Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Правила игры

приводит в равновесие руководитель арбитражной группы Анна Занина

В делах о банкротстве крайне важен баланс интересов всех участников этого процесса. Склонение чаши весов в одну сторону ни к чему хорошему не приводит, в связи с чем попытки уравновесить права должника, кредиторов и других заинтересованных лиц предпринимаются постоянно — стоит посмотреть на многочисленные поправки к закону о несостоятельности. Судебная практика тоже не отстает. Недаром банкротные дела — одни из наиболее часто встречающихся споров, передаваемых на рассмотрение Верховного суда РФ (ВС).

В июле ВС предстоит рассмотреть дело, касающееся прав владельцев обанкротившегося ООО «Нефтегазмаш-Технологии» потребовать обратно предоставленные компании деньги. Участники ООО, владеющие в нем 100-процентной долей, просили включить свои требования на 10,6 млн руб. в реестр кредиторов. Долги компании перед ними возникли из внутренних займов и в результате погашения кредитов (участники выступали поручителями). Суды согласились и включили требования участников в реестр.

Передачи дела в ВС добился несогласный с таким решением кредитор ООО «Уралмаш Нефтегазовое оборудование Холдинг». Он указал, что единственным источником средств, за счет которых шло кредитование компании-должника и погашение задолженности перед банком, «являлись денежные средства самого должника, распределенные в качестве прибыли от хозяйственной деятельности». В законе о банкротстве говорится, что учредители не могут быть конкурсными кредиторами по обязательствам, «вытекающим из их участия в компании-банкроте». По мнению «Уралмаша Нефтегазовое оборудование», долги по внутренним займам можно отнести к таким обязательствам, а то, что они выданы за счет дивидендов того же общества, «указывает на создание искусственного кругооборота денежных средств», «злоупотребление участником своими правами во вред остальным кредиторам» и «мнимость многочисленных заемных сделок».

Безусловно, учредители должника несут риск отрицательных последствий, связанных с его деятельностью. И если со стороны участников компании были злоупотребления, то логично будет лишить их права войти в реестр, а следовательно, и возможности управлять процессом банкротства. Но нельзя отказывать в таком праве автоматически и добросовестным участникам, ведь банкротство не всегда является преднамеренным. Будут ли владельцы компании инвестировать в нее свои деньги, если изначально будут знать, что в случае финансовых проблем им не дадут их вернуть? И не пострадают ли здесь интересы других кредиторов? Ведь, по статистике Федресурса, без финансового вмешательства учредителей компании-банкрота кредиторы могут рассчитывать на возврат лишь 3% своего долга.

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение