Коротко


Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

«"Адмирал Кузнецов" нужно модернизировать, чтобы он еще 20 лет прослужил»

Глава ОСК Алексей Рахманов — в интервью «Ъ FM»

Авианосец «Адмирал Кузнецов» после модернизации сможет еще 20 лет служить стране. Об этом в интервью обозревателю «Коммерсантъ FM» Дмитрию Дризе заявил президент «Объединенной судостроительной корпорации» Алексей Рахманов.


— Как чувствует себя отрасль, какие проблемы переживает?

— В судостроительной промышленности глобально мы видим существенное, наверное, одно из самых крупных падений количества заказов новых кораблей — по сравнению с 2015 годом, в 2016 году по разным статистическим данным было до 76% сокращения новых заказов и на 19% сокращения объема строительства. Это действительно беда, но надо иметь в виду, что речь идет о ряде ключевых рынков. Стагнация на рынке грузовых перевозок, контейнерных перевозок на сегодняшний день стала очевидной. Причина, в первую очередь, состоит в том, что Китай начал все-таки немного тормозить с точки зрения работы своей глобальной фабрики, и все это на нас накладывает некие новые обязательства и условности. Хотя должен заметить, что поскольку ни ОСК, ни российское судостроение на глобальном рынке так называемых конвенциональных судов особенно не играло, мы это сильно сегодня чувствуем. Россия всегда специализировалась на производстве высокотехнологичных судов и кораблей — это ледоколы, исследовательские суда, военные корабли, нефтегазовые проекты, то есть возможность офшорных конструкций, судов снабжения, буровые суда, список можно продолжать до бесконечности. И в этом смысле нас очень сильно спасает внутренний спрос. Это экономия масштаба, есть ряд секторов промышленности, в которых выходить в свободную конкуренцию просто бессмысленно. Например, если мы берем наших корейских конкурентов, они работают в семилетних циклах — семь лет финансируют строительство, банкротят компанию, дают из государства деньги, после этого начинают все сначала. Почему? Очень жесткая конкуренция в сегменте конвенциональных судов между корейцами, японцами и китайцами. Китайцы вышли на производство там чуть ли не 10 млн тонн по дедвейту, и в этом смысле они там могут забить кого угодно. У нас 2000-е годы и в конце 90-х практически не финансировалось гражданское судостроение, и не было соответствующих государственных стимулов и инструментов регулирования.

— Но вот какие типы судов сейчас наиболее востребованы? Например, нефтегазовая промышленность — это наш флагман. Есть заказы на танкеры, или все это закупается за границей?

— У нас есть заказы от «Газпрома», у нас есть заказы от ЛУКОЙЛа, у нас есть заказы от НОВАТЭК. Сейчас мы заканчиваем сдачу очередного комплекса судов в количестве четырех единиц для «Сахалин Энерджи». Мы строим новый танкер ледового класса для НОВАТЭК. Мы строим портовые ледоколы для «Газпромнефти». И в этом смысле исполнение поручений президента по доведению доли гражданского судостроения в объеме выручки к 2030 году до 50% нам понятно, каким образом можно реализовать.

— А что с военным заказом?

— С военным заказом все более или менее стабильно. Мы закончили обсуждение следующей государственной программы вооружения с 2018 по 2025 год. Инфраструктура для строительства такого рода судовых решений у нас подготовлена, очень много было сделано инвестиций в предприятия, которые специализируются на военной технике, тем более, что мы получили неоценимый опыт по модернизации индийского авианосца, который раньше назывался «Горшков» — это была не модернизация, по сути, он строился с нуля. Мы доделывали и переделывали его всего один раз, но цену пересматривали трижды. Когда начинаешь заниматься ремонтом старой квартиры, тебе кажется, что все очень нарядно и мило, а стоит только вскрыть шпаклевку, выясняется, что там тебе нужно стены переделывать. Вот была точно такая же ситуация с этим авианосцем. Когда его пригнали, в трюмах было около 200 тонн мазута разлито по всем помещениям. Корабль был в ужасном состоянии. Но когда поговорили с заказчиком и поняли, что ему нужно, пришлось практически корабль строить заново, в том числе и взлетный трамплин, и системы управления. Проект вышел не в минус, мы сработали все-таки достаточно хорошо. Была неустойка, тем более что на сегодняшний день мы еще находимся в обсуждениях с индийской стороной. Я думаю, что справимся как-нибудь. Тем более, что «Севмаш», который участвовал в этой программе, за последнее время вышел на рекордный уровень строительства новых заказов, которого не было даже в советские годы. И с точки зрения оптимизации на большом объеме, даже получая небольшую маржу, он, тем не менее, смог выйти на закрытие всех убытков прошлых лет. У нас идет постепенное очищение от всего того, что мы имели в 2007 году. Сравните: в 2007 году не было сдано и построено ни одного военного корабля для ВМФ предприятиями ОСК. Выручка была на уровне 49 млрд руб. Сейчас она — 358 млрд руб.

— А с точки зрения экспорта можно говорить о достаточном уровне спроса?

— Да, достаточно большой. Мы не можем комментировать в силу очевидных причин конкретных заказчиков, но мы видим очень хороший и понятный тренд. Стоит только тем кораблям, которые мы строим для российского военно-морского флота, продемонстрировать оружие, как тут же начинает формироваться очередь. Это для нас хорошие новости, поскольку заказов мы видим достаточно много на те решения, которые себя показали, в том числе и в борьбе с террористами в Сирии.

— Все в какой-то момент активно обсуждали авианосец «Адмирал Кузнецов», тот дым, который шел.. В чем же все-таки причина была? Он действительно устаревший?

— Корабль был построен с использованием паровых котлов, которые работают на солярке. Для любого человека, который разбирается в процессах сгорания высокосернистого топлива, совершенно очевидно, что если — это требует некоей регулировки — на больших ходах компенсаторы, которые были протестированы уже в походе, не отрабатывают так, как надо, то топливо не сгорает целиком, и в этом случае серный дым выбрасывается через трубу. Там действительно была маленькая техническая история, которая никоим образом не влияет ни на максимальный ход, ни на что, просто не отрегулировали подачу солярки.

— Теперь говорят, что на его ремонт нужны колоссальные средства, его нужно модернизировать, переделывать.

— Его надо модернизировать, чтобы он еще смог лет 20 спокойно служить. Никакой суперколоссальной модернизации не будет. Речь идет о приведении к текущим требованиям всех основных систем корабля, которые позволят ему эффективно работать с новыми задачами, потому что авианосец изначально был построен под другие тактические задачи и другие доктринные темы. Сейчас мы видим, что он уже выполняет ту роль, которую он не выполнял никогда в жизни. И с этой точки зрения, безусловно, требуется приведение его в то состояние, которое сделает его хорошим, надежным, правильным оружием.

— А такие корабли, как «Мистраль», мы можем строить?

— Конечно, можем. Во-первых, мы попрактиковались на Балтзаводе, когда строили эти «Мистрали».

— А они нам нужны?

— Такие, как «Мистраль», скорее всего, нет — они не учитывали особенности нашего авиационного крыла в полном объеме, некоторым образом представляли из себя неоптимальное решение, исходя из их конструкции. Да, оно эффективно с точки зрения размещения количества единиц военной техники, но вот когда моряки выходили на нем на ходовые испытания, морской болезнью болели даже бывалые «морские волки». Мы, конечно, когда будем строить свое решение, будем учитывать и регионы, в которых мы планируем ходить, и те ограничения, которые технически возникают от использования современного авиационного, вертолетного крыла, десантных групп, которые они должны нести.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение