Коротко


Подробно

Фото: Алексей Высоцкий / Коммерсантъ   |  купить фото

Картине Брюллова отменили меру пресечения

По решению Верховного суда Русский музей вернет ее владельцам

Государственному Русскому музею придется спустя 14 лет вернуть картину Карла Брюллова «Христос во гробе» коллекционерам из Германии Александру и Ирине Певзнер, у которых она была изъята ФСБ и конфискована Верховным судом (ВС) в качестве «орудия контрабанды». Президиум ВС отменил это решение по указанию Конституционного суда (КС), и теперь шедевр должен быть исключен из коллекции музея, где фактически находился под арестом без реставрации и экспонирования.


Президиум ВС исполнил предписание КС, который 7 марта велел пересмотреть дело Александра Певзнера. Принятое в 2016 году решение уголовной коллегии ВС о конфискации и передаче в Русский музей картины Карла Брюллова стоимостью не менее $300 тыс. отменено. Шедевр был признан «орудием контрабанды» и изъят у господина Певзнера и его жены Ирины Певзнер (совладельца картины) без приговора — спустя два года после прекращения возбужденного в 2003 году против коллекционера уголовного дела. КС признал, что такая конфискация была возможна лишь с согласия обвиняемого и не позже чем через год.

Напомним, коллекционеры приобрели картину в Брюсселе у православного прихода. В 2003 году Александр Певзнер ввез полотно в Россию и передал на экспертизу в Русский музей, но как только подлинность кисти Брюллова была подтверждена, ФСБ возбудила против владельца уголовное дело. Картина была изъята в качестве вещественного доказательства и в этом статусе хранилась в музее более 13 лет без права ее реставрации и экспонирования. Суды неоднократно принимали решения о необоснованности ареста вещдока, но ФСБ «меру пресечения» картине не отменяла. До суда дело о контрабанде дошло лишь в 2013 году и было прекращено без рассмотрения в связи с истечением срока давности. Леноблсуд в 2014 году постановил вернуть картину владельцам, но ВС через два года ее конфисковал. Осенью прошлого года приказом Минкульта картина была включена в коллекцию Русского музея, провести торжественную церемонию ее передачи и выставку музейщики не смогли из-за обращения владельцев в КС.

Дело в президиум Верховного суда передал глава ВС Вячеслав Лебедев, признав, что картина была конфискована на основании «неконституционной интерпретации» норм УПК.



Напомним, такая интерпретация была применена ВС по представлению зампреда ВС Владимира Давыдова, поддержавшего позицию заместителя генерального прокурора Сабира Кехлерова, сейчас находящегося в отставке. Другой заместитель генпрокурора Леонид Коржинек попросил ВС определение о конфискации отменить, а «картину возвратить собственнику». Адвокат владельцев Максим Крупский напомнил, что именно такое решение вынес еще в 2014 году Леноблсуд и подтвердил его президиум, сочтя, что картина в этом деле вообще не была «орудием преступления», а могла быть лишь «предметом уголовно наказуемого деяния», поскольку «отсутствовали сведения о том, что с помощью указанной картины или с ее использованием преследовался какой-либо преступный результат». Отмена решения ВС о конфискации означает, что «решение президиума Леноблсуда остается в силе и картина подлежит возвращению Александру Певзнеру и его супруге Ирине Певзнер». «Что, собственно, мы и пытались доказать»,— сказал “Ъ” господин Крупский.

«Президиум принял единственно возможное в соответствии с законом решение, и я удовлетворен решением суда»,— заявил “Ъ” господин Певзнер. С этим согласны член президентского Совета по правам человека Юрий Костанов, проводивший экспертизу дела Певзнера и заявивший о неконституционности решения о конфискации картины, а также присутствовавший на заседании ВС руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан.

В Минкульте решение ВС не комментировали. Хранитель картины, завотделом русской живописи XVIII–XIX веков Русского музея Григорий Голдовский сказал “Ъ”, что для возвращения картины владельцам музей должен получить приказ Минкульта о ее исключении из коллекции и письмо ФСБ о прекращении ее статуса как вещдока. «Жаль, что картина уходит из публичного пространства и не станет частью коллекции музея, она уникальна и нужна музею, а для частного собрания бесполезна»,— сказал господин Голдовский, отметив, что музей будет действовать в соответствии со вступившим в силу решением суда. По словам хранителя, ситуация для Русского музея беспрецедентна, но Третьяковской галерее, напомнил он, пришлось вернуть наследникам реабилитированной певицы Лидии Руслановой конфискованную у нее в период сталинских репрессий коллекцию. По словам господина Голдовского, под вопросом теперь и судьба его книги об истории этой картины, которую музей успел издать после ее поступления в коллекцию. Он также сообщил, что картина поступила в музей герметично закрытой между двумя стеклами и с тех пор не открывалась. «Визуально ее состояние не изменилось, для реставрации необходимо серьезное исследование»,— рассказал он. Напомним, главный хранитель музея Иван Карлов на протяжении расследования дела о контрабанде сначала официально заявлял о необходимости срочно реставрировать картину, но после того, как коллекционеры потребовали предоставить доступ к ней немецких экспертов, господин Карлов изменил позицию и сообщил, что шедевру ничто не угрожает.

Лиза Миллер; Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение