социальный проект касается чисто наших работников: все приглашенные в компанию молодые специалисты получают сразу квартиры, и если в течение 10 лет они работают у нас, то получают это жилье в собственность.

Есть у меня еще один проект, который Костя сейчас продолжает, – это 19-я школа, в которой каждый квартал 10 кадетов получают премию президента компании «ПРОМАГРО». 25 тыс. руб. получают 10 кадетов и 30 тыс. – 5 учителей каждую четверть. Это хороший стимул ребятам отлично учиться. Еще одна наша многолетняя традиция компании – оказывать финансовую помощь людям на лечение. Константин даже вкладывает в это свои собственные деньги. Он не только продолжает династию Клюки в бизнесе, но и социальную ответственность компании выводит на более высокий уровень, часть заработанных денег направляя на благотворительные дела. Ведь богатство не в том, сколько человек имеет, а в том, сколько он отдает людям…

Наглядно

в регионе

Коммерческие проекты

спецпроект

обсуждение